Иона Пешношский

Дата публикации или обновления 15.12.2016
К оглавлению: Жития святых

Блаженный Иона Пешношский.

Жизнеописание замечательного подвижника Николо-Пешношского монастыря - блаженного монаха Ионы. По молитве к нему Господь не раз посылал облегчение в скорбях и болезнях, особенно детям и младенцам. Поэтому в день памяти блаженного - 15 июня ст.ст. / 28 июня н.ст. - в обитель собиралось великое множество богомольцев, ищущих его небесного покровительства.

К несчастью, в наши дни мы не можем молиться у мощей блаженного - они почивают под спудом (под полом) Никольского собора, вход в который для богомольцев запрещен: древний собор уже не один десяток лет занят пищеблоком психоневрологического интерната...

Революционные события начала XX века помешали канонизации блаженного пешношского подвижника - в то время все смешалось и в церкви, и в государстве - посему и в наши дни юродивый монах Иона не причислен к лику святых. Хотелось бы надеяться, что это совершится в недалеком будущем. Пусть же это жизнеописание станет первым шагом к прославлению святого!

Пешношская обитель с особенной любовью и благоговением чтит память почивающего в ней блаженного монаха Ионы. Представляем здесь краткое сказание о его подвигах.

Жизнь блаженного Ионы до его пострижения осталась неизвестной. Несомненно только то, что он пострижен был около 1730 года в Троицкой Сергиевой лавре. Здесь после пострижения он избрал для своего спасения юродство Христа ради.

Тогдашний настоятель лавры не потерпел его юродства и выслал на жительство в Пешношский монастырь, тогда приписанный к лавре, при строителе Исааке. Здесь он находился несколько лет и проживал то в монастыре, то вне его. Была у него ископана тесная пещера для убежища (от монастыря на северо-запад, близ Предтеченской часовни, на берегу речки Благинки), здесь он обитал в безмолвии; убегая праздности, он занимался рукоделием, плел лапти и, сидя близ дороги, раздавал их проходящим. Приходил иногда и в монастырь к церковной службе, но останавливался всегда у западных дверей и стоял в безмолвии (в храме он бывал только для исполнения необходимых христианских обязанностей). Когда его спрашивали, зачем он не входит внутрь церкви, отвечал: «поклеплют книгою». Вероятно, этими словами он хотел выразить, что кто более знает, тот должен более и отвечать на суде Божием.

Иногда, приходя в зимнее время в монастырь, влезал в горячую печь в поварне, впрочем не столько для того, чтобы отогреться, сколько для того, чтобы почувствовать на себе тяжесть адских мучений. Старожил К. рассказывал, что в детских годах бегали они за Ионою, когда он юродствовал по селам и деревням, бросали в него каменьями, гонялись за ним с криком и делали разные насмешки. Архимандрит Сергиевской лавры Варлаам, приезжая по разным случаям в Пешношский монастырь, всегда спрашивал о здоровье Ионы, и весьма его любил, называя Ионушкою, и занимался с ним беседами. В одно время прибыл архимандрит и потребовал к себе Иону, но того не могли нигде найти, куда-то скрылся. Опечаленный архимандрит, в сильном огорчении, потребовал к себе возвратившегося в то время из села Рогачева нетрезвым иеродиакона, по прозванию Шурыгу, и по долгу высшей власти велел было наказать его, по тогдашнему времени, телесно.

В ту минуту предстал им Иона и в притворном гневе заставлял иеродиакона скорее раздеваться. Архимандрит, обрадованный приходом к нему Ионы, простил иеродиакона и занялся разговорами с юродивым старцем. Однажды Иона, по обыкновению своему, долго не являлся в обитель, да и в пещере не было его: безвестность о нем заставила живущих в монастыре иноков беспокоиться, и положили, что он заблудился в пустынных лесах и болотах; приказано было гораздо дольше во все колокола звонить, в ожидании, что юродивый, услышав звон, по звуку из лесов выйдет к монастырю. Но Иона не являлся. Расспрашивали крестьян окрестных селений о нем, но вероятных известий не было. Уже наступила осень, выпал снег, и настали зимние морозы.

В это время один охотник, следя зайцев в дачах помещика Вахрамеева, на лай своей собаки зашел в Раменский густой лес. Там увидел он под деревом тело умершего юродивого, как бы живое, вокруг которого земля на некоторое пространство обтаяла и высохла. Тело его было ничем невредимо и казалось живым. Охотник, узнавши Иону по его смиренной одежде, в которой он всегда ходил до смерти, сообщил о нем в монастырь. Братия, услышав это, пошли с охотником, взяли оттуда тело блаженного и предали христианскому погребению на южной стороне, около стены соборной паперти. Было это в 1737 году.

По преставлении своем блаженный Иона многим является во сне, иногда даже с повелением отслужить панихиду на его могиле. Из ближних и дальних стран являются в обитель почитатели его памяти, служат панихиды с упованием на его предстательство и по вере получают исцеления. Особенно много источается милости Божией при его гробе над страждущими младенцами. Вскоре после его погребения, над его могилою на стене сделано было точное его изображение (в одной свитце, в камилавке, без сандалий, опоясанный ремнем и с четками в руках).

В 1806 году при постройке новой паперти вокруг собора виден был гроб деревянный его гроб, он остался не тронут с места. Архимандрит Макарий приказал, не касаясь гроба, свести над ним арку и возвести стену, что и было исполнено. По окончании строения, над могилою положили белый камень наравне с полом.

В сороковых годах XIX столетия было сказано несколько слов о его подвигах в светской литературе (Маяке и Московских Губернских Ведомостях).

В 1847 г. напечатано его изображение в нескольких тысячах экземпляров. В 1877 году на месте его подвигов в лесу устроена часовня.

Эта повесть о юродивом Ионе была собрана от разных достоверных старожилов, старанием иеромонаха Паисия, бывшего строителем на Махре, на Пешноше же пустынником и великим рачителем, который и преставился после многотрудной и жестокой болезни, в добром христианском исповедании, 1838 года, в июле месяце, в 40 летах жизни своей.

Паломник, желающий посетить сегодня место подвига блаженного Ионы, может увидеть остатки его землянки около моста через речку Благинку. Сам же святой почивает под спудом в монастыре, в Никольском соборе.

В начало

 
Rambler's Top100