Основание Мельничной общины

Дата публикации или обновления 01.02.2017
  • К оглавлению: Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский женский монастырь
  • 1.3. Основание Мельничной общины.

    В 1793 году отец Серафим был рукоположен в сан иеромонаха. Вскоре после кончины старца Пахомия, который передал отцу Серафиму заботу о Дивеевской обители, подвижник удалился в Саровский лес.

    ...Дремучий вековой сосновый бор, окружавший обитель, служил для Батюшки местом особого подвига, продолжавшегося 30 лет. Здесь «ангельски пожил» Святой в ничем не прерываемом предстоянии Богу в дневной и ночной молитве... Пройдя пустынножительство, невинное страдание, столпничество (моление на камне), молчальничество и затвор, Преподобный в 1825 г. по благословению Царицы Небесной вышел на служение людям. Вместе с наставлениями и утешениями стал изливаться обильный поток исцелений, удивительных предсказаний и прозрений. Множество богомольцев со всех уголков православной России стекалось к лесной келье Старца, прося назидания, духовного наставления. Как яркая свеча, поставлен был святой Старец в конце жизни своей на духовном подсвечнике Сарова. «Радость моя, Христос Воскресе!» — так встречал Преподобный всех приходящих к нему.

    Казанская община, основанная матушкой Александрой, к этому времени разрослась: число сестер в ней достигло 50-ти человек.

    Строгий устав, скудная пища, принимаемая раз в день, тяжелые работы и ежечасное молитвенное правило были не под силу многим из поступавших в обитель сестер (принимались и девицы, и жены, и вдовы). Батюшка Серафим просил Ксению Михайловну Кочеулову, бывшую тогда начальницей, смягчить строгость устава, но она не согласилась.

    Вскоре в Саровском лесу было Батюшке видение Царицы Небесной, давшей ему заповедь об основании в Дивееве особенной девичьей общины. В записках Н. А. Мотовилова об этом говорится следующее: «Когда в 1825 году 25 ноября (ст. ст.), на день святых угодников Божиих Климента, папы Римского, и Петра Александрийского, пробирался по обычаю сквозь чащу леса по берегу реки Саровки к своей дальней пустыньке, увидел он... Божию Матерь... а дальше и позади Нее на пригорке двух апостолов: Петра Верховного и апостола евангелиста Иоанна Богослова. И Божия Матерь, ударив землю жезлом так, что искипел из земли источник фонтаном светлой воды, сказала ему: «Зачем ты хочешь оставить заповедь рабы Моей Агафий — монахини Александры?.. Потщись вполне исполнить ее, ибо по воле Моей она дала тебе оную. А Я укажу тебе другое место, тоже в селе Дивееве, и на нем устрой эту обетованную Мною обитель Мою». И велела Божия Матерь Батюшке создать особую девичью общину, взяв с прежней общинки восемь сестер, которых назвала по именам, а место указала на востоке Дивеева, против алтаря церкви Казанского явления Своего. И указала, как обнести это место канавою и валом; и с сих восьми сестер повелела ему начать обитель сию, Ее Четвертого вселенского Жребия, для которой приказала сначала из Саровского леса срубить двухпоставную ветряную мельницу и кельи первые, а потом, по времени, соорудить в честь Рождества Ее и Сына Ее Единородного двухпрестольную церковь для сей обители, приложив ее к паперти церкви Казанского явления Своего. И Сама дала ему для сей обители устав, новый и нигде до того времени ни в какой обители еще не существовавший. И за непременное правило поставила заповедь чтобы в сию обитель не дерзал быть принимаема ни одна вдовица, всегда принимались бы лишь одни девицы, на прием которых Сама Она изъявит Свое благоволение, и обещалась Сама быть всегдашней Игуменией сей обители Своей, изливая на нее все милости Свои и всех благодатей Божиих благословения со всех Своих прежних Жребиев: Иверии, Афона и Киева».

    9/22 декабря 1826 года состоялась закладка мельницы на месте, указанном преп. Серафиму Царицей Небесной. «В зачатие праведной Анны и хочу зачать обитель!» — торжественно объявил в этот день Старец. Новая общинка стала называться Мельничной. Сестры должны были вести строгую жизнь и кроме духовных подвигов заниматься физическими трудами. «Послушание паче поста и молитвы», — часто повторял им Батюшка. «Не смущаться и не огорчаться, велел Преподобный, малым молением или невозможностью исполнить все монашеству положенное по действительно крайнем недосуге, стараясь лишь непременно и хотя бы на ходу, никогда не прерывая умной молитвы, прочитывать утром, среди дня и на ночь данное им правильце, да, если возможно, всем положенное общее правило, а уж если нельзя, то как Господь поможет! Но 200 поясных поклонов Спасителю и Богоматери, как бы то ни было, исполнять обязательно». Еще наказывал «непрестанно молиться, за все благодарить Господа и всегда бодрствовать и быть радостными, дабы никогда не допускать духа уныния». Не изнуряя себя непосильными ныне подвигами поста по древним обычаям, Батюшка приказывал сестрам быть сытыми и кушать вволю, только бы не унывать. «Я, отец ваш, попекусь о вас и в сем веке и в будущем, и кто в моей пустыни жить будет, всех не оставлю и роды ваши не оставлены будут, — говорил он мельничным сестрам, и заботился о них во всех телесных и духовных нуждах. — ...Кто даже помогать будет обители моей, и те муки будут избавлены». Через преп. Серафима Царицей Небесной даны были Дивеевской обители следующие правила.

    Дабы вечно, неугасимо горела свеча перед местной иконой Спасителя в верхней Рождества Христова церкви, и вечно — неугасимая же лампада у храмовой иконы Рождества Богоматери в нижней Рождества Богородицы церкви.

    В этой же нижней Рождественской церкви, которую всегда Батюшка называл усыпальницей мощей, предсказывая, что четверо мощей будут открыто почивать в ней, завещал на вечные времена читать денно и нощно неусыпаемую Псалтирь по усопшим, начиная с царских родов, иерархов Православной Церкви, благотворителей обители и кончая всеми просящими молитв о себе и присных своих, говоря, что она будет вечно питать обитель. Также завещал на вечные времена неопустительно по воскресным дням перед Литургией служить Параклис Божией Матери, весь нараспев, по нотам, оба канона попеременно, как в Саровской пустыни. «Если это исполнят, никакие беды обитель не постигнут, если же не исполнят. Царица Небесная накажет и без беды беду наживут»,— строго заповедовал много раз Угодник Божий. Жизнь в Мельничной общинке походила на апостольские времена единством духа любви ко Христу, Царице Небесной и батюшке Серафиму, взаимной любовью между сестрами. Все было общее, хотя жили бедно и питались скудно.

    После смерти батюшки Серафима Мельничная девичья обитель самостоятельно просуществовала всего десять лет. В мирную жизнь сестер двух общин — Мельничной и Казанской — самовольно стал вмешиваться Саровский послушник Иван Тихонов (впоследствии иеромонах Иоасаф). Батюшка Серафим при жизни запрещал ему это, но честолюбивый послушник в мечтах видел себя попечителем и духовником обители. В 1842 году Иван Тихонов выхлопотал указ об объединении двух общин. Он старался обратить к себе сестер, отвлечь их от исполнения заветов великого Старца. Ему удалось запечатать Рождественские храмы и нарушить все заповеди Царицы Небесной. 29 лет продолжалась смута, результатом которого стали нищета и долги: в обители нечем было даже замесить хлебе а главное — разладилась духовна жизнь.

    Смута завершилась после лично го вмешательства Государя и Святейшего Синода в 1862 г., когда община была возведена в монастырь и была назначена игумения Мария (Елисавета Алексеевна Ушакова).

    Справедливость в Четвертом Уделе Божией Матери была восстановлена благодаря участию таких благодатных угодников Божиих, как свт. Филарет (Дроздов), митрополит Московский, свт. Феофан (Говоров), Затворник Вышенский, преп.Антоний (Медведев), наместник Троице-Сергиевой Лавры, архиепископ Воронежский Антоний (Смирницкий) и других.

    Далее: Жизнь монастыря в конце XIX - начале XX века
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100