Обустраивание русской Гефсимании

Дата публикации или обновления 01.02.2016
  • К оглавлению: Гефсиманская обитель.
  • Гефсиманская обитель.
    Обустраивание русской Гефсимании. События с 1888 по 1929 г.

    Возвратимся в конец 19 - начало 20 столетия и по возможности попытаемся воссоздать внешний облик Русской Гефсимании и ее внутреннюю жизнь. Место это было приобретено Царской семьей и отдано в административное ведение Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО), призванного на дело помощи русским паломникам, тысячами прибывавшим тогда на Святую Землю.

    Израиль, Иерусалим. Купола церкви Св. Марии Магдалины.
    Купола церкви Св. Марии Магдалины.

    Нынешние монастырские стены по периметру всего участка были возведены значительно позже, а пока что богомольцы, пешком отправляясь из Иерусалима на Иордан, неминуемо проходили мимо святыни, где останавливались, застывая в трепетном и молитвенном благоговении. И Мария Магдалина как бы благословляла их в этот далекий и нелегкий путь. Одновременно с церковью возводился и «верхний» домик, в котором намеревался жить сам архим. Антонин. И жил какое-то время. Впоследствии «капустинский» домик, как его называли, стал сдаваться внаем поклонникам (паломникам), что давало возможность получать дополнительные средства на содержание участка. В настоящее время в нем живут гефсиманские священники. Есть на участке и «нижний» домик с двумя мемориальными досками. История его любопытна.

    Из сообщений ИППО 1892, т. III, 131

    В благодарном воспоминании о безвременно переселившихся в лучший мир, Совет Общества, с соизволения самого Августейшего Председателя (Вел. кн. Сергея Александровича - прим. сост.), предложил ввиду Иерусалима, на склоне горы Елеонской, близ церкви св. Марии Магдалины, соорудить два дома в память Великого князя Константина Николаевича и Великой княгини Александры Георгиевны, в которых русские богомольцы, обеспеченные в своем материальном быту, могли бы возносить моления об учинении в небесных селениях душ в Возе почивших. Таким образом, на горе Вознесения Господа, близ памятника незабвенной благодетельницы Святой Земли, в Бозе почившей Государыни Императрицы, полагается основание Русской колонии для успокоения как живущих в сооружаемых домах, так и мертвых - на русском православном кладбище вокруг св. Марии Магдалины.


    Русская колония в Гефсимании, однако, не состоялась, хотя поминальный домик на Елеонской горе (не два, как планировалось, а один, но с двумя мемориальными досками) был сооружен и освящен в декабре 1892 года. Совет ИППО выработал и утвердил особые правила для его будущих жильцов: кроме дарового помещения с приличной обстановкой им причиталось и ежемесячное пособие в размере одного наполеондора (napoleon d'or - французская золотая монета того времени, выпускаемая с 1803 года). Взамен ожидалась молитвенная поддержка отошедшим в мир иной. (см. Сообщения ИППО 1892, т. III, 131-133)

    Домик вручался в ведение Русской Духовной Миссии (РДМ) в Иерусалиме, коей вскоре было поручено и заведование церковью св. равноап. Марии Магдалины. Начало обустраивания Русской Гефсимании приходится на заключительный этап деятельности в Палестине архим. Антонина (ум. 1894). После его смерти забота эта перешла к его преемникам.

    Первая мемориальная доска на «нижнем» домике посвящена памяти Вел. князя Константина Николаевича (1827-1892). Сын императора Николая I, генерал-адмирал, генерал-адъютант, главноуправляющий флотом и морским ведомством, председатель Государственного совета, председатель Императорского Географического, Музыкального и др. Обществ, первым из царствующего рода Романовых совершил паломничество на Святую Землю (май 1859) и стал первым председателем учрежденного им Палестинского Комитета. Основание всему, что ныне на Святой Земле есть русского, положено именно им.

    Вторая мемориальная доска посвящена памяти Вел. княгини Александры Георгиевны (1871-1891), супруги Вел. князя Павла Александровича. В 1891 году, будучи в Ильинском, в гостях у брата мужа, Вел. князя Сергея Александровича и его Супруги Вел. княгини Елисаветы Федоровны, юная принцесса Александра скончалась при преждевременных родах второго ребенка. И с того момента все заботы о детях - новорожденном Дмитрии и его сестре, совсем еще крошке Марии, добровольно возложили на себя Сергей Александрович и Елисавета Федоровна. Воспитанием детей супруги занимались бережно и с любовью. Впоследствии князь Дмитрий вошел в историю как один из организаторов заговора против Григория Распутина.

    Из письма начальника РДМ архим. Александра помощнику председателя ИППО М. П. Степанову от 15 октября 1900 года.

    /../ мною сделано распоряжение о насаждении кипарисовыми аллеями места за Гефсиманской церковью, за исключением части его, предположенной к отведению под русское кладбище.


    Где церковь, там и кладбище. Предполагалось, что будет оно большим и хоронить на нем станут своих же миссийских, сотрудников Палестинского Общества и паломников, Божией милостию упокоенных на Святой Земле. Первым на Гефсиманском кладбище захоронили младенца Арсения Иванова, скончавшегося 15.12.1897 года, пяти дней от роду. Но, поскольку проект колонии не осуществился и после 1914 года прекратились паломничества из России, кладбище большим так и не стало: по прошествии более чем столетия оно насчитывает около 170 могил. Среди них и могила Якова Егоровича Халеби (ум. 1911), преданного сотрудника и друга архим. Антонина.

    Церковь св. равноап. Марии Магдалины уже изначально была любима и почитаема паломниками, и в ней совершалось много заказных служб и треб. Как правило, в совершении богослужений охотно помогали монашествующие, временно подвизавшиеся в Иерусалиме и жившие под церковью, в ее нижних помещениях. Храм содержался личным попечительством царской семьи и на пожертвования из России. С началом Первой мировой войны и последовавшей за ней революцией 1917 года храм утратил свое земное покровительство в лице царской семьи, но затем обрел его вновь. И уже как небесное: в начале января 1921 года под его сводами нашли свое вечное упокоение останки царственной новомученицы Вел. княгини Елисаветы Федоровны и ее келейницы инокини Варвары.

    И с того момента храм становится местом покрова опасавшихся бегством и мятущихся на чужбине русских - как истинно верующих, гак и усомнившихся, ослабленных духом, охваченных мутью безверия, отверженных. Становится прибежищем сирых на долгие годы и на поколения. И уголком дорогой, но утраченной России называли его в своих сердцах люди, горячо молившиеся в тем за ее спасение. Гефсиманское моление непрестанно и неугасимо. Удивительной оказалась судьба «царского» храма, причудливым образом соединив в себе судьбы различных людей и вероисповеданий.

    Далее: Храм. Люди. Судьбы. История Вифанской Общины Воскресения Христова.
    В начало

     
    Rambler's Top100