Иоанно-Предтеченский женский монастырь в Москве

Дата публикации или обновления 01.02.2015

Иоанно-Предтеченский женский монастырь.

Адрес Иоанно-Предтеченского женского монастыря: 109028, г. Москва, Малый Ивановский переулок, д. 2.
Телефоны Иоанно-Предтеченского монастыря: (495) 624-92-09, 624-01-50.
Сайт Иоанно-Предтеченского женского монастыря: http://ioannpredtecha.ru

Иоанно-Предтеченский женский монастырь

История монастыря до революции

Иоанно-Предтеченский монастырь, выстроенный во имя проповедника покаяния, возвестившего явление Христа Спасителя в мир, находится в самом центре Москвы, вблизи от Кремля. Обитель расположена в части Москвы, называемой Белым городом; она дала название и самой местности — «Ивановская гора». Монастырь считается одним из древнейших в Москве. Иоанно-Предтеченский монастырь первоначально был мужским и существовал с начала XV века на другом берегу Москвы-реки — в Замоскворечье, в районе современной Пятницкой улицы.

Первое известие о Московском Ивановском монастыре содержится в летописях под 1415 годом при описании чуда, сопровождавшего рождение великого князя Василия II Темного. В 1530-е годы после рождения у Василия III долгожданного наследника — будущего царя Иоанна Васильевича, был перенесен на Кулишки. Здесь на новом месте, при сохранении старого посвящения, монастырь стал женским.

Иоанно-Предтеченский женский монастырь

На Кулишках, на нынешнем месте монастырь существовал уже в начале XVI века. Древность монастыря подтверждает архитектура его соборного храма, существовавшего до его разборки в 1859 году. Это был бесстолпный одноглавый храм, с тремя сильно выдвинутыми к востоку апсидами; в его архитектуре присутствовали три притвора, придававших его плану крестообразность. Собор Ивановского монастыря был построен одним из итальянских мастеров, работавших в Москве в 1510—1530е годы.

Во второй половине XVI века собор Ивановского монастыря был обновлен, видимо, на средства царя Иоанна Васильевича IV (Грозного). Монастырь, посвященный ангелу царя Иоанна Васильевича — св. Иоанну Предтече, не имел вотчин и поместий и содержался исключительно на государеву денежную и хлебную ругу.

Иоанно-Предтеченский женский монастырь, колокольни и храм св. кн. Владимира в Старых Садех
Колокольни монастыря и храм св. кн. Владимира в Старых Садех.

При царе Михаиле Феодоровиче и царице Евдокии Лукьяновне к Ивановскому монастырю в день Усекновения главы Иоанна Предтечи 29 августа совершались праздничные выходы царя. В эти годы в монастыре подвизалась блаженная схимонахиня Марфа, в миру — девица Дария. Царица Евдокия знала и почитала Марфу. В начале 1640-х годов был значительно увеличен монастырский собор. С запада, к храму первой трети XVI века пристроили трапезную с приделом свт. Николая Чудотворца. Ее строительство было окончено к 1642 году. Тогда же, видимо, возвели и каменную колокольню, на которую повесили новый колокол, слитый по повелению царя Михаила Федоровича.

Собор Усекновения главы Иоанна Предтечи в Иоанно-Предтеченском монастыре
Собор Усекновения главы Иоанна Предтечи в Иоанно-Предтеченском монастыре.

Праздничные выходы в монастырь совершались и при царе Алексее Михайловиче. Вероятно, выходы 29 августа к празднику в Ивановский монастырь стали снова более регулярными при царе Иоанне Алексеевиче, брате и соправителе Петра I, именины которого праздновались 29 августа. Царевич родился с 26 на 27 августа 1666 года, а 29 августа был совершен выход его отца, царя Алексея Михайловича в Ивановский монастырь, где была отслужена праздничная литургия и молебен. В этот день крестный ход в монастырь из Кремля был особенно торжественным. Государь провожал в обитель обновленный царскими мастерами храмовый образ св. Иоанна Предтечи.

Иоанно-Предтеченский женский монастырь

Ежегодные посещения Ивановского монастыря московскими государями совершались не только 29 августа. В течение Пасхи государи совершали обходы московских монастырей, в том числе и Ивановского. Во время этих обходов раздавалась милостыня и пасхальные яйца.

Ивановский монастырь был не только ружным царским богомольем. Для многих княжеских и служилых московских семей он выполнял функции родовой обители, куда представители этих семейств делали вклады, здесь они хоронили своих умерших сродников. Известно также, что представительницы этих княжеских и дворянских семейств постригались в Ивановском монастыре.

Иоанно-Предтеченский женский монастырь, часовня Иоанна Предтечи
Часовня Иоанна Предтечи.

К концу XVII века монастырский ансамбль окончательно сложился. Его территория была окружена каменной оградой, сменившей деревянный забор. В конце столетия над каменными Святыми вратами вкладчиком монастыря Василием Савичем Нарбековым была построена надвратная церковь Происхождения честных древ Животворящего Креста Господня. В центре монастыря находился собор, вокруг которого располагался некрополь; здесь были захоронены вкладчики и сестры монастыря.

Иоанно-Предтеченский женский монастырь, часовня Иоанна Предтечи
Часовня Иоанна Предтечи.

Изменения, коснувшиеся в XVIII столетии всей монастырской жизни, начались для Ивановского монастыря с перестройки келий. Указ Петра I 1701 года о замене в монастырях деревянных келий каменными повлек за собой строительство их в Ивановском монастыре за счет казны. В течение первой трети XVIII века начинает постепенно меняться социальный состав монашествующих. На смену игумениям из дворянских семейств приходят игумении, происходящие из духовенства и купечества. Первой такой игуменией стала м. Елена (Протопопова), избранная в 1733 году настоятельницей из сестер Ивановского монастыря. Она была дочерью священника храма Трех Святителей на Кулишках.

Неожиданно в конце царствования императрицы Елизаветы Петровны появилась угроза закрытия Ивановского монастыря. Четвертого июля 1760 года был дан именной указ императрицы об устройстве в Москве Дома призрения «заслуженных людей жен во вдовстве, а дочерей в сиротстве и бедности, покровительства и пропитания не имеющих». Для обустройства Дома призрения был выбран Ивановский монастырь. Последовавшая вскоре кончина императрицы Елизаветы Петровны остановила роковое для монастыря предприятие.

Как и в другие обители, в Ивановский монастырь отправляли под надзор по императорскому указу особ, нарушивших нравственные законы, по которым жило русское общество XVIII века. Случалось, присылали сюда для вечного содержания и настоящих преступниц. Но в монастырь по указу отправляли на жительство не только преступников. Монастырь принимал лиц, присутствие которых было нежелательно в миру для власть придержащих. Так, в царствование Екатерины Великой, как считают, в 1785 году, при игумении Елисавете, в монастырь по Императорскому указу поступила насельница, монахиня Досифея, бывшая, дочерью императрицы Елизаветы Петровны от тайного, но законного брака с Алексеем Григорьевичем Разумовским.

В 1811 году в монастыре вместе с игуменией Елпидифорой было 17 постриженниц. Эти насельницы во главе с игуменией Елпидифорой стали свидетелями вторжения в Москву французов, пожара монастыря и его разграбления. Но часть ризницы успели отправить в Вологду. Во время пожара от огня не пострадала только соборная церковь. Игумения с сестрами оставались в обители, и лишь когда их жизни стала угрожать прямая опасность, удалились в Покровский Хотьков монастырь. После изгнания французов многие церкви, сильно пострадавшие от пожара и оставшиеся после него с малым количеством прихожан, были упразднены и приписаны к другим, а некоторые, из-за невозможности восстановления, разобраны. Та же участь ожидала московские городские монастыри с небольшим штатом, здания которых пришли в ветхое состояние. Ивановский монастырь не разобрали, но его, как и Георгиевский девичий, и Крестовоздвиженский мужской, было решено упразднить, а монастырский собор превратить в приходскую церковь. Монахинь Ивановского монастыря решено было расселить по московским монастырям: Зачатьевскому, Новодевичьему монастырю, Рождественскому, Вознесенскому и Страстному. Опустевшие здания монастыря были необходимы городу для размещения оставшихся без крова после опустошительного пожара 1812 года. В бедственном положении оказались и служащие Синодальной типографии. После вывода монахинь в другие монастыри было решено в освободившихся келиях и в игуменских покоях расселить служащих типографии.

Несмотря на упразднение обители, число постоянных ее почитателей и жертвователей не уменьшалось. Так, одна из вкладчиц монастыря Екатерина Петровна Толмачева в 1816 году завещала 25 икон, украшенных серебряными ризами с тем, чтобы из них на ее средства был сделан иконостас. Ее завещание подтолкнуло прихожан и причт храма к переносу престола Казанской иконы Божией Матер из разоренной надвратной церкви в бывший соборный храм. Здесь, в трапезной, где находилась зимняя церковь свт. Николая Чудотворца, они решили устроить на средства, завещанные Толмачевой, зимний Казанский придел для служения зимой ранней литургии.

Промыслительно, что сама идея возрождения Ивановского монастыря пришла из Зачатьевского монастыря, куда в 1813 году переселились трое из последних ивановских монахинь. Одна из сестер Зачатьевского монастыря, Алевтина, пришла в дом Елизаветы Алексеевны Зубачевой, которая была родом из известной московской купеческой семьи Мазуриных. Зачатьевская монахиня подала ей мысль стать возобновительницей Ивановского монастыря.

В том, что Зубачева не оставила этот благой помысел, большую роль суждено было сыграть ее невестке Марии Александровне Мазуриной, жене ее покойного брата Николая Алексеевича. Именно она устроила встречу Зубачевой с выдающимся святителем XIX столетия, митрополитом Московским и Коломенским Филаретом (Дроздовым). Непосредственное участие святителя в самом замысле возрождения обители определило ее устав и жизнь. Владыка благословил восстановление монастыря по общежительному уставу. К тому времени в Московской епархии уже были созданы женские монастыри с общежительным уставом: Аносин Борисоглебский монастырь в 1823 году, Троице-Одигитриева Зосимова женская пустынь в 1826 году, Спасо-Бородинский монастырь в 1830 году, Спасо-Влахернский монастырь в 1854 году, Крестовоздвиженское сестричество с общежительным уставом в 1856 году. Следующим в этом ряду предстояло стать Ивановскому монастырю. Его штат должен был состоять из 25 монахинь и 25 послушниц, причт монастыря — из двух священников, одного диакона и двух причетников. Макарова высказала намерение устроить в монастыре больницу с церковью и кельями престарелых монахинь. По мысли святителя Филарета, в новом монастыре следовало открыть больницу и училище для девиц духовного звания. Елизавета Алексеевна намеревалась пожертвовать на возобновление монастыря 600 тысяч рублей.

Владыка предложил разделить капитал на две половины: одну потратить на восстановление самого монастыря, а на другую приобрести дома в Москве, на доход от которых содержать в будущем монастырь и благотворительные учреждения. В разговоре владыки Филарета с Макаровой-Зубачевой был не только определен характер монашеской жизни будущего общежительного Ивановского монастыря, но и фактически его будущий архитектурный ансамбль.

В следующем, 1857 году у Макаровой-Зубачевой случился легкий удар, после которого она составила завещание, по которому передавала все свое движимое и недвижимое имущество, включая драгоценности, лошадей, экипажи для устроения монастыря. Ее душеприказчица Мария Александровна Мазурина должна была продать имущество, а затем всю сумму употребить на восстановление монастыря. 31 марта 1858 года Елизавета Алексеевна умерла.

Ее погребение было совершено на Ваганьковском кладбище митрополитом Филаретом. С этого момента дело восстановления монастыря полностью взяла на себя М.А.Мазурина, которая под духовным водительством митрополита Филарета воплотила в жизнь замысел Е.А. Макаровой-Зубачевой. В феврале 1859 года митрополиту Филарету был представлен проект приспособления зданий Ивановского монастыря для новой обители.

Проект архитектурного ансамбля монастыря был заказан известному московскому зодчему того времени Михаилу Дормидонтовичу Быковскому (1801—1885), уже построившему храмы и колокольни во многих московских монастырях.

Практически вся деятельность Быковского осуществлялась во время правления митрополита Филарета. Вероятно, сам святитель благословил М.А.Мазурину обратиться к этому московскому зодчему. В ансамбле Ивановского монастыря, прежде всего, нашел отражение главный принцип монашеского общежития — нестяжание и отвержение своей воли. Вся жизнь сестер, не имевших собственности, равных и в одежде, и в условиях жизни, должна была проходить под руководством настоятельницы. М.Д.Быковский создал единый корпус так, чтобы вся жизнь монастыря проходила в одном месте, — двух соединенных друг с другом корпусах. Горожанин, вошедший в монастырь, оказывался во дворе, окруженном со всех сторон одноэтажными галереями.

Торжественная закладка собора с больничным храмом прп. Елизаветы Чудотворицы была совершена 3 сентября 1860 года. При строительстве собора произошло одно знаменательное для истории Ивановского монастыря событие — обретение мощей блаженной схимонахини Марфы. Гробница, существовавшая в старом соборе, была разобрана и мощи перенесены в существующую и поныне часовню, где они находились во время всего строительства нового соборного храма. В 1875 году мощи блаженной Марфы были перенесены в новый собор и положены на поверхности пола в мраморную гробницу.

Знаменательно отношение к Мазуриной и другого великого святителя XIX века — митрополита Иннокентия. М.А.Мазурина, желавшая продать собственный дом на Воронцовом поле с тем, чтобы быстрее закончить устроение монастыря, обратилась к святителю Иннокентию за благословением на свой переезд в монастырь. Он благословил ее, предложив при этом принять монашеский постриг и стать игумениею монастыря. Считая себя недостойной, Мазурина отказалась.

К 1877 году все работы практически были окончены. Однако последовали события, помешавшие открытию обители. Началась русско-турецкая война.

Городские власти обратились к М.А.Мазуриной с просьбой предоставить уже отделанные корпуса под госпиталь, который и открылся 7 июня 1877 года. Все раненые и больные офицеры, прибывавшие в Москву, находились именно в Ивановском монастыре. Всего, по данным Городской думы здесь побывало 150 человек. Работа госпиталя создала новые проблемы для М.А.Мазуриной: уже готовые к проживанию монашествующих жилые помещения обители снова требовали ремонта.

21 октября 1878 года М.А.Мазурина, силами которой был возрожден Ивановский монастырь, умерла, так и не дожив до открытия обители. В истории монастыря она осталась как храмоздательница, как исполнительница воли своей родственницы Макаровой-Зубачевой. По смерти душеприказчицы Мазуриной особая роль в устроении и открытии обители принадлежит Николо-Угрешскому архимандриту — прп. Пимену (Мясникову). Денег после смерти Мазуриной не осталось. Для оплаты по счетам и заказам с разрешения Святейшего Синода архимандрит Пимен должен был прибегнуть к займу в 100 тысяч рублей в Московском городском кредитном обществе. К тому же пришлось заложить большой дом на Лубянке, купленный Мазуриной, — единственный источник монастырского дохода.

Игумения для будущего общежительного монастыря должна была быть назначена из обители с общежительным уставом. По своей должности благочинного подмосковных общежительных монастырей о. Пимен обратился в Аносину Борисоглебскую пустынь — общежительный монастырь со строгим уставом. В народе этот монастырь именовался «Женской Оптиной». 20 августа 1879 года митрополит Московский Макарий ходатайствует перед Священным Синодом о переводе игумении Борисоглебского Аносина монастыря Рафаилы (Ровинской) настоятельницей Ивановского монастыря. Вместе с ней в новый монастырь были переведены и некоторые другие аносинские сестры. 4 октября 1879 года архимандрит Пимен освятил малую больничную церковь Прп. Елизаветы Чудотворицы, а игумения Рафаила переехала в обитель и была введена о. Пименом в управление монастырем. Новый монастырь хотя и был городским, но как общежительный подчинялся, по воле митрополита, не городскому благочинному, а о. Пимену. 19 октября 1879 года состоялось освящение главного престола ИоанноПредтеченского собора митрополитом Макарием. Боковые приделы были освящены викарными епископами 21 октября. Архимандрит Пимен почил 17/30 августа 1880 года. После вселения монахинь в обитель в монастыре начала действовать больница, предназначенная для монашествующих всех женских обителей Москвы. В больнице проходили послушание сестры, определенные туда настоятельницей.

В 1893 году сестры стали обустраивать принадлежавший монастырю хутор, находившийся на станции Марк (ныне Савеловской железной дороги). С тех пор хутор стал называться Чернецово (от слова «чернец»). Хутор обеспечивал обитель продуктами. Здесь находилось и монастырское кладбище. На средства вкладчиков на хуторе была построена церковь, устроена школа для сельских детей.

Аносинские сестры, переселившиеся в Ивановский монастырь действительно превратили его в строгую общежительную обитель, которая за достаточно короткий срок обрела собственную традицию. Из стен монастыря вышли игумении многих монастырей Московской епархии. Первую игумению Ивановского монастыря, м. Рафаилу (Ровинскую) перевели настоятельницей кремлевского Вознесенского монастыря. Ее преемницу, м. Сергию (Смирнову) позже перевели игуменией московского Алексеевского монастыря. Затем игуменией в Ивановский монастырь была назначена казначея Христорождественского монастыря, Вятской Епархии м. Филарета. Благочинная Ивановского монастыря, м. София (Быкова) стала четвертой игуменией Троице-Одигитриевой Зосимовой пустыни. Ризничая Ивановского монастыря Анастасия (Астапова) была поставлена настоятельницей Князе-Владимирского женского монастыря Подольского уезда Московской губернии. Постриженницей Ивановского монастыря была м. Леонида (Озерова), проходившая послушание на должности настоятельницы сначала Серпуховского Владычного монастыр, а затем Московского Новодевичьего монастыря. Она происходила из семьи, находящейся в родственных связях с основательницей Аносиной пустыни игуменией Евгенией Мещерской. В 1907 году на место игумении Ивановского монастыря была впервые избрана уже постриженница этой обители м. Епифания (Митюшина), которой предстояло пережить грядущие гонения на Святую Церковь, изгнание общины из стен обители.

История монастыря в советский период

Ивановский монастырь оставался в сакральной топографии Москвы главным престолом св. Иоанна Предтечи. На рубеже столетий в нем появляется новый обычай, связанный с почитанием Крестителя Господня. Паломники начинали свое путешествие к кремлевским святыням с посещения Ивановского женского монастыря, где в часовне обители им надевали металлический обруч на головы в память Усекновения главы святого Иоанна Крестителя. Этот медный обруч уцелел. Судя по всему, типологически он подобен таким реликвиям как мера св. Гроба Господня, или более поздним, — как мера стопы Пресвятой Богородицы из Почаева. Видимо, этот обруч являлся мерой Главы св. Иоанна Предтечи.

Появившись в преддверии кровавой смуты, эта реликвия стала образом мученического венца, которого сподобились многие насельницы и клирики Ивановского монастыря во время гонений, а также многие безвинные люди, для которых закрытый богоборческой властью Ивановский монастырь стал узилищем и местом мученической кончины.

С приходом советской власти жизнь Ивановского женского монастыря была грубо нарушена. Никогда такого не случалось на Руси: к власти в стране пришли безбожники и богоборцы, поставившие перед собой задачу, чтобы даже «имя Бога было забыто» по всей стране. За один только 1918 год были с неимоверной жестокостью замучены тысячи священнослужителей. Церковь оплакивала жертвы.

5 сентября 1918 года вышло знаменитое постановление Совнаркома «О Красном терроре». Начались повсеместные казни. 12 апреля 1919 года был опубликован декрет ВЦИК «О революционных трибуналах», в котором трибуналам предоставлялось «ничем не ограниченное право в определении меры репрессии». В Москву отовсюду свозят заложников. Новые власти решили, что содержанию узников соответствуют изолированные от внешнего мира московские монастыри. Первые концентрационные лагеря в Москве расположились в Ивановском монастыре, Спасо-Андрониковом монастыре и Новоспасском монастыре. Всего же с 1918-го по 1922 год в Москве было оборудовано одиннадцать концлагерей различного типа.

К 1917 году в Ивановском женском монастыре проживало 44 монахини и 33 рясофорные послушницы, остальные (их было более двухсот) жили на испытании. Начальствовала в монастыре по-прежнему игумения Епифания (в миру Елисавета Дмитриева Митюшина); она же заведывала монастырским лазаретом. Матушка Артемия (Шестакова) была казначеей, м. Евстолия — ризничей, благочинной монастыря была м. Ангелина, ее помощницей — м. Мариамна.

При монастыре служили протоиерей Василий Никольский и находившийся на покое протоиерей Василий Лебедев, служивший в Ивановском монастыре уже около сорока лет. В 1917 году был рукоположен в иерея диакон Ивановского монастыря Алексей Петрович Скворцов. При нем проживал его престарелый отец, также священник, Петр Гермогенович Скворцов. Еще одним священником Ивановского монастыря был выходец из Гродно, Иосиф Келестинович Будилович. Диаконом был Николай Иванович Соколов. Почти все насельницы монастыря, кроме исполнения своих монашеских послушаний, с 1914 года шили военное обмундирование для русской армии, а с 1918 года — для красноармейцев.

Ивановский монастырь был закрыт одним из первых в Москве. Все банковские счета его были ликвидированы, арендные помещения, приносившие доход, конфискованы в пользу государства, лазарет закрыт, поднимался вопрос о выселении монахинь. От заключенных Ивановской тюрьмы в Политический Красный Крест приходило множество писем-ходатайств от дворян, царских офицеров, томящихся в тюрьме, а также привезенных сюда «кронштадтцев» — участников кронштадтского восстания. Жизнь этих людей по большей части закончилась трагически.

23 апреля 1919 года был заключен договор с общиной верующих, состоявшей из сестер и прихожан монастыря (всего 560 человек), о передаче им «в бессрочное пользование» двух храмов: соборного храма Св. Иоанна Предтечи и больничной Елисаветинской церкви. Прошло всего полтора месяца, как опять встал вопрос о выселении; монастырь передавался в распоряжение отдела принудительных работ НКВД.

В голодный 1919 год в стенах монастыря умер 90-летний священник Петр Скворцов. Возможно, обстоятельства военного времени не позволили похоронить его на городском кладбище, и старца погребли на территории монастыря — в узком проходе между Больничным корпусом и монастырской стеной. От того времени осталась полустершаяся надпись на стене здания: ПЕТР ГЕРМОГЕНОВИЧ СКВОРЦОВ. 1829—1919.

Ивановские сестры часто бывали в храме Св. Николая Чудотворца на Маросейке, до которого минут двадцать ходу, чтобы посетить замечательного московского старца (ныне святого праведного) о. Алексия Мечева. Игумения Епифания часто бывала у Батюшки со своими скорбями. Старец Алексий умер в 1923 году, оставив безутешными сиротами своих многочисленных чад.

В 1919 году по соседству с концлагерем было совершено патриаршее богослужение. Святитель Патриарх Тихон возглавил Божественную литургию в многострадальном Иоанно-Предтеченском монастыре.

Монастырь жил на средства от шитья военного обмундирования и небольшими поставками продуктов с хутора Чернецово близ станции Марк. Хуторские больница и школа были закрыты сразу же после революции. С прекращением гражданской войны окончилась работа ивановских сестер по пошиву белья и военного обмундирования. Теперь они существовали только на доход, приносимый двумя действующими храмами, да стеганьем одеял частным лицам.

К этому времени из прежних насельниц осталось 110 человек. Сестры жили в страшной тесноте, многие — прямо в коридорах и на лестничных площадках, имущество находилось во дворе под дождем и снегом. Изъятие церковных ценностей 1922 года, не миновало и Ивановский монастырь. Шестнадцать комнат, в которых проживали сестры, не давали покоя самым разным учреждениям Москвы, которые требовали выселения «лиц монашествующего звания».

Предлагались варианты размещения монахинь по подмосковным монастырям. Уже после решения о переселении монахинь от 21 сентября 1926 года появляются еще два претендента на освобождающиеся храмы. В результате ожесточенных споров Иоанно-Предтеченский собор передается губернскому архиву, а Елисаветинская церковь — под клуб Ивановскому исправдому.

1 марта 1927 года община обращается к городским властям с просьбой: «В храме б. Ивановского монастыря, у задней выходной двери имеется мраморная гробница, высотою над полом более аршина и в длину более 2-х аршин. Под этой гробницей имеется гроб с останками схимонахини Марфы. В настоящее время храм из рук Общины изъят, а посему считаем своей обязанностью просить Вас разрешить вынести указанный гроб для погребения на Ваганьковском кладбище».

На перезахоронение было дано разрешение. Община прихожан бывшего Ивановского монастыря перешла в храм Святой Троицы в Серебряниках, взяв с собой местный храмовый образ св. Иоанна Предтечи и чудотворный обруч из монастырской часовни.

Большинство ивановских монахинь переселились в еще не закрывшиеся монастыри. Некоторые разъехались по родным, другие устроились в Москве на частных квартирах или при храмах, неподалеку от своего монастыря, в котором они прожили по 20-30 и более лет: на Солянке, Таганке, Покровке, Яузе, Лубянке. Часть ивановских монахинь переселилась на монастырский хутор. Хутор Чернецово подчинялся монастырю и его настоятельнице игумении Епифании, но она всегда находилась в Москве и приезжала лишь на время проверить дела управления хуторским хозяйством. До революции игумения Епифания учредила при Ивановском хуторе школу для крестьянских девочек. Девочки получали монастырское воспитание и по окончании школы, как правило, становились насельницами монастыря. После выхода декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви приходскую школу, закрыли. На хуторе проживало около шестидесяти человек. До 1923 года на хуторе жили по монастырскому уставу, затем церковь, согласно указанию НКВД получила статус обычного приходского храма. В 1927—1928 годах сестры еще обеспечивали себя всем необходимым: имели коров, лошадей, обрабатывали свои угодья, запасались на зиму грибами и ягодами. Но в 1929 году хуторское хозяйство было «национализировано», земля перешла в пользование местного колхоза. Сорок три монахини оказались в трех комнатах ветхого деревянного здания бывшей приходской школы. Жить было практически негде и нечем. Монахини вынуждены были ходить по окрестным деревням: пололи огороды, копали картошку у крестьян, отправлялись на поденные работы в Москву.

Сестры Ивановского монастыря были строгими последовательницами Тихоновской Церкви. Находясь без надлежащей духовной опеки, сестры чувствовали неполноценность своей монашеской жизни и нуждались в духовнике. Одна из сестер, послушница Елена Черенкова, ездившая на поденные работы в Москву, познакомилась в Сретенском монастыре с отцом Иларионом. Отец Иларион (в миру Иоаким Хрисанфович Удодов) родился в 1865 году. Он был постриженником Пантелеимонова русского монастыря на Старом Афоне, затем жил в Златоустенском скиту. По просьбе хуторских сестер он стал их духовником, поселился на хуторе и служил в храме Прп. Сергия Радонежского до его закрытия.

12 января 1931 года сестры понесли тяжелую потерю. Умерла последняя настоятельница Ивановского монастыря игумения Епифания, руководившая им с 1907 года. Отец Иларион с сестрами похоронил ее на монастырском кладбище вблизи хутора. На месте кладбища теперь лес. Но на краю леса каким-то чудом сохранились три могилки, и одна из них — могила игумении Епифании. О. Иларион схоронил игуменский посох вместе с игуменией. Она не дожила, к счастью, до арестов сестер. Господь, отпустивший игумении Епифании долгие годы жизни, избавил ее от этих страданий.

В последние годы существования монастырского хутора старшей монахиней и руководительницей хозяйства была назначена бывшая казначея монастыря м. Артемия (в миру Анна Григорьевна Шестакова), ее помощницей — м. Анатолия (Русанова). В январе 1931 года хуторские монахини и послушницы были поражены ужасным известием. В новогоднюю ночь по всей Москве было арестовано множество «церковников». Из ивановских сестер арестовали 15 человек. Всех поместили в Бутырскую тюрьму. Ответы монахинь на допросах поражают единомыслием: «Всякая власть от Бога», «плохо только, что власть ведет борьбу с религией», «думаю, что может быть еще хуже». Матушка Евдокия (Смирнова) в сердцах говорит: «До революции жилось хорошо, нуждаться ни в чем не приходилось, но когда возникла советская власть, все монастырские владения были отобраны, и все были обречены на гибель». Сестры Российские говорят следователю о своем убеждении, что только усердной молитвой можно добиться милосердия и лучшей жизни. Ивановские сестры обвинялись в антисоветской агитации и были приговорены к ссылке в Казахстан, сроком от трех до пяти лет.

Не успели на Ивановском хуторе пережить московские аресты, как Господь послал сестрам новые испытания. Монашеская артель была обложена непосильным налогом в 6 тысяч рублей. Ценой неимоверных усилий необходимая сумма была собрана в 3-дневный срок. Но хозяйство было подорвано. С тех пор монахини жили на случайные заработки и подаяния. Крестьяне, по большей части, сочувствовали монахиням и подавали им немного хлеба, яичек, кто что мог.

Однако в некоторые некрепкие души уже проникла официальная антирелигиозная пропаганда. С 20 на 21 мая 1931 года по доносу были арестованы все до единой монахини и послушницы Ивановского хутора. Всем предъявлялось обвинение в антисоветской агитации среди крестьян, пропаганде против коллективизации сельского хозяйства. Ни одна из обвиняемых не признала себя виновной. 28-го июня 1931 года 31 монахиня была осуждена на работы в исправительно-трудовых лагерях сроком от трех до пяти лет, с высылкой в Казахстан.

Отца Илариона не арестовали, и он сокрушался: «Лучше бы их оставили, а меня одного взяли». Отец Иларион поселился в колокольне храма Прп. Сергия Радонежского. В ночь с 15 на 16 апреля 1932 года в Москве было арестовано около ста священно- и церковнослужителей: в их числе был младший брат архимандрита Илариона диакон Петр (Удодов), служивший в храме Сорока Мучеников (напротив Новоспасского монастыря). Вместе с о. Петром арестовали ивановских сестер м. Екатерину и м. Елисавету Николаевых и послушницу Александру Ермилову. Отец Петр и матушки были доставлены в Бутырскую тюрьму. Тогда же была арестована в своей комнатке под колокольней церкви Сорока Мучеников м. Олимпиада (в миру Параскева Львовна Бесфамильная), которой было уже в то время 70 лет. Решением Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 10 мая 1932 года арестованных освободили из-под стражи, с прикреплением к определенному месту жительства сроком на три года.

25 декабря 1931 года арестовали Елизавету Николаевну Сизову. Она жила в Москве на улице Воровского (ныне Поварская) и была казначеей церкви Симеона Столпника. Она провела в стенах Ивановского монастыря 25 лет — с 1901-го по 1926 год, имела диплом фельдшерицы и была в монастыре сестрой милосердия. На допросе она отвечала, что закрытие монастырей, в частности, Ивановского, для нее очень прискорбно, но это есть Божие попущение, за людские грехи. В том же году в мае была арестована послушница монастыря Александра Ивановна Ермилова. Она была рабочей на фабрике, а в 1907 году пришла в монастырь и жила в нем до его закрытия. Обе осуждены на ссылку в Казахстан сроком на пять лет.

Вероятно, в 1920-х и особенно в 1930-х годах происходили тайные постриги насельниц закрывшегося монастыря. Были и такие, что удостоились принять великую схиму. Сохранился портрет работы Павла Дмитриевича Корина, где изображена схимонахиня Серафима из московского Ивановского монастыря с крестом и горящей свечой в руках.

В 1932-м или 1933 году схиархимандрит Иларион перешел служить в село Виноградово, расположенное в нескольких километрах от Ивановского хутора. Покидая хуторской храм прп. Сергия Радонежского, о. Иларион перенес в Виноградово резной деревянный иконостас и некоторые чтимые иконы храма.

После известного приказа Ежова № 00447 от 30 июля 1937 года по всей стране начались бесчисленные аресты самых разных категорий людей: дворян, крестьян, домохозяек, министров, генералов, «церковников». Арестовывали тех, кто ранее уже имел судимость. Так, повторно был арестован священник Ивановского монастыря Алексий Скворцов; содержался в Бутырской тюрьме. Как «руководитель группировки церковников» он был осужден на пять лет исправительно-трудовых лагерей и отправлен в Казахстан. Проведя около пяти лет в ссылке, о. Алексий вернулся в деревню Загорново Раменского района, но прожил на свободе недолго. Его вновь арестовали в 1938 году.

7 июня 1938 года о. Алексий был приговорен к высшей мере наказания и 4 июля 1938 года расстрелян под Москвой, на Бутовском полигоне НКВД. Теперь известно, что в числе 20761 человека, расстрелянных за 14 месяцев в 1937-м и 1938 годах на Бутовском полигоне, около тысячи пострадали за веру. Венец мученической смерти разделил с ними священник московского Иоанно-Предтеченского монастыря Алексий Скворцов. Из другого следственного дела стало известно, что в 1932 году был арестован и второй священник Ивановского монастыря — о. Иосиф Будилович. В числе одиннадцати священнослужителей он был арестован на Ваганьковском кладбище в Москве, где иногда служил панихиды.

С 1936 года настоятелем Владимирского храма в селе Виноградове на Долгом Пруде был назначен схиархимандрит Иларион (Удодов). По окончании пятилетнего срока ссылки вернулся брат старца, отец диакон Петр. Через некоторое время он был рукоположен в иерея и старец уговорил его служить вместе с ним в Виноградове. Постепенно возвращались из Казахстана ивановские матушки, стараясь устроиться поближе к своему старцу, но не всегда это получалось. Несколько матушек, поселились в самом Виноградове, в небольшом доме при храме. Вместе со своим духовным наставником, старцем Иларионом и о. Петром они зажили маленьким тайным монастырем.

В годы войны во Владимирском храме села Виноградова богослужения не прекращались. С этим храмом связана тайна, которая открылась лишь в самое последнее время. Здесь с лета 1941 до лета 1945 года под престолом хранилась великая святыня Русской Православной Церкви — святая глава прп. Сергия Радонежского. И никто: ни прихожане, ни ивановские монахини, не знали, что храм сей освящался в те годы присутствием великой святыни. Глава преподобногоСергия Радонежского была возвращена к его святым мощам в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру схиархимандритом Иларионом 7/20 апреля 1946 года в Великую субботу. Старец Иларион был духовником Лавры, но вернулся в Виноградово и служил вместе со своим братом, о. Петром, на прежнем месте до своей кончины, последовавшей 2/15 марта 1951 года.

Служение во Владимирском храме продолжил о. Петр (†1968), а затем — протоиерей Владимир Жаворонков (†2004). Он окормлял оставшихся в живых ивановских сестер: и тех, что жили рядом, и тех, что приезжали в Виноградово издалека по воскресным и праздничным дням. Годы шли, и матушки одна за другой уходили в мир иной. Отец Владимир причащал их перед кончиной, отпевал, провожал в последний путь. Монахини Ивановского монастыря покоятся на Старомарковском кладбище в Виноградове.

К концу 1980-х годов основную часть территории московского Ивановского монастыря по-прежнему занимали учреждения МВД. Святые врата оставались замурованными, торжественный проход к собору полностью застроен; здесь размещались спортзал и сауна с бассейном (спортзал МВД действует и поныне).

Под алтарной частью собора, в подвале в течение долгих десятилетий находился тир. В типографии, устроенной когда-то И.Д.Сытиным, на старинных машинах продолжали печатать спецлитературу для Академии МВД. В монастырском соборе находилось хранилище Центрального государственного архива Московской области (ЦГАМО; ранее Губархив). Оба дома причта занимала швейная фабрика имени Советской Армии, а в бывшем Больничном (ныне Келейном) корпусе с домовым храмом Прп. Елисаветы Чудотворицы и часовне Св. Иоанна Предтечи находились районные службы теплосети Мосэнерго. Бывшая домовая Елизаветинская церковь была разделена на два этажа, в помещении храма был устроен душ для рабочих и туалет...

С горки, где возвышается храм св. кн. Владимира в Старых Садех, Ивановский монастырь виден как на ладони. Отсюда можно было с прискорбием наблюдать, какое запустение и разруха царили внутри огороженной территории бывшего монастыря. Вокруг громадного купола Иоанновского собора росли деревья.

Кустарник и сорные травы пробивались сквозь трещины разрушающихся колоколен. Обветшавшие здания монастыря, не ремонтировавшиеся с 1917 года, взывали о помощи. Было решено хлопотать о передаче Ивановского монастыря Русской Православной Церкви.

История восстановления монастыря

Община Иоанно-Предтеченского монастыря зародилась в селе Виноградове, где обрели место упокоения последние ивановские монахини и их духовник старец Иларион (Удодов). По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II Иоанно-Предтеченская обитель в 1992 году была приписана к храму святого князя Владимира в Старых Садех, возглавляемого протоиереем Сергием Романовым. Промыслом Божиим на о. Сергия была возложена нелегкая обязанность возрождать как свой приходской храм, так и заботиться о восстановлении древней Ивановской обители. Удивительно и особенно промыслительно то, что в 1987—1990 годах о. Сергий Романов служил в селе Виноградове в храме Владимирской иконы Божией Матери, где зарождалась и складывалась будущая община Ивановского монастыря и приходская община КнязеВладимирского, что Старых Садех, храма. Отец Сергий был убежден: монастырь необходимо возрождать как женскую иноческую общину, хотя предлагались и другие проекты. В 1992 году в монастырских домах причта начала свою жизнь Свято-Владимирская православная гимназия, у истоков создания которой стояла Светлана Васильевна Козлова — первый директор гимназии (†1 января 1999 года).

Нашлись и желающие посвятить свою жизнь Богу и служению Церкви в монашеском звании. В конце 1991 года в часовне Св. Иоанна Предтечи поселилась первая насельница Екатерина Ростковская. Почти сразу же часовня была отремонтирована и открыта. 29 мая 1992 года первые сестры перешли в корпус. К Екатерине Ростковской (ныне инокине Елисавете), занимавшейся восстановлением храмов и келий, присоединилась Марина Осипова, положившая начало издательству Свято-Владимирского Братства. К 1995 году сложилась небольшая община из десяти сестер. Надежда Сухарева (ныне инокиня Василия) шила церковные облачения, Маргарита Проскурова писала иконы для иконостасов Владимирского храма и монастырской домовой церкви Прп. Елисаветы, Людмила Уварова (инокиня Досифея) дежурила в часовне, Анастасия Кабилова (инокиня Амвросия) и Ирина Исаева (инокиня Романа) регентовали в храме и в обители. С самого начала в восстановлении обители участвовала Наталия Виноградова (инокиня Николая). Постоянно трудилась в монастыре вместе с сестрами общины и прихожанами Владимирского храма Ирина Богданова (инокиня Иулиания).

«Мнози монастыри богатством поставлени бывают, не суть же таковы, яко же сии, иже поставляются молитвою и слезами, пощением и бдением...», — сказано в одной древней монастырской летописи. Главным делом возрождающейся монашеской общины, должны были стать молитва и богослужение — богослужение в широком значении этого слова, как служение Богу, послушание Его святой воле. Начинался и заканчивался день в общине монашеским правилом. Сестры молились в часовне, а богослужения посещали во Владимирском храме.

Удивительное это было время в жизни нашей многострадальной Церкви — начало 1990х годов! Поруганные, оскверненные храмы и монастыри возрождались и отстраивались по всей России, даже в самых глухих ее уголках. В неправдоподобно короткие сроки они вставали во всей красе, поднимаясь буквально из праха. Беспримерен во славу Господа подвиг христиан!

С первых дней после возвращения Ивановского монастыря в лоно Церкви насельницы обратились к его истории, составили синодики для поминовения на правиле и богослужениях. И тогда, как рассказывает инокиня Елисавета (Ростковская), «словно сомкнулась разорванная связь времен, сестры почувствовали молитвенное единство с прежней обителью».

В начале 1990х годов был возвращен общине домовой храм прп. Елисаветы Чудотворицы при бывших больничных кельях. Началось восстановление интерьеров под руководством ведущего архитектора-реставратора Лидии Алексеевны Шитовой. К празднику Святой Пасхи 1995 года храм был отделан, иконы для иконостаса написала Маргарита Проскурова. Малое освящение и первое богослужение в Елисаветинской церкви состоялось 28 апреля 1995 года в пятницу Светлой седмицы, когда празднуется память иконы Божией Матери «Живоносный Источник». В это пасхальное время, как проявление молитвенного покрова Божией Матери, стала обильно, по всей поверхности мироточить писаная специально для Елисаветинского храма икона Пресвятой Богородицы «Смоленская» или «Одигитрия». Богослужения в храме прп. Елисаветы Чудотворицы совершали священники храма Св. кн. Владимира. Монастырские службы были полными, сестры ревностно относились к богослужебному Уставу, стараясь следовать указаниям Типикона.

Насельницы общины были духовно связаны со Свято-Успенской Пюхтицкой обителью в Эстонии, которая никогда не закрывалась и сохранила традиции православного общежительного женского монашества. По приглашению гостеприимной матушки Варвары ивановские сестры ездили в Пюхтицы поучиться и приглядеться к монастырской жизни.

Наталия Виноградова (ныне инокиня Николая), занимавшаяся восстановлением обители нередко бывала у старца о. Николая Гурьянова на острове Залита в Псковской области и всякий раз спрашивала его о монастыре. Отец Николай всегда отвечал, что «будет обитель и большая обитель; все будет хорошо» и добавлял: «Святитель Николай все устроит...» Сестры усердно молились великому Чудотворцу Николаю. Бывали и у могилы последней настоятельницы монастыря матушки Епифании на бывшем монастырском хуторе.

Паломничали сестры в Николо-Угрешскую обитель к мощам прп. Пимена (Мясникова), прославленного в мае 2000 года, много потрудившегося для открытия Ивановского монастыря в конце XIX века. Молились насельницы общины в Новоспасском монастыре при обретении мощей ивановской затворницы — блаженной старицы монахини Досифеи. Тесные узы духовного братства соединили монастырское сестричество с приходом церкви Преображения Господня в подмосковном селе Остров, где сестры часто молились в часовне свт. Николая.

5 мая 1999 года Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси при бывшем Ивановском монастыре учреждено Патриаршее Подворье, в котором о. Сергий Романов был назначен исполняющим обязанности настоятеля Собора Усекновения главы святого Иоанна Предтечи и Елисаветинской домовой церкви.

Настоятельница Свято-Успенской Пюхтицкой обители игумения Варвара всегда проявляла молитвенное и деятельное участие в становлении Иоанно-Предтеченской общины. Весной 2000 года она благословила сестер читать свт. Николаю Чудотворцу акафист 40 дней подряд о скорейшем освобождении монастырского собора и устроении обители. 3 августа 2000 года владыка Арсений, архиепископ Истринский приехал в монастырь, осмотрел еще не освобожденный собор и монастырскую территорию, занятую Московским Университетом МВД. Владыка сообщил, что на ближайшем Синоде доложит о возможности возобновления монастыря. Синод состоялся 11 августа 2000 года в канун прославления Собора новомучеников и исповедников Российских. В этот день Церковь празднует рождество свт. Николая Чудотворца. О решении Синода открыть монастырь в общине узнали уже после завершения Собора 21 августа.

На Светлой седмице 2001 года начался вывоз архива из монастырского собора. Летом 2001 года к празднику Рождества Иоанна Предтечи, храм был полностью освобожден и передан общине. И в соборе зазвучали, наконец, слова молитвы. Молебны стали еженедельными. С этого времени в общине служил о. Афанасий Гумеров (ныне иеромонах Иов — насельник Сретенского монастыря).

25 декабря 2001 года о. Сергий объявил сестрам о том, что Святейший Патриарх запросил в Пюхтицах настоятельницу для Ивановского монастыря. За вечерней трапезой в Иоанно-Предтеченской общине читали в эти дни письма прп. Амвросия, старца Оптинского. Сестра, читавшая за трапезой вечером, обратила внимание на письмо, которое должно было быть прочитано на следующий день.

Вот это письмо:

Новопосвященной игумении.
Поздравляю Вас с избранием на настоятельскую должность и с саном игумении, если уже посвящение Ваше в сан сей совершилось. Сердечно желаю Вам, за молитвами покойного батюшки о. игумена Антония, проходить нелегкую сию обязанность с пользою душевною, как собственною Вашею, так и врученных Вам сестер и матерей. Да поможет Вам в этой многотрудной должности святая и преподобная Афанасия, которой память вскоре имать совершаться и еяже именем, кажется, Вы наречены при пострижении. Если так, то поздравляю Вас и с тезоименитством и от души желаю Вам, за молитвами духовной покровительницы Вашей, благополучных успехов в настоятельских делах Ваших. К утешению Вашему скажу: хотя должность начальников и сопряжена со многими трудностями и великими неудобствами, но из списка Святых видим, что многие настоятели не только получили спасение, но и великое воздаяние от Господа на небеси, и на земле прославляются св. Церковью в лике Святых, как и святая игумения Афанасия. Сердечно и искренне желаю и Вам по совершении подвига Вашего достигнуть того же по молитвам духовных патронов Ваших, чтобы с дерзновением изрещи Вам пред Господом: се аз и дети, яже дал ecи ми всеблагий и многомилостивый Владыка.

По Промыслу Божию Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси 26 декабря 2001 года настоятельницей Иоанно-Предтеченской женской обители была назначена монахиня Афанасия (Грошева) — благочинная Свято-Успенского Пюхтицкого монастыря в Эстонии. Матушка Афанасия приехала 16 января 2002 года. В управление обителью ее ввел владыка Александр, епископ Дмитровский, викарий Московской епархии.

18 января 2002 года после всенощной под праздник Крещения Господня, по благословению Святейшего Патриарха монастырю были возвращены его главные святыни — иконы св. Иоанна Предтечи с обручем и прп. Елисаветы Чудотворицы, святой игумении, жившей в Константинополе в V веке.

Икона св. Пророка Иоанна уникальна. Перед этим образом молились русские цари и ходили с ним крестным ходом. В советский период икона хранилась в храме свв. апп. Петра и Павла на Яузе. Ныне она находится в возрожденном Казанском приделе собора, а точная копия помещена в часовне св. Иоанна Предтечи. К киоту иконы Крестителя Господня справа на металлической цепочке присоединен медный обруч с надписью: «Святый Великий Предтече и Крестителю Спасов Иоанне, моли Бога о нас». По молитвам Проповедника покаяния многие получают исцеления и помощь, тем самым укрепляясь в вере.

Помощницей в восстановлении обители стала для матушки Афанасии ее небесная покровительница — св. прп. игумения Афанасия Эгинская (†14 августа 860 г.; память ее совершается Православной Церковью 12/25 апреля). В ее житии сказано: «Она заботилась о том, чтобы ни один час не проходил без молитвы, постоянно славословила Господа, подражая Давиду, который говорит: Благословлю Господа на всякое время, выну хвала Его во устех моих (Пс. 33, 2)».

Назначение матушки Афанасии из Пюхтицкого женского общежительного монастыря с устоявшимся прочным укладом монашеской жизни стало краеугольным камнем для устроения нового монашеского общежития в Ивановском монастыре. С приездом настоятельницы обитель преобразилась. Она пополнилась новыми насельницами, обрела своих прихожан.

14 марта 2002 года в обители в первый раз было получено благословение — служить новопрославленной святой Иоанно-Предтеченского монастыря — блаженной схимонахине Марфе, Христа ради юродивой. Перед всенощным бдением о. Афанасий Гумеров освятил впервые написанную икону блаженной.

В день Феодоровской иконы Божией Матери 14/27 марта Иоанно-Предтеченскую обитель впервые посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Его Святейшество приложился к чудотворному образу св. Иоанна Предтечи с обручем в монастырской часовне и осмотрел собор. В храме Прп. Елисаветы Чудотворицы Патриарх, обращаясь к матушке и сестрам, сказал слово, в котором он отметил более чем 20-летний опыт монашеской жизни матушки Афанасии, и ее служение на послушании благочинной Пюхтицкого монастыря. Его Святейшество сообщил, что м. Афанасия — одиннадцатая настоятельница из Пюхтицкой обители. Патриарх вручил ей ЧерниговскуюГефсиманскую икону Божией Матери.

Во время чаепития Патриарх беседовал с настоятельницей, сестрами и духовником прежней общины о. Сергием Романовым о проблемах обители.

В конце августа подготовка к освящению Казанского придела была завершена. Несколько икон для него написала Мария Львовна Городская. В воскресенье, 8 сентября 2002 года, когда Православная Церковь празднует Сретение Владимирской иконы Божией Матери, был торжественно освящен Казанский придел монастырского собора. Малое освящение совершил протоиерей Сергий Романов с клиром. Из церкви св. князя Владимира крестный ход с антиминсом направился в обитель, где после освящения собора состоялась первая Божественная литургия — спустя 76 лет после его закрытия.

11 сентября 2002 года в монастырский престольный праздник состоялась первая архиерейская служба, которую возглавил владыка Арсений, архиепископ Истринский. После литургии крестный ход из собора прошел на территорию Московского университета МВД; на ступенях южного входа в собор была отслужена лития о почивших насельницах монастыря, а также об узниках концлагеря, пострадавших в 1920—1930-е годы в этом святом месте.

Трудами матушки Афанасии в обители проводится планомерная реставрация архитектурного ансамбля, который является памятником XVIII—XIX веков общероссийского значения. Обновляется внешний облик собора и его интерьеры, проводится научная реставрация храмовой живописи, созданной в конце XIX века мастерами Санкт-Петербургской Академии художеств. 9 ноября 2002 года на куполе был установлен крест. Вновь издалека сияет архитектурная доминанта старой Москвы — обновленный собор Ивановского монастыря. Летом 2003 года засияли кресты и на башенках собора, с того же времени проводится восстановление двух башен-колоколен у Святых врат обители.

30 декабря 2002 года матушка Афанасия Указом Святейшего Патриарха была утверждена в звании настоятельницы обители с возложением наперсного креста. 28 февраля Указом Святейшего Патриарха деятельная помощница настоятельницы — послушница Наталия Виноградова была утверждена в должности казначеи.

Радостным событием для обители стал первый постриг сестер. В канун недели 4-й Великого поста после всенощного бдения владыка Арсений совершил иноческий постриг четырех сестер, стоявших у истоков возрождения обители: инокини Елисаветы (Ростковской), инокини Николаи (Виноградовой), инокини Досифеи (Уваровой), инокини Иулиании (Богдановой). В этот же день 5 апреля 2003 года владыка передал в дар монастырю частицу мощей свт. Николая Чудотворца, архиепископа Мирликийского. Святыня хранилась в семье одной верующей итальянки, принадлежащей к древнему знатному роду. Увидев особую любовь русских людей к святым и благоговейное почитание святых мощей у православного народа, она решила подарить семейную реликвию возрождающейся Иоанно-Предтеченской обители.

8 апреля 2003 года в монастырь был назначен священник — иерей Георгий Первушин. И сестры, и прихожане сразу полюбили нового пастыря.

Начинается будний день в обители св. Иоанна Предтечи со звона колокольчика будильщицы. Насельницы собираются к шести часам утра в храм на полунощницу, чтобы уподобиться евангельским мудрым девам, готовым к встрече Жениха в полуночи. После полунощницы читается канон Божией Матери «Одигитрии» или акафисты празднуемым святым. В семь часов начинается литургия, затем по обычаю бывает лития по почившим. После богослужения сестры расходятся на послушания. Вечерняя служба в обители начинается без четверти пять и включает 9-й час, вечерню, утреню и 1-й час. В молитвенной тишине совершаются монастырские уставные богослужения, на которых всегда возносятся прошения «о богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея... за всю братию и за вся христианы». День завершается также общей молитвой. В половине десятого вечера сестры собираются в домовый храм прп. Елисаветы Чудотворицы на повечерие, после которого испрашивают прощения и благословения у настоятельницы.

Насельницы монастыря ежедневно после вечерней трапезы совершают крестный ход вокруг обители. В главном соборе монастыря возносится молитва к Богу и совершается бескровная Жертва.

В 2004 году в соборе восстановлена мраморная рака, в которой почивали святые мощи святой блаженной схимонахини Марфы Московской, Христа ради юродивой, утраченные после закрытия собора в 1926 году.

24 декабря 2004 года состоялось заседание Священного Синода Русской Православной Церкви на котором Синод постановил включить в Собор новомучеников и исповедников Российских XX века имена новых подвижников. Среди них значится имя священника Ивановского монастыря Алексия Скворцова (1875—4 июля 1938). Обитель обрела нового молитвенника и ходатая пред Богом.

17 марта 2005 года в четверг первой седмицы Великого поста Святейший Патриарх Алексий II вновь посетил Ивановский монастырь. Под сводами обновляющегося монастырского собора Патриарх прочитал Великий покаянный канон святого Андрея Критского. По окончании богослужения Предстоятель обратился к богомольцам с первосвятительским словом.

В 2006, 2007 и 2008 годах в обители совершались иноческие постриги сестер. Незабываемыми стали паломничества сестер на Святую Землю. Но центральным событием последних лет стало служение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. 11 сентября 2007 года в престольный праздник обители Его Святейшество совершил Божественную литургию в монастырском Соборе и возвёл матушку Афанасию за богослужением в сан игумении.

В монастыре постоянно ведется работа в архивах и библиотеках, благодаря чему обителью выпущены жития святой покровительницы монастыря прп. Елисаветы Чудотворицы, святой блаженной схимонахини Марфы Московской, Христа ради юродивой, старицы затворницы Ивановского монастыря Досифеи, а также издания по истории древнего Ивановского монастыря.

Много тайн и загадок у древней обители, сокровенно ее будущее, но ясно одно: монастырь живет и возрождается. Обновляется обитель внешне, светлеют ее храмы и здания, но еще более украшается и крепнет она внутренне с приходом новых молодых сестер. Ибо крепче и прочнее камня юные сердца, всецело преданные Богу. В них залог будущего обители с нерушимым фундаментом ее духовного наследия. Ни в прошлые века, ни в наше время никакие невзгоды и исторические потрясения не смогли прервать ту нить духовной преемственности, которая тянется от основания монастыря. Обитель горела, ее разоряли, но преемственность и традиции сберегались следующими поколениями. Именно поэтому монастырь всегда возрождался, возрождается он и теперь. Снова звучит в сердце российской столицы глас вопиющего в пустыне (Мф. 3, 3) — проповедь величайшего проповедника покаяния и большего в рожденных женами (Мф. 11, 11) святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна: Покайтеся, приближибося Царствие Небесное... Сотворите убо плод достоин покаяния... Уже бо и секира при корени древа лежит: всяко убо древо, еже не творит плода добра, посекаемо бывает, и во огнь вметаемо (Мф. 3; 2, 8,10). Для взыскующих спасения во все времена и эпохи святой Иоанн Предтеча указывает на Христа: Се Агнец, Божий, вземлющий грехи мира (Ин. 1, 29).

Святыни монастыря

Частица Животворящего Креста Господня (в алтаре).

Древняя чудотворная икона св. Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна в соборе монастыря (середина XVI века).

Чтимый список с образа св. Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна с обручем в монастырской часовне.

В домовой церкви престол освящен в честь преподобной Елизаветы, игумении Константинопольской, чудотворицы (V век); в соборе находится ее чтимый образ конца ХIХ века.

Чтимая икона Божией Матери "Смоленская" в Елизаветинском храме.

Частички мощей:

Святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

Святого апостола и евангелиста Матфея.

Святителя Николая Чудотворца, архиепископа Мирликийского.

Святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского.

Священномученика Илариона (Троицкого), архиепископа Верейского.

Святителя Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Симферопольского, исповедника.

Великомученика и целителя Пантелеимона.

Преподобного Сергия, игумена Радонежского.

Преподобного Серафима Саровского.

Преподобного Пимена Угрешского.

Преподобного Амфилохия Почаевского.

Преподобного Кукши Одесского.

Преподобного Алексия, человека Божия.

Преподобных Амвросия, Исаакия, Моисея, Анатолия, Нектария старцев Оптинских.

Преподобных жен Дивеевских: Александры, Марфы, Елены.

Блаженных Параскевы, Пелагии, Марии, Христа ради юродивых Дивеевских.

Частички гроба:

Преподобномученицы Великой княгини Елисаветы.

Блаженной Матроны Московской.

Гробница (ранее почивали св. мощи):

Блаженной схимонахини Марфы Московской, Христа ради юродивой (подвижницы Иоанно-Предтеченского женского монастыря).

Чтимая икона священномученика Алексия (Скворцова) – пресвитера Иоанно-Предтеченской обители (прославлен в лике святых в декабре 2004 г.)

Богослужения:

Богослужения совершаются ежедневно в Соборе Усекновения главы святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна или домовом храме прп. Елизаветы Чудотворицы.

Будни:

7.30 Литургия

17.00 Вечернее богослужение

Воскресные и праздничные дни:

17.00 Всенощное бдение

8.30 Литургия (7.30 - исповедь)

Понедельник 17.00 Молебен св. Иоанну Предтече с акафистом и водосвятием, кроме навечерий больших праздников. Часовня Иоанна Предтечи, в которой находится его чудотворный образ с обручем, и Собор открыты ежедневно с 8.00 до 20.00.

Работает церковная лавка.

В начало

336x280
Православный интернет-магазин
 
Rambler's Top100