Перед революцией

Дата публикации или обновления 01.02.2017
  • К оглавлению: Коренная пустынь. Чудесные знамения в прошлом и настоящем.
  • Перед революцией.

    Теперь нам даже трудно представить как жила Пустынь в последние годы своего мирного существования перед великими потрясениями нынешнего века. Свидетельств об этом почти не осталось. Остались (очень немногочисленные) фотоснимки тех лет, архивные документы, рассказывающие в основном о хозяйственной жизни монастыря. Тем дороже для нас каждое живое свидетельство о той духовной атмосфере, которая царила в монастыре в ту пору, о тех «мелочах», которые рисуют нам традиционный уклад жизни обители. Среди таких драгоценных документов - воспоминания курянина по происхождению, основателя Новой Коренной пустыни близ Нью-Йорка епископа Серафима, который в отрочестве не раз бывал в монастыре с родителями и сумел ярко описать то, как жила обитель в последние годы перед революцией.

    «Большинство городских курских паломников отправлялось в Коренную пустынь в мое время по железной дороге. Ехали до станции Коренная пустынь, второй станции от Курска по Московско-Курской железной дороге. Езды было около часу. Пассажирские поезда тогда ходили не спеша. У станции паломников ожидали извозчики из местных крестьян на старинных фаэтонах и линейках, последние без рессор. До Пустыни от станции было 3-4 версты. Более состоятельные нанимали фаэтоны, которые стоили 75 копеек, большинство же садилось группами по восемь человек на линейку, по пятаку с человека. Некоторые, наиболее усердствующие, по старинке шли пешком. Дорога была грунтовая, с выбоинами и колдобинами, довольно пыльная.

    Все ближе и ближе святая обитель, все яснее и яснее ее очертания, вот, наконец подъезжаем к левому низменному берегу тихой Тускари...

    Большая лодка-паром ходит на канате, протянутом через реку, еревозчиком старичок в подрясничке, в колпачке монашеском, не то послушник, не то рясофорный, потому что его величают отцом, седенький, светленький, ласковый. Всем улыбается, ласково здоровается со знакомыми. Это первая улыбка монастыря, его теплоты духовной...

    ...Сразу по выходе, направо, вход в храм Живоносного Источника, построенный над местом обретения Чудотворной Иконы. По входе в храм, налево за стеклом - пень того самого дерева (вяза), у корня которого была обретена Икона. У пня точный список с Иконы без ризы, в натуральную величину. Так было 600 лет тому назад... У корня - источник, целебные воды которого отведены по трубам в каменный колодезь посредине храма.

    Колодезь этот довольно большой, но неглубокий, квадратный, огорожен прочной металлической решеткой. Дно у него из белого камня, может быть, мрамора. На нем множество монеток, больше серебряных, бросаемых усердствующими богомольцами. У западной стены колодца две трубки, из которых постоянно текут струйки целебной воды, очень холодной. На цепочках - металлические кружки, наподобие ковшиков, употребляющихся в церквах для запивки после причастия. До сих пор помню приятный вкус и замечательную свежесть студеной воды из святого источника. Пить ее доставляло большое удовольствие, и многие больные получали здесь исцеление.

    Некоторые, наиболее усердствующие, пили эту воду только натощак.

    Впереди колодца, к алтарю, на аналои, храмовая икона «Живоносный источник». Перед нею на массивных подсвечниках всегда я видел множество горящих свечей. Церковь старинная каменная, крепко построенная - самое старое строение в Коренной пустыни в мое время. В монастырской описи 1765 года о ней говорится так: «Церковь во имя Пресвятой Богородицы, Живоприемнаго Ея Источника каменнаго здания при самой реке Тускори построене коштомъ фельмаршала Бориса Петровича Шереметева въ 1713 году, при архимандрите Курскаго Знаменскаго монастыря Александре».

    Монастырское предание к сему прибавляет: «После знаменитой над шведами под Полтавою победы, его светлость граф Б.П. Шереметев изволил проезжать в Москву мимо Коренной пустыни. И заехав в оную помолиться, усмотрел на столь важном и святом месте деревянную, совсем обветшалую церковь, пожалел о сем и по усердию своему к Пресвятой Богородице, повелел на весь свой кошт построить каменную церковь, под присмотром своих приставников».

    В алтаре этого храма до самой революции хранилось напрестольное Евангелие в дорогом, богато украшенном окладе, с собственноручной подписью фельдмаршала.

    От храма наверх поднимались знаменитые величественные крытые каменные «сходы» - памятник трудов настоятеля Коренной пустыни архимандрита Паисия. Сходы состояли из восьми каменных уступов. Когда поднимаешься наверх, то с левой стороны можно видеть на стенах сходов четырнадцать больших картин, изображающих наиболее важные моменты из истории Иконы и чудеса от нее. Против каждой картины - большое венецианское окно, прекрасно ее освещающее.

    Картины были написаны не ахти как художественно, но для понимания народного и детского очень доходчиво. До сих пор помню изображение, как один татарин, страшного вида, поджигает часовню, другой, скаля зубы, разрубает кривой саблей святую икону, а третий на аркане уводит священника Боголюба в плен. Не менее меня поражала в детстве картина бури на реке Сейме и среди страшных волн утлая лодочка, а на ней - два перепуганных человека, с иконой в руках. Перед этими картинами всегда толпился народ, и слышались благочестивые восклицания. Миссионерско-воспитательное значение их было несомненно.

    Сами сходы в архитектурном отношении были устроены весьма примечательно: с любого места их была хорошо видна середина нижней церкви «Живоноснаго Источника», и во время праздничных там акафистов перед Чудотворной Иконой сходы становились естественным продолжением храма, вмещая добрых две тысячи богомольцев, которые все могли видеть все, что делается внизу, и следить за богослужением.

    Как любил народ эти акафисты Божией Матери! Пелись они каким-то особенным местным старинным монастырским распевом, необыкновенно умилительным. Даже мы, дети, не любившие длинных служб, охотно выстаивали эти чудесные акафисты. Пишу и слышу из глубины десятилетий стройным монашеским хором исполняемое: «Радуйся, Невесто Не-не-вест-на-я-я...»

    А вот что говорится в этих воспоминаниях о главном монастырском храме - величественном двухпрестольном соборе в честь Рождества Пресвятой Богородицы, с приделом св. Иоанна Предтечи, законченном постройкой в 1860 году по проекту знаменитого архитектора Тона (был взорван в 1925 году): «Придел в храме был сооружен с правой стороны, а с левой, симметрично ему, была устроена большая и очень красивая сень для Чудотворного Образа или для его точного списка в зимнее время.

    Иконостас, помнится, был резной, богато раззолоченный, но какого письма были в нем иконы, не могу припомнить. По стенам были устроены, как на Афоне, стасидии, или как их называли в Коренной, «формы», для стояния монашествующих. Недалеко от сени с Чудотворным Образом находилась «форма» схимника, если не ошибаюсь, по имени Херувима. Она была отгорожена ширмою, и схимника можно было видеть только, когда он шел после полиелея прикладываться к образу праздника или к Евангелию. Его, обычно, вели под руки два монаха, ибо он был весьма ветх, кажется, под сто лет. Народ его очень почитал, считая прозорливым...

    Вокруг собора были расположены игуменские и братские корпуса трехэтажные, каменные, массивные. Прямо от собора, немного в гору, на запад вела широкая мощеная дорожка, обсаженная по бокам деревцами, к высокой многоярусной колокольне, того же стиля, что и собор. Под колокольней находились святые ворота, только для пешеходов, по стенам украшенные священной живописью. Все проходящие через святые ворота снимали головные уборы...»

    Вот такой предстает перед нами Пустынь накануне жестоких потрясений. Благоговейная тишина, смиренная молитва, братская любовь к ближнему, обстановка крепкого деревенского дома, где все происходит по чину, заведенному еще издревле... Но недолго оставалось русским людям наслаждаться этой предгрозовой тишиной. Наступали годы, когда число мучеников за веру пополнится десятками и сотнями тысяч человек, среди которых будут представители всех сословий Русской земли, начиная со святых Царственных Страстотерпцев.

    Провидя духом все те страшные бедствия, которые надвигались на Россию, святой и праведный Иоанн Кронштадтский грозно взывал к народу Русскому: «Возвратись, Россия, къ святой, непорочной, спасительной, победоносной вере своей и къ Святой Церкви-матери своей - и Будешь победоносна и славна, как и въ старое, верующее время...» Слова эти были сказаны 30 августа 1906 года.

    С воплем сердечным обращался к России сей великий молитвенник:

    «Погибнешь Россия отъ беззакония, отъ безволия... Россия забыла Бога спасающего; утратила веру в Него; оставила Законъ Божий, поработила себя всякимъ страстямъ, обоготворила слепой разумъ человеческий… и отъ того неизмеримо бедствуетъ, терпитъ посрамление отъ всего света, - достойное возмездие за свое бездействие, за свою холодность къ Церкви Божией, - Богъ караетъ насъ за грехи...»

    Но как раз в те самые годы, когда батюшка Иоанн выступал с проповедью покаяния, в Коренной пустыни (да в ней ли одной!) продолжали совершаться чудесные знамения, словно Господь и Его Пречистая Матерь милостиво призывали к себе отпавших от веры людей этими явными чудесами... В архиве Коренной пустыни хранились о них следующие официальные сведения.

    Далее: Три чудесных исцеления
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос