Михаил и Феодор

Дата публикации или обновления 15.12.2016
  • К оглавлению: Жития святых
  • Страдание святых мучеников Михаила, князя Черниговского, и Феодора, боярина его, от нечестивого Батыя пострадавших.

    Когда какое-либо смущение и брани или иную какую пагубу видишь, не думай, что это просто проявление непостоянного мира или следствие какого-то случая: но знай, что все это попускается по изволению Всемогущего Бога за грехи наши, дабы согрешающие приходили в чувство исправление. Сначала Бог не сильно нас грешных наказывает, когда же не исправляемая, тогда великие наказания наводит, так же, так в древности на израильтян, на тех, кто не захотел исправляться от веревок Христова. По попущению пасли их жезлом железным, то есть римлянами, по пророчеству Даниила. Малые же казни, которые сначала Господь попускает,— это мятежи, голод, напрасные смерти, междоусобные брани и тому подобное.

    Картина «Князь Михаил Черниговский перед ставкой Батыя»
    Картина «Князь Михаил Черниговский перед ставкой Батыя» работы В. Смирнова. 1883 г.

    Если же ими грешные не уцеломудряются, назюдит немилостивое и тягчайшее нашествие иноплеменных, чтобы люди пришли в чувство ж обратились от путей своих лукавых, как говорит пророк: «Когда убивали их, тогда взыдали Меня». Это можно приложить и к нам, ж ко всей земле Российской. Когда мы благость Всемилостивого Бога злонравием своим прогневали и благоутробие Его премного огорчили, в чувство же придти и уклониться от зла благие дела творить не захотели, тогда весь разгневался на нас Господь яростью и восхотел лютейше наказать наши беззакония казнью.

    Попустил придти на нас безбожным и бесчеловечным варварам, которые зовутся татарами, и нечестивейшим и беззаконнейшим яарем их Батыем. В бесчисленном множестве силы своей языческой пришли на Российскую аашу землю, в год от сотворения мира 6746, от звоплощения же Бога Слова — 1238, всю силу гистианских царей и князей сокрушили и потоптали, все города разорили и всю землю гнем и мечом пленили и опустошили. Никто не мог безбожной той силе противостать, ей из-за грехов наших предал нас Бог, сказавший в пророчестве: «Если захотите и послушаете Меня, благую землю наследуете; если же не послушаете Меня, меч вас истребит».

    В то время избежавшие меча и пленения христиане укрывались в горах и непроходимых пустынях и видели удивительное: селения, города и деревни опустошенные, там, где дикие звери жили, там люди водворились, укрываясь от варваров. В то время благочестивый и приснопамятный великий князь Киевский и Черниговский Михаил, сын Всеволода Черного, внук Олегов, от юных лет привыкший добродетельно жить, возлюбив Христа, Ему служил от всей души, и светилось в нем душевное незлобие.

    Был он кроток и смирен, и ко всем добр, и к нищим весьма милостив. Молитвою же и пощением всегда угождал Богу и всеми добрыми делами украшал свою душу, чтобы была она прекрасным жилищем Бога Творца. Был у него любимый боярин, во всех добродетелях ему подобный, именем Феодор, с ним же он и душу свою за Христа положил, пострадав от скверного Батыя, как мы сейчас расскажем.

    Ко благоверному и христолюбивому князю, княжившему в Киеве, прислал злочестивый Батый татар своих соглядатаями в Киев. Те же, увидев величие и красоту города, удивились и, возвратившись, рассказали Батыю о преславном городе Киеве. Батый же направил послов к князю Михаилу в Киев, прельщая его, чтобы он поклонился ему. Великий же князь Михаил уразумел ложь их, поскольку лукавством хотели взять город и опустошить его.

    Слышал он и о безбожии варваров, что они всех, кто по своей воле предавался и поклонялся им, немилостивно избивают, повелел послов тех погубить. У ведал же о наступающей великой татарской силе, которое в великом множестве (воинов же было шестьсот тысяч), как саранча, на всю землю Российскую напали и брали крепкие города. И уразумев, что не уцелеть Киеву от приближающихся врагов, бежал в Венгрию с боярином своим Феодором и жил пришлецом в земле чужой, скитаясь и скрываясь от Божьего гнева, последовав словам: «Укрывайтесь до тех пор, пока не пройдет гнев Божий».

    После того как оставил он Киев, многие князья пытались возглавить российское великое княжение, но не сумели защитить Киев от Батыя нечестивого, поскольку пришел со всею своею силою и захватил Киев, как и Чернигов, и другие великие и крепкие российские города и княжения. И все опустошил огнем и мечом, в год от сотворения мира 6748, воплощения же Бога Слова — 1240. Тогда преславный и превеликий великого княжения российского престольный город был разорен рукою христоненавистных язычников вконец: и пали сильные от меча агарянских людей, одни были перебиты, другие в плен отведены. Прекрасные Божий церкви осквернены и сожжены. Исполнились слова Давида: «Боже, язычники пришли в наследие Твое, осквернили святой храм Твой, трупы рабов Твоих отдали на съедение птицам небесным, тела праведных Твоих зверям земным; пролили кровь их, словно воду, и не было того, кто похоронил бы их».

    О том, что это сбывается в земле Российской, князь Михаил в странствованиях своих слышал, рыдая неутешно о единоверных своих братьях и об опустении земли своей. Также стало ему известно, что оставшимся в городах людям, а их немного уцелело от меча и плена, повелел нечестивый царь безбоязненно жить, обложив их данью. И многие российские князья, бежавшие в далекие страны и в чужие земли, услышав об этом, возвращались в Россию и, поклонившись царю нечестивому, принимали свои княжения и дани ему давали, проживая в разоренных своих городах.

    Так и благочестивый князь Михаил с боярином своим Феодором и со всеми людьми возвратился из странствований, предпочитая дани давать царю нечестивому и в отечестве своем, пусть даже и опустевшем, жить, нежели пришлецом быть в земле чужой. И сначала пришел в Киев и, увидев места святые опустевшими и небу подобную церковь Печерскую разоренной, горько плакал. И ушел в Чернигов. И пока он отдыхал, услышали татары о возвращении его. Пришли посланцы от Батыя и начали звать его, как и прочих князей российских, к царю своему Батыю, говоря: «Нельзя вам жить в земле батыевой, не поклонившись ему. Грядите и поклонитесь, и будьте ему данниками, и тогда в домах своих пребывайте».

    Было же от царя того устроено: те из князей российских, которые приходили к нему на поклон, то волхвы и жрецы татарские их брали и проводили через огонь. И если что приносили в дар царю, от всего того по небольшой части брали и бросали в огонь. Проведя через огонь, принуждали идолам поклоняться, Кану и Кусту и солнцу, и после этого царю их представляли. И многие из князей российских из-за страха и ради того, чтобы получить право на княжение, смирялись: проходили через огонь, и идолам поклонялись, и получали от царя то, чего добивались.

    Услышал же благочестивый князь Михаил, что многие из князей российских, прельстившись славою мира сего, поклонились идолам, весьма сожалел и возревновал о Господе Боге Своем. И замыслил идти к царю неправедному и лукавнейшему более прежде бывших и дерзновенно перед ним исповедать Христа и кровь свою за Господа пролить. Замыслив это и духом возгоревшись, призвал верного своего советника, боярина Феодора, и рассказал ему о замысле. Он же, будучи благоразумным и верным, похвалил намерение господина своего и обещал ему не отступать от него до кончины, но вместе с ним положить душу свою за Христа.

    И посовещавшись, утвердились в намерении идти и умереть за исповедание Иисуса Христа. Восстав же, пошли к отцу своему духовному Иоанну, желая ему рассказать о решении своем. И придя к нему, сказал князь: «Хочу, отче, идти к царю, как и все князья российские» Духовник же, услышав это тяжкое слово и глубоко вздохнув, сказал: «Многие туда пошли и души свои погубили, сотворив волю цареву и поклонившись огню и солнцу и прочим идолам. И ты, если хочешь, иди с миром, но только молю тебя, не усердствуй перед ними, не делай того, что они сделали ради временного княжения: не проходи сквозь огонь нечестивых, и мерзким богам их не поклоняйся. Один у нас Бог — Иисус Христос. И пусть ничто не войдет в уста твои из идоложертвенных яств, да не погубишь души своей». Князь же с боярином отвечали: «Хотим мы за Христа пролить кровь свою, положить за Него души наши, да станем мы для Него благоприятной жертвой».

    Услышав это, возрадовался Иоанн духом и, посмотрев на них с радостью, сказал: «Если это исполните, блаженны будете и в этом последнем роде мучениками наречетесь». Поучив же их Евангелию и от иных книг, причастил Божественных Тайн тела и крови Владычного п. И благословив их, отпустил с миром, сказав: «Господь Бог да укрепит вас и да пошлет вам дар Святого Духа, чтобы быть вам крепкими в вере и дерзновенными во исповедании имени Христа и мужественными в страданиях. И да причтет вас Царь Небесный к лику первых святых мучеников». И пошли они домой.

    Приготовившись же в путь, мир подав домашним своим, пошли спешно, молясь Богу и распаляясь сердечною к Нему любовью и желая венца мученического, как стремится олень на источники водные . И когда пришли они к безбожному царю Батыю, то возвестили ему о пришествии их. И призвал царь жрецов и волхвов своих. И повелел им, чтобы провели Черниговского князя по обычаю сквозь огонь, чтобы принудили кланяться идолам, а после представить перед ним. Пришли же волхвы к князю и сказали ему: «Зовет тебя великий царь». И взяв его, повели. Последовал же за ним, как за своим господином, боярин Феодор. Достигли же места, где по обеим сторонам пылал огонь, а посредине приготовлен путь, по которому прошли многие,— этим же путем хотели и князя Михаила провести. Тогда князь сказал: «Не подобает христианину сквозь этот огонь идти, который нечестивые почитают как бога. А я христианин — не пойду сквозь огонь, не поклонюсь никакой твари, но поклоняюсь Троице — Отцу и Сыну и Святому Духу, Единому в Троице Богу, создателю неба и земли».

    Услышав эти слова, жрецы и волхвы исполнились стыда и ярости, оставили его и поспешили возвестить об этом царю. В это же время приступили к святому князю Михаилу другие российские князья, пришедшие с ним на поклонение к царю. Был среди них князь Борис Ростовский. Они жалели его и беспокоились, боясь, что и на них царский гнев распространится. Все советовали Михаилу исполнить волю царскую. «Да не погибнем,— говорили,— и мы с тобою. Притворись и сотвори то, что повелено. Поклонись огню и солнцу, так избавишься от царской ярости и лютой смерти. Когда же с миром возвратишься восвояси, сделаешь, как хочешь. И не будет мучить тебя Бог, не прогневается на тебя за это, знает, что не по своей воле ты все это сделал. А если духовник твой сочтет это грехом, то мы все покаяние на себя возьмем, только послушай нас, пройди сквозь огонь, поклонись богам татарским да себя и нас от гнева царского и от горькой смерти освободишь и много доброго земле твоей исходатайствуешь».

    Все это говорили со многими слезами. Блаженный боярин Феодор, слушая их слова, пребывал в великой печали, страшась, как бы не склонился князь к советам их и не отпал от веры. Приступив к нему, начал вспоминать обещание его и слова духовника и сказал: «Помни, благочестивый князь, как обещал Христу положить за Него душу свою. Вспомни слова евангельские, которым нас духовный отец учил: «Тот, кто хочет душу свою спасти, погубит ее; а если кто погубит душу свою ради Меня и Евангелия, тот спасет ее». И еще: «Какая польза человеку, если приобретет весь мир, но потеряет душу свою? Или что даст человек за душу свою?»

    И еще: «Кто исповедает Меня перед людьми, исповедую его и Я перед Отцом Моим Небесным. А если отвержется от Меня перед людьми, отвергну его и Я перед Отцом Моим Небесным» . Князь же Михаил от этих слов боярина своего ощутил сладость и, палимый ревностью о Боге, с веселием ожидал мучений, готовый умереть за жизнодавца Христа. Князь же Борис, которого мы прежде упомянули, умолял его прилежно, чтобы повиновался царской воле. Он же сказал: «Не хочу лишь на словах христианином именоваться, а дела язычников творить». И отстегнув меч свой, бросил его им, сказав: «Приимите славу мира сего, а я не хочу ее».

    Вскоре пришел посланный от царя некий вельможа, чином стольник, по имени Елдега. Он возвестил святому князю Михаилу царские слова, сказав: «Царь великий говорит тебе: почему повеления моего не слушаешь и богам моим не поклоняешься? Сегодня два пути перед тобою — смерть или жизнь: избери себе один из двух. Если повеление мое исполнишь и сквозь огонь пройдешь и богам моим поклонишься, то жив будешь. Если не послушаешь меня и богам моим не поклонишься, то злою смертью умрешь».

    Святой же князь Михаил, слушая слова царские от Елдеги, нимало не устрашился, но дерзновенно отвечал: «Скажи царю — так говорит тебе Михаил князь, раб Христов: поскольку тебе, царь, вручено от Бога царство и слава мира сего, и нас из-за грехов наших десница Всевышнего твоей власти покорила, то должны мы тебе, как царю, кланяться и подобающую честь твоему царству воздавать. А если велишь от Христа отрекаться и богам твоим поклоняться, того не будет — они не боги, а создания. У нас же писания пророческие говорят: «Боги, которые небес и земли не сотворили, да погибнут» . Что безумнее того, нежели оставить Создателя и поклониться созданию?» Елдега же сказал: «Прельщаешься, Михаил, называя солнце созданием — скажи мне, кто взошел на безмерную высоту небесную и сотворил такое великое светило, которое освещает всю вселенную?»

    Святой же отвечал: «Если хочешь послушать, скажу тебе, Кто сотворил солнце и все видимое и невидимое. Бог безначальный и невидимый и Его Единородный Сын, Господь наш Иисус Христос. И Он также не создан, не имеет ни начала, ни конца. Равно же и Дух Святой, трисоставное Божество, единый же Бог. Он сотворил небо и землю, и солнце, которому вы поклоняетесь, и луну, и звезды, также и моря, и сушу, и первейшего человека Адама, и дал все ему в услужение. Закон же людям дал, чтобы не поклонялись никакому созданию — ни на земле, ни на небе, но единому Богу, все сотворившему, да поклоняются, тому и я поклоняюсь. А если обещает мне царь княжение и славу мира этого, то я об этом небрегу, ибо и сам царь временен и временное дает мне господство, которого я не требую. Надеюсь на Бога моего. Ему же верю, что Он даст мне царство вечное, не имеющее конца».

    Елдега же сказал: «Если в непокорстве, Михаил, пребудешь и царскую волю не исполнишь, то умрешь». Святой же отвечал: «Не боюсь смерти, она для меня приобретение и ходатайство вечного с Богом пребывания. И зачем много говорить — я христианин и исповедую Творца неба и земли. И в Него несомненно верую и умру за Него с радостью». Увидел же Елдега, что ни ласкою, ни угрозами не может заставить его волю царскую исполнить, ушел к царю, чтобы рассказать все, услышанное от князя Михаила.

    Услышав же царь слова Михаила, которые пересказал ему Елдега, взбесился от ярости и, словно пламенем, дыша угрозами, повелел предстоящим, чтобы убили Михаила князя Черниговского. И устремились слуги мучителя, словно псы на ловлю или словно волки за овцою. Святой же мученик Христов стоял на том же месте с Феодором, не беспокоясь о смерти, но пел псалмы и молился к Богу прилежно. Когда же увидел бегущих к нему убийц, начал петь: «Мученики Твои, Господи, многие муки претерпели и любовию Твоею души соединили святые».

    Достигли же убийцы места, где стоял святой, бросились на него словно звери и, растянув на земле за руки и ноги, били немилостиво по всему телу, так что и земля обагрилась. Били же долго и нещадно. Он же, терпя доблестно, ничего не говорил, кроме одного: «Я христианин». Один же из слуг царских, по имени Доман, который вначале был христианином, но потом отвергся от Христа, приняв нечестие татарское, этот законопреступник, видя святого, доблестно переносящего муки, обозлился на него и, как враг христианства, извлек нож и, прострев руку, взял святого за голову и отрезал ее и отъял от тела, еще хранящую на устах исповедническое слово и произносящую: «Я христианин!» О чудо предивное! Голова от тела насильственно отъятая и отверженая говорит, и уста исповедают Христа.

    Потом же начали нечестивые говорить блаженному Феодору: «Исполни волю царскую и поклонись богам нашим; и не только жив будешь, но и великую честь от царя примешь и унаследуешь княжение господина своего». Святой же Феодор отвечал: «Княжения господина моего не желаю, чести от царя вашего не требую, но желаю тем же путем пойти ко Христу Богу, которым пошел святой мученик князь Михаил, господин мой. Ибо как он, так и я во единого Христа, Творца неба и земли, верую и за Него хочу пострадать даже до смерти и крови». Убийцы же, видя непреклонность святого Феодора, взяли его и мучили немилостиво, как и святого Михаила.

    Напоследок же и ему честную голову отсекли, сказав: «Поскольку не захотел поклониться пресветлому солнцу, то недостоин и на солнце смотреть». Так пострадали святые новоявленные мученики Михаил и Феодор, предав души свои в руки Господни сентября в 20 день, в год бытия мира 6753, воплощения же Бога Слова — 1245. Святые же тела их были брошены на съедение псам, но и через много дней лежали целые — никто же к ним не прикоснулся — благодаря благодати Христовой пребывали неврежденными. Появлялся же и столп огненный над телами их, сияющий пресветлыми зарями, и свечи горящие по ночам были видны. Видя это, верные, которые там были, взяли святые тела и погребли их по обряду.

    После убиения святых мучеников безбожный Батый решил пойти со всеми ордами на вечерние и западные государства, то есть на Польшу и Венгрию. И был убит проклятый венгерским королем Владиславом и принял злой конец злому своему житию. Так унаследовал ад, а святые мученики наследовали царство небесное, славя Отца, Сына и Святого Духа вовеки, аминь.

    В начало

     
    Rambler's Top100