Патриарх Пимен

Дата публикации или обновления 01.04.2015
  • Патриарх Иов
  • Патриарх Гермоген
  • Патриарх Филарет
  • Патриарх Иоасаф I
  • Патриарх Иосиф
  • Патриарх Никон
  • Патриарх Иоасаф II
  • Патриарх Питирим
  • Патриарх Иоаким
  • Патриарх Адриан
  • Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси
  • Патриарх Сергий
  • Патриарх Алексий I
  • Патриарх Пимен
  • Патриарх Алексий II
  • Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
  • Патриарх Пимен


    Патриарх Пимен

    Патриарх Пимен (в миру Сергей Михайлович Извеков) родился 23 июля 1910 года в г. Богородске (сейчас Ногинск) Московской губернии в семье служащего. Духовной закваской, определившей глубокую религиозность Сергия Извекова и выбор им жизненного пути, стала православная традиция провинциального города и родной семьи. Воспитывался Сергей в строгой атмосфере, проводил часы за чтением книг, молитвами. В доме было много духовной литературы, и мать часто читала маленькому сыну вслух. В Богоявленский собор г. Богородска, прихожанами которого были Извековы, часто приносили для поклонения чтимые святыни из других мест. В семье особо чтился Владимирский образ Богородицы, благоговение перед этой святыней и любовь к Божией Матери будущий Патриарх пронес через всю жизнь, и интронизация его совершилась именно в день празднования Владимирской иконы Богоматери. В памяти Патриарха Пимена навсегда запечатлелось его первое посещение Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, куда его, восьмилетнего, привезла мать для первой исповеди и причастия. Уже будучи митрополитом, в одной из проповедей он сказал: «Оглядываясь на недавнее свое служение, я, куда ни посмотрю, везде вижу 14 ощущаю целительный и благодатный дух подвижников Сергиевой Лавры или отверстые для моего сердца врата, ведущие к московским святыням. Я всегда вижу мерцание неугасимых лампад перед мощами преподобного Сергия Радонежского и святителя Алексия.... Отрадой и утешением служат для меня воспоминания о том, как, бывало, в дни недоумений и печалей я сам искал помощи у гробниц этих святых угодников Божиих».

    В городской школе Сергей всегда был одним из лучших учеников. Праздничные и свободные от учебы дни он проводил в храме: читал и пел на клиросе, был иподиаконом у епископов Богородских Никанора и Платона. В 1923 году школьника Сергия Извекова, обладавшего прекрасным голосом, пригласили петь в архиерейском хоре Богоявленского собора, и здесь он прошел теоретическую подготовку под руководством профессора Александра Воронцова и его помощника Евгения Дягилева, так что вскоре уже сам управлял хором своих сверстников при паломнических поездках по святым местам России. После окончания школы в 1925 году юноша переехал в Москву и вскоре в Сретенском монастыре был пострижен в рясофор с именем Платон. Некоторое время он управлял церковными хорами в московских храмах. В1927 году 17-летний инок стал мантийным монахом в еще не разогнанном тогда скиту Троице-Сергиевой лавры в честь Святого Духа. Спустя тридцать лет архимандрит Пимен в слове перед своей архиерейской хиротонией вспомнит это незабываемое для себя событие: «В одном из самых уединенных скитов лавры, в пустыни Святого Духа Параклита, состоялось мое пострижение в монашество, и там проходили первые шаги моего монашеского искуса, "вся вменяющего во уметы, да Христа приобрящу". Здесь же я насыщался от сладостной трапезы бесед и наставлений, исполненных глубокой мудрости, огромного опыта и духовной настроенности, всегда любвеобильного и благостного приснопамятного наместника лавры архимандрита Кронида, много добрых семян посеявшего в мою душу».

    Монах Пимен (в честь древнего подвижника египетской пустыни прп. Пимена Великого) был регентом в Богоявленском кафедральном соборе, что в Дорогомилове. В июле 1930 года архиепископом Звенигородским Филиппом (Гумилевским) он был рукоположен во иеродиакона, а в январе 1931 г. во иеромонаха. В течение нескольких лет иеромонах Пимен проходил пастырское служение в Москве.

    Великая Отечественная война застала иеромонаха Пимена в местах лишения свободы, откуда он по собственному заявлению был направлен на фронт и служил в армии в качестве связиста. Однажды подразделение, к которому он принадлежал, попало в окружение. Спасение пришло, по его словам, от Самой Божией Матери: он увидел на тропе неожиданно появившуюся плачущую женщину, подошел спросить о причине слез и услышал: «Идите прямо по этой тропе и спасетесь». Войсковой командир, которому отец Пимен передал сказанное, внял совету, и воины действительно вышли из окружения.

    Вскоре после окончания Великой Отечественной войны началась напряженная и многотрудная административная и хозяйственная деятельность иеромонаха, игумена, архимандрита, архиерея и, наконец, Патриарха Пимена.

    К окончанию войны иеромонах Пимен был священником Благовещенского собора г. Мурома, затем последовало служение в должности казначея одесского Ильинского монастыря. В 1947 году иеромонах Пимен был возведен в сан игумена и вскоре перешел в Ростовскую епархию, где занимал должности секретаря епископа, члена епархиального совета, ключаря кафедрального собора Рождества Богородицы. В конце 1949 г. указом Святейшего Патриарха Алексия I игумен Пимен назначен наместником Псково-Печерского монастыря. Келейник Патриарха Пимена, впоследствии епископ Новосибирский Сергий (Соколов), вспоминал: «Весть о новом назначении застала его врасплох. Ничего не зная о мужском монастыре в городе Печоры, где-то на границе России и Эстонии, в районе, где совсем недавно шли сражения и было множество разрушений, он тяжело переживал предстоящие перемены в своей жизни. ...Впереди предстояла большая работа, связанная с налаживанием в монастыре уставной жизни, ведением строительства разрушенных храмов, помещений и стен. Однако то, с чем пришлось встретиться новому игумену монастыря, во много раз превзошло самые худшие его опасения, и уж, конечно, без помощи Божией вряд ли можно было добиться каких-либо положительных результатов. Проблемы были и внутренние и внешние. ...Проблемой, которая постоянно стояла на повестке дня, была жгучая ненависть светских властей к монастырю, выливавшаяся как в постоянные мелкие, но досадные конфликты, так и. в регулярные попытки закрыть монастырь».

    Протоиерей Евгений Пелешев, бывший в то время послушником обители, рассказывает: «...Главная его заслуга была, конечно, в священнослужении. Он так вдохновенно служил в храме (а особенно - литургию), что нам, монахам и прихожанам, можно было молиться и молиться без конца. Любую его проповедь можно было слушать, услаждаясь каждой фразой. ...Слава о монастыре и его настоятеле разошлась по всей России, и паломники, особенно летом, стали собираться в обитель сотнями, а впоследствии и тысячами. ...Народ любил его за прекрасные одухотворенные службы, а особенно - за удивительные проповеди. Храмы, когда он служил, всегда были переполнены молящимися, а проповеди его приходили слушать даже совершенно нецерковные, неверующие люди. Кроме исключительных своих достоинств как священнослужителя, игумен Пимен был хорошим организатором и хозяйственником. Он вникал в каждое дело, его можно было видеть ежедневно на всех рабочих объектах монастыря, ...он старался принимать участие в любом, самом тяжелом монастырском послушании. Он был талантлив во всем. Он составил, например, акафист всем преподобным отцам и матери Вассе Псково-Печерским. В монастыре читали этот акафист каждую среду». Известно, что знаменитый старец Симеон (Желнин), ныне прославленный в лике святых, предсказал тогда архимандриту Пимену его патриаршее служение.

    С 1954 по 1957 год архимандрит Пимен - наместник Троице-Сергиевой лавры. Так же, как и в Псково-Печерском монастыре, он провел крупные реставрационные работы в соборах, заботился о благоустройстве лавры; при нем в трапезном храме были построены два новых придела - во имя свт. Иоасафа Белгородского и прп. Серафима Саровского. В 1957 г. архимандрит Пимен был хиротонисан во епископа Балтского и в конце того же года стал викарием Московской епархии - епископом Дмитровским. В речи при наречении во епископа он сказал: «Я же свое избрание на епископское служение с глубоким смирением и послушанием принимаю как волю Божию и твердо верю в то, что вседетельная благодать Святого Духа коснется меня через возложение Ваших святительских рук и укрепит меня на великое служение Церкви Божией, помогая ходить достойно звания, в которое я призван. Тогда малые крупицы духовного хлеба, преломленные во благословении, смогут напитать через меня тысячи алчуших душ».

    В июле 1960 г. епископ Пимен был назначен управляющим делами Московской Патриархии, в марте 1961 г. занял Тульскую кафедру, в ноябре 1961 г. стал митрополитом Ленинградским и Ладожским, а в октябре 1963 г. - Крутицким и Коломенским.

    После кончины Патриарха Алексия I Поместный Собор Русской Православной Церкви в 1971 г. возвел митрополита Пимена на Патриаршую кафедру. Главной особенностью личности Патриарха Пимена была его любовь к молитве. Москвичи хорошо помнят его вдохновенное чтение Великого канона преподобного Андрей Критского, дивное пение светильна «Чертог Твой вижду, Спасе мой», его чтение по пятницам акафиста перед иконой Божией Матери «Нечаянная Радость» в храме Илии пророка в Обыденском переулке. Недаром «великим молитвенником» назвал Патриарха Пимена схиархимандрит Софроний (Сахаров).

    В 70-х гг. церковная жизнь оставалась относительно стабильной и протекала без потрясений, подобных тем, какие выпали на ее долю в годы хрущевских гонений. Государственная политика по отношению к Церкви оставалась в основных своих чертах неизменной: жесткий, тотальный контроль за всеми проявлениями церковной жизни, противодействие попыткам расширить сферу дозволенного для Церкви, - но без массовых репрессий против духовенства или верующих, без массового закрытия церквей и шумных пропагандистских атеистических кампаний. За пять лет, с 1971 по 1975 годы, число приходов Русской Православной Церкви с 7274 сократилось до 7062, в 1976 г. насчитывалось только 7038 приходов. В среднем закрывалось по 50 приходов в год. В последующие пять лет темпы были снижены, закрывалось до шести приходов ежегодно, и в 1981 г. Церковь насчитывала всего лишь 7007 приходов.

    Конечно, в своей пастырской деятельности Патриарх испытывал сильнейшее давление со стороны коммунистической власти. В книге его бывшего келейника епископа Сергия (Соколова) читаем: «Рассказывал он, как еще будучи митрополитом, во время хрущевских гонений на церковь, однажды выполнял секретное послушание покойного Патриарха Алексия (Симанского). Как известно, тогда были закрыты десятки храмов и монастырей, возвращенных верующим в послевоенные годы. Там, где верующие не хотели уступать атеистам, последние часто применяли грубую силу, избивая священников и монахов. Так было в Почаевской Лавре, куда однажды и попросил Патриарх Алексий срочно съездить из Одессы владыку Пимена. Цель поездки - получить правдивую информацию о положении монастыря из уст очевидца - была успешно достигнута, благодаря внезапной ночной поездке на предоставленной Патриархом машине. Неожиданное появление митрополита в Почаеве вызвало сильный переполох среди изолгавшихся безбожников. По двору еще действующего монастыря бегали городские чиновники и срывали красные полотна с оскорбительными для верующих текстами. Митрополит в тот же день вернулся к Патриарху, предоставив ему правдивую информацию, ставшую предметом серьезного разговора с правительством. ...Слушая эти рассказы Патриарха, я постоянно чувствовал, что он многого не договаривает... И самое главное - не говорит о том, что он находится в положении «птицы в золотой клетке». Конечно же, он переживал это. Переживал, что не может по своему желанию посещать епархии нашей Церкви. Зная, что встрече с ним будут всегда рады миллионы верующих в самых далеких уголках России, он иногда даже пытался планировать кое-какие поездки, но все это заканчивалось плачевно. Зарубежные же поездки, которые носили чисто протокольный характер, не могли принести удовлетворения его пастырским побуждениям. Да и то, как устраивались эти выезды, кто сопровождал Первосвятителя, - тема для особого разговора, скажу только, что «золотая клетка» за границей становилась более прочной и роскошной. По бывшему Советскому Союзу Патриарх путешествовал только по одному выверенному маршруту: Москва - Одесса. Однажды у Святейшего Патриарха появилась, казалось бы, уникальная возможность посетить епархии, расположенные на берегу Волги. Верующие Углича, Ярославля, Костромы, Ульяновска, Чебоксар, Куйбышева, Волгограда и Астрахани могли бы получить первосвятительское благословение. Но не тут-то было! Путешествие по Волге на теплоходе было организовано столь секретно, что даже я о нем ничего не знал и остался, таким образом, на «берегу».

    Позже Святейший сам рассказывал мне об этом отдыхе на теплоходе, с горечью заметив, что было сделано все со стороны его светских «помощников», чтобы он не встретился с паствой. В местах стоянки ему давали автомобиль на пристани, светского гида, дабы можно было познакомиться с местными достопримечательностями... В Ульяновске Патриарх попросил отвезти его в местный храм, помня, что в этом городе во время войны в эвакуации находилась Патриархия. Каково же было его удивление, когда экскурсовод отказала ему в просьбе, заметив, что город славен Ленинским мемориалом и домом-музеем Ульяновых, что по программе и полагается посетить. Патриарх любезно отказался от этой программы и вернулся на корабль. ...Архиепископу Чебоксарскому и Чувашскому Вениамину, владыке, известному своей глубокой духовностью и истинно христианским смирением, пришлось пережить немало неприятностей от властей за то, что он, узнав о проплывающем мимо Патриархе, поспешил выйти ему навстречу».

    На последние годы предстоятельства Патриарха Пимена пришлось начало возрождения церковной жизни. Церковь получила право юридического лица в государстве, был принят новый Устав, дающий больше юридических прав священникам, была смягчена налоговая политика. Началось возвращение закрытых и поруганных храмов и монастырей. С 1985 до 1990 г. было открыто более 4000 новых приходов. Церковь получила возможность широко развернуть издательскую и благотворительную деятельность.

    Тысячелетний рубеж истории Русской Православной Церкви, ставший для нее переломным, для ее Первосвятителя стал также и рубежом его собственного жития. 8 октября 1988 года, в день памяти преподобного Сергия Радонежского, медики поставили уже несколько лет тяжко болевшему Святейшему Патриарху страшный диагноз и предложили операцию, предрекая в противном случае близкую и мучительную смерть. Он наотрез отказался, но прожил, вопреки медицинским прогнозам, еще полтора года. 3 мая 1990 года, на 80-м году жизни, через несколько часов после причащения Святых Христовых Тайн, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен мирно отошел ко Господу на руках у своего келейника архимандрита Сергия (Соколова). Отпевание Святейшего совершалось в Богоявленском кафедральном Елоховском соборе при огромном стечении народа, который заполнил прилегающие к храму площадь и переулки. Погребен Первосвятитель был в крипте Успенского собора Троице-Сергиевой Лавры, возле могилы его предшественника, Патриарха Алексия I.

    В начало

    336x280
    Православный интернет-магазин
     
    Rambler's Top100