Патриарх Сергий

Дата публикации или обновления 01.04.2016
  • К оглавлению: Патриархи Всея Руси

  • Патриарх Сергий (в миру Иван Николаевич Страгородский)

    Сохранение строго православного догматико-канонического строя Церкви - историческая заслуга преемника Святейшего Патриарха Тихона, Местоблюстителя Патриаршего престола митрополита (впоследствии Патриарха) Сергия.

    Патриарх Сергий (в миру Иван Николаевич Страгородский) родился 11 января 1867 года в Арзамасе в семье священника. Здесь священствовали его отец и дед, в одном из арзамасских монастырей подвизалась его тетка игумения Евгения. По окончании приходской школы и Арзамасского духовного училища он учился в Нижегородской Духовной семинарии, затем в Санкт-Петербургской Духовной академии. В академии Иван Страгородский очень скоро выделился среди товарищей глубиной знаний и эрудицией. В 1890 году он принял иноческий постриг с наречением имени Сергий (в честь преподобного Сергия, Валаамского чудотворца) и вскоре стал иеромонахом. В 1890 году 23-летний иеромонах Сергий блестяще окончил Духовную академию и мог остаться при ней в качестве стипендиата для работы над магистерской диссертацией. Но, желая потрудиться на ниве Божией, он едет в Японию на пастырское служение в православной миссии. В 1890 г. была написана главная его книга «Православное учение о спасении». В 1893 году он назначен инспектором Московской Духовной академии, в следующем - уже в сане архимандрита - настоятелем русской посольской церкви в Афинах. С1897 по 1899 год он помощник начальника православной духовной миссии в Японии, затем ректор Петербургской Духовной семинарии, позже и академии.

    В 1901 году он был возведен в сан епископа Ямбургского, викария Петербургской епархии. В своей речи при наречении, которая может служить своеобразным эпиграфом к его последующему служению, он сказал: «Внешняя обстановка епископского служения может быть весьма разнообразна. Епископы могут быть в почете и богатстве, могут пользоваться обширными гражданскими правами и преимуществами, но могут быть и в полном бесправии, в нищете и даже в гонении. Все это зависит от причин случайных и внешних, от государственного положения христианства, от народных и общественных обычаев и тому подобного. Но само епископское служение в его сущности всегда и всюду остается одним и тем же апостольским служением. Оно есть «служение примирения», служение пастырское. Быть же пастырем - значит жить болезнью Церкви, нести ее немощи с единственной целью: послужить спасению паствы, умереть, чтобы она была жива. Истинный пастырь постоянно в ежедневном делании своем «полагает душу свою за овцы своя», отрекается от себя, от своих привычек и удобств, от своего самолюбия, готов пожертвовать самой жизнью и даже душой своей ради Церкви Христовой, ради духовного благополучия словесного стада». В 1905 г. преосвященный Сергий был возведен в сан архиепископа и назначен на Выборгскую кафедру, в 1917 году стал архиепископом Владимирским и Шуйским, затем митрополитом Нижегородским. Он был единственным архиереем, оставшимся от дореволюционного состава во вновь образованном Святейшем Синоде под председательством Святейшего Патриарха Тихона.

    Став местоблюстителем Патриаршего престола, митрополит Сергий продолжил линию Патриарха Тихона на укрепление внутреннего единства Церкви в это нечеловечески смутное время и нормализацию отношений Церкви и государства. 10 июня 1926 г. он подает в НКВД заявление с просьбой о легализации церковного управления с приложением проекта обращения к всероссийской пастве, где говорилось: «Мы не можем обойти молчанием противоречия, существующие между нами, православными, и коммунистами, управляющими Союзом. Их целью является борьба против Бога и Его Царствия в сердце народа, в то время как мы усматриваем смысл и цель нашего существования в исповедании веры в Бога и в распространении и укреплении этой веры в сердцах людей. Не обещая примирения того, что непримиримо, и не пытаясь приспособить нашу веру к коммунизму, мы с религиозной точки зрения остаемся теми, кем мы являемся: членами традиционной Церкви. Прогресс Церкви мы понимаем не в приспособлении Ее к «современным требованиям», не в ампутации Ея идеалов, не в изменении Ея правил и учения, но в успехе наших действий, стремящихся вновь зажечь и сохранить в чистоте в сердцах наших верующих при нынешних условиях жизни Церкви и при нынешних обстоятельствах тот же огонь веры и любви Божией, а также научить верующих в зените материального прогресса верно понимать смысл жизни, несмотря на обстоятельства».

    Тогда эту просьбу не удовлетворили, а митрополит Сергий 30 ноября был арестован и переправлен в Москву. После освобождения в конце марта 1927 г. он активизировал работу по нормализации отношений государства с Церковью, для чего в мае собрал совещание архиереев для образования Синода. Временный Патриарший Синод, деятельность которого была разрешена НКВД «впредь до утверждения», предпринял ответственный шаг - опубликовал Обращение («Декларацию митрополита Сергия») от 29 июля 1927 года, где говорится: «Нам нужно не на словах, а на деле показать, что верными гражданами Советского Союза, лояльными к советской власти, могут быть не только равнодушные к православию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные приверженцы его, для которых оно дорого как истина, как жизнь, со всеми его догматами и преданиями, со всем его каноническим и богослужебным укладом. Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской Родиной, радости и успехи которой - наши радости и успехи, а неудачи - наши неудачи. /.../ Мешать нам может лишь /.../ недостаточное сознание всей серьезности совершившегося в нашей стране. Учреждение советской власти многим представлялось недоразумением, случайным и потому недолговечным. Забывали люди, что случайностей для христианина нет, и что в совершившемся у нас, как везде и всегда, действует та же Десница Божия, неуклонно ведущая каждый народ к предназначенной ему цели. /.../ Только кабинетные мечтатели могут думать, что такое огромное общество, как наша Православная Церковь, со всей ее организацией, может существовать в государстве спокойно, закрывшись от власти». Благодаря этому документу Русская Православная Церковь не была окончательно уничтожена богоборческой властью и получила возможность легального осуществления своей миссии в коммунистическом государстве, это же послание на долгие десятилетия стало камнем преткновения для тысяч верующих и побудило отколоться от Московской Патриархии Зарубежную и Катакомбную Церкви.

    Подлинный патриотизм Русской Православной Церкви проявился в годы Великой Отечественной войны, ставшей временем необычайного религиозного подъема. В первые же дни войны митрополит Сергий обратился к верующим с призывом встать на борьбу с врагом. Среди воинов, павших на полях сражений, были миллионы православных, и Церковь освящала их жертвенное служение Родине, вдохновляя духовных чад словами Христа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15,13). Зимой 1941 г., когда немцы подошли к Москве, страна была на грани катастрофы. Но Господь не оставил «достояние Свое»... С представителями Русской Церкви и советским правительством связался Митрополит гор Ливанских Илия, горячий молитвенник за Россию, через которого явлена была воля Божия и определение судьбы страны. Он описал явление ему после трех суток молитвенного бдения Божией Матери, Которая повелела ему передать определение Божие для страны и народа Российского: для спасения страны от врага должны быть открыты во всей стране храмы, монастыри, духовные академии и семинарии; священники должны быть возвращены с фронтов и из тюрем и начать служить; чудотворную икону Казанской Божией Матери надо обнести крестным ходом вокруг Ленинграда, совершить перед ней молебен в Москве, затем она должна быть в Сталинграде и идти с войсками до границ России (сообщающие об этом письма и телеграммы в Москву митрополита Илии (Салиба) и теперь хранятся в архивах). Было открыто 20000 храмов Русской Православной Церкви, возобновлены Троице-Сергиева лавра и Киево-Печерская лавра, многие монастыри, открыты духовные семинарии, академии. Многие крупные битвы предварялись крестными ходами с чудотворными иконами, часто перед наступлением священники служили молебны, солдат кропили святой водой. Чудотворная икона Тихвинской Божией Матери была обнесена вокруг Москвы самолетом.

    Во время блокады в Ленинграде совершали крестные ходы с Казанской иконой Божией Матери, затем святыню перевезли в Сталинград, где перед ней непрестанно совершали молебны; не смог враг столкнуть наших воинов с маленького пятачка у Волги («Малой земли»), ибо там находилась Казанская икона; знаменитая Сталинградская битва началась с молебна перед святыней. Келейник митрополита Сергия архимандрит Иоанн (Разумов) - впоследствии митрополит Псковский и Порховский - вспоминал, что в дни решающих боев за Сталинград владыка особенно горячо молился о победе русского воинства. В ночь на 2 февраля 1943 г. владыка Сергий, пересилив неожиданно приковавший его к постели недуг, поднялся с помощью келейника, с трудом положил три поклона, воссылая благодарение Богу, и сказал: «Господь воинств, сильный в брани, низложил восстающих против нас. Да благословит Господь людей своих миром! Может быть, это начало будет счастливым концом». Утром по радио передали весть о разгроме немецких войск под Сталинградом.

    8 сентября 1943 года в Москве состоялся Собор епископов Русской Православной Церкви, на котором Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий был избран Патриархом Московским и всея Руси. 12 сентября состоялась интронизация нового Предстоятеля Русской Православной Церкви. Патриарх Сергий восстановил молитвенно-каноническое общение между Русской Православной Церковью и Православной Церковью Грузии, укрепил традиционную связь с Церквами православного Востока. С 1943 года вновь начал регулярно выходить издававшийся ранее «Журнал Московской Патриархии». Особенно Патриарх Сергий заботился о возрождении духовно-учебных заведений, так как с открытием храмов стала ощущаться острая нужда в священнослужителях.

    Святейший Патриарх Сергий скончался 15 мая 1944 года. На отпевание Первосвятителя стеклась многотысячная толпа православных, запрудившая все примыкающее к Богоявленскому кафедральному собору пространство. Святейший был погребен в Никольском приделе патриаршего храма.

    В начало

     
    Rambler's Top100