Роспись центральной части

церкви Спаса на Сенях

Дата публикации или обновления 01.05.2017
  • К оглавлению: Церковь Спаса на Сенях в Ростове Великом
  • Роспись центральной части церкви Спаса на Сенях

    В куполе Спасской церкви изображен Господь Саваоф. В простенках барабана располагаются пророки, в парусах постамента — херувимы. Между парусами, с востока, изображен Дух Святой в виде голубя в круглом ореоле, парящий над головой Христа Великого Архиерея. Фигура Христа на восточной стене постамента барабана является центром деисусной композиции с предстоящими Богоматерью, Иоанном Предтечей, архангелами и апостолами Петром и Павлом.

    Очевидная связь изображений Христа и Святого Духа немыслима вне их связи с изображением и Первого Лица Святой Троицы — в данном случае, с купольным изображением Бога Отца. Таким образом в центре программы росписи купола церкви Спаса на Сенях оказывается образ Троицы, получающий при этом необычную трактовку — изображения трех ипостасей помещаются в трех различных пространственных и символических зонах купольной части храма.

    Святоотеческие толкования символики храма уподобляют церковный «верх» небу. Этим толкованиям обычно соответствуют купольные росписи православных церквей, создающие образ Небесной Церкви. Особенно ярко это проявилось в ряде балканских и афонских памятников, где, начиная с XIV века, в барабанах центральных куполов изображается Небесная литургия, совершаемая Христом Великим Архиереем в сослужении ангелов и других небесных сил.

    Иконография купольных изображений развивалась от «Вознесения» к изображению Христа Вседержителя, и, наконец, Троицы в виде «Отечества», то есть от частного к общему, к полноте образа Бога. В куполе церкви Спаса на Сенях изображен один Саваоф. Паруса обособляют пространство барабана, создавая видимую грань между зонами. Изображение Саваофа можно видеть лишь сквозь образованное парусами «кольцо», и снизу, с точки зрения обычного зрителя, оно кажется бесконечно далеким.

    Между небесной и земной зонами храма находится зона сводов, символизирующая, по святоотеческим толкованиям, видимое небо. В купольной части церкви Спаса на Сенях эта пограничная зона соответствует не только переходу от небесного к земному, но и от Ветхого Завета к Новому, от прообразов и пророчеств — к их исполнению с приходом в мир Христа. Херувимы здесь сопровождают изображение Духа Святого и, как и в других кремлевских церквах, образуют ярус, разделяющий символические зоны.

    Зоне «видимого мира» — стенам храма — в завершении Спасской церкви соответствуют стенки постамента барабана. Здесь образ Христа — Бога и Человека — расположен на одном уровне с земными существами. Фигура Христа Великого Архиерея в центре деисусной композиции характерна для иконографического типа «Предста Царица», воплощающего в новозаветных образах совершение ветхозаветных пророчеств.

    Состав предстоящих в росписи постамента барабана Спасской церкви обычный, но сама композиция получает редкую пространственную трактовку, образуя не привычный ряд, а кольцо. Фигуры предстоящих группируются в пары, различающиеся по степени близости ко Христу: первыми предстоят Богоматерь и Предтеча, за ними архангелы и апостолы Петр и Павел. Фигуры апостолов, расположенные рядом на западной стене постамента, оказываются одновременно и наиболее удаленными от Христа, и непосредственно предстоящими Ему лицом к лицу. Между ними на облаках изображена литургическая чаша.

    Чаша — символ жертвы Христа, и ее изображение в росписи Спасской церкви связано с образом Христа Великого Архиерея. Одновременно чаша — символ литургического таинства и принадлежность литургического обряда, совершаемого в земной церкви. Форма изображенной чаши подчеркнуто близка форме потира. Таким образом, благословение Великого Архиерея Христа и дарованное Им спасительное таинство преподается через перво-верховных апостолов именно в земной церкви. Здесь начинает свое развитие многократно отмечавшаяся исследователями тема преемственности благодати, исходящей от Христа к апостолам и архиереям, которая добавляет новый смысловой оттенок в традиционную символику Деисуса. Образ Христа Великого Архиерея является смысловым и композиционным центром купольной росписи — движение к нему направлено и по вертикали (нисхождение Святого Духа от Отца), и по горизонтали (молитвенное предстояние святых в Деисусе). Кроме того, в этом образе Христа совмещается сразу несколько символических идей — предвечного священства и жертвенности, основания земной церкви с ее таинствами и передачи ей божественной благодати, и, наконец, обетование грядущего Суда, содержащееся в символике Деисуса. Изображения купольной части трудно, а точнее, невозможно рассмотреть снизу. Фигуры пророков в барабане скрываются за выступом парусов, а Деисус можно увидеть только в очень сильном ракурсе. Таким образом, телесным очам доступны лишь некоторые изображения росписи купольной части. Полностью воспринять содержание ее программы можно только умозрительно.

    На многочисленных поверхностях крещатого свода церкви Спаса на Сенях изображены праздники пасхального круга — от Воскрешения Лазаря до Сошествия Святого Духа на апостолов. В восточной части свода представлены сюжеты праздничного цикла, предшествующие Воскресению Христа (Воскрешение Лазаря, Вход в Иерусалим, Снятие со креста, Положение во гроб), а в западной части — события, отмечаемые церковью уже после Пасхи (Уверение Фомы, Явление Христа женам-мироносицам, Исцеление расслабленного, Беседа с самарянкой, Исцеление слепого, Сошествие Святого Духа).

    В эту зону росписи включены и участки стен под распалубками свода. На них помещаются важнейшие композиции цикла — «Распятие», «Воскресение», «Вознесение» и «Господь Саваоф во славе».

    Уникальной иконографической особенностью росписи являются крупные изображения четырех евангелистов в распалубках крещатого свода, что выражает мысль о распространении христианского учения по всему миру. Эти изображения наглядно и впечатляюще обозначают тему благовествования, апостольской проповеди.

    Уже описанный фресковый иконостас на восточной стене церкви включает в себя праотеческий, пророческий, деисусный и праздничный ряды. От иконостасов других домовых церквей Ростовского Кремля он отличается разнообразием структуры — полнофигурные изображения сочетаются с поясными, прямоугольные обрамления с круглыми. Так, в виде яруса медальонов с полуфигурными изображениями представлен пророческий ряд. Композиции праздничного ряда располагаются между арками на восточной стене церкви и на внутренней стене аркады солеи. Таким образом, праздничный ряд получает необычную кольцеобразную пространственную трактовку. В центре этого ряда оказывается изображение Причащения апостолов, традиционно располагавшееся над царскими вратами. «Причащение апостолов» сопоставлено с «Преображением», расположенным напротив царских врат на внутренней стене аркады солеи. Такое сопоставление подчеркивает тему Божественной природы Христа и роль апостолов как свидетелей ее благодатных проявлений.

    С праздничным рядом связаны и сюжеты на боковых стенах солеи — «Явление Троицы Аврааму» и «Рождество Богоматери». В стенописи Спасской церкви эти композиции получили подробную разработку, представляя не только основное событие, но и его предысторию или последствия. Так, рассказ о явлении Троицы, во время которого праотцу Аврааму было обещано рождение сына у его престарелой жены Сарры, продолжается изображением Жертвоприношения Авраама, которое считается одним из прообразов новозаветной жертвы. Повествование о Рождестве Богородицы начинается с благовестил Иоакиму и Анне о рождении Марии. Особое место отводится в цикле сцене встречи Иоакима и Анны у Золотых ворот Иерусалима («Зачатие Богородицы»). Эти сюжеты предваряют традиционное изображение рождества Марии, дополненное лирической сценой ласкания младенца Иоакимом и Анной. Повествование продолжается в расположенных рядом композициях «Введение во храм» и «Благовещение».

    На склонах арок, осеняющих солею, изображены святители. Это вселенские учители Григорий Богослов, Василий Великий и Иоанн Златоуст и ростовские святители Леонтий Ростовский, Исайя Ростовский, Игнатий Ростовский, Иаков Ростовский и Феодор Ростовский.

    Ключевым изображением для всей нижней зоны храма является композиция «Союзом любве связуеми апостоли», расположенная на западной стороне аркады солеи. Она связана по смыслу практически со всеми основными частями росписи, и каждая из этих связей раскрывает особую сторону ее содержание. С первого взгляда неискушенный зритель воспринимает исключительно декоративную сторону этой фрески — уравновешенность цветовых пятен и нарядность обрамлений в виде цветущих ветвей. Однако уже само название композиции, взятое из текста службы Великого Четверга — дня воспоминания Тайной вечери, на которой Христос установил таинство Евхаристии, обозначает сразу два важнейших аспекта ее смысла — литургический и страстной. Оба этих аспекта получают дальнейшее развитие, с одной стороны, в расположенном рядом, на южной и северной стенах, Страстным циклом, а с другой — в изображении «Причащения апостолов» над царскими вратами, в центре праздничного ряда иконостаса.

    Литургический аспект символики композиции «Союзом любве связуеми апостоли» связывает ее и с купольным изображением Христа Великого Архиерея, благословляющего апостолов и евхаристическую чашу.

    На каменном парапете солеи изображены двенадцать сыновей праотца Иакова — родоначальники двенадцати колен Израилевых. Они, в свою очередь, могут быть символически сопоставлены с изображениями Христа и двенадцати апостолов, напоминая, как справедливо отметил В.В. Зякин, евангельское пророчество о Страшном Суде, согласно которому двенадцать апостолов должны будут судить двенадцать колен Израилевых (Мф. XIX, 28). Кроме того, этот мотив перекликается с описанием в Откровении Иоанна Богослова священного града Небесного Иерусалима, на воротах которого написаны имена двенадцати колен Израилевых, а на стенах — имена двенадцати апостолов Агнца (Откр. XXI, 12-14). Таким образом, в декорации аркады солеи присутствует и эсхатологическая тема, которая получает развернутое выражение в помещенной напротив, на западной стене церкви, композиции «Страшный Суд».

    На южной и северной стенах четверика стенопись располагается пятью ярусами. Составляющие ее сюжеты представляют события земной жизни Христа и группируются в два цикла. В трех верхних рядах изображены земные деяния Христа — проповеди, чудеса и исцеления, а в двух нижних — Страсти. Граница между циклами проходит на уровне верхнего края аркады солеи. Оба цикла занимают примерно равные по высоте участки стены, однако верхний из них разделен на три яруса, а нижний — на два, отчего ширина ярусов и масштаб фигур в обоих циклах существенно различаются.

    Начальными сценами цикла являются два изображения Призвания апостолов — вначале Петра и Андрея, затем — Иакова и Иоанна. В буквальном соответствии с евангельским текстом, Иаков и Иоанн уходят за Христом, оставляя в лодке своего отца Зеведея. Следующие композиции последовательно иллюстрируют текст Евангелия от Матфея, представляя при этом только деяния Христа, составляющие канву евангельского повествования — разнообразные исцеления, сцены проповедей, прений с фарисеями и бесед с учениками — и подробнейшим образом показывая их внешнюю, видимую сторону. Содержание бесед в этой росписи ни разу не становится темой изображения. Среди евангельских композиций в росписях церкви Спаса на Сенях нет ни одной притчи или иносказания. Отсутствуют здесь и сюжеты, не связанные непосредственно с Христом, например, история Иоанна Предтечи.

    Композиции в трех верхних ярусах росписи расположены довольно свободно. Некоторые сцены (в основном те, что происходят в интерьере) помещаются на небольших участках стен, вписываясь в портик несложной архитектуры. Другие композиции, напротив, разворачиваются в целые фризы и почти незаметно соединяются с соседними изображениями. Таковы сцены «Исцеление множества больных у моря Галилейского» и «Умножение хлебов» — на южной стене. Они иллюстрируют евангельские события, следующие непосредственно друг за другом. Оба изображения наполнены множеством фигур, поскольку число слушателей Христа достигало нескольких тысяч человек. Эти многолюдные сцены художник размещает на едином пейзажном фоне и превращает в своего рода панорамы, сильно вытягивая их по горизонтали, так что они занимают почти весь ярус.

    Художники мастерски владеют композицией, вписывая многофигурные сцены в сложные по очертаниям участки стены. Так, на северной стене близ иконостаса в простенке помещено изображение «Укрощения бури», в котором очертаниям проема окна вторят линии бортов лодки, беспокойные жесты апостолов и колеблемый ветром парус.

    Своеобразной чертой художественного языка росписи является интерес к передаче пространства. Усложняется структура архитектурных сооружений. К простейшим двухколонным портикам, в которых происходит действие, присоединяются дополнительные узкие помещения с фигурами второстепенных персонажей. По сторонам центрального портика часто представлены фасады постройки с дверными проемами, сквозь которые персонажи проходят в помещение. Внутри зданий художник изображает полы, вымощенные узорными плитками, и воспроизводит их перспективное сокращение, однако одновременно он изображает и потолок, видимый совсем с другой точки зрения. Таким образом, в росписи церкви Спаса на Сенях мастера применяют, хотя еще не вполне осмысленно, некоторые приемы передачи пространства, заимствованные из западноевропейских гравюр.

    Особую группу в росписи верхних ярусов стен составляют композиции, посвященные последним дням земной жизни Христа. Изображение «Изгнания торгующих из храма», которое исторически должно было стать началом этой части повествования, фактически отделяется от нее, располагаясь на южной стене, где оказывается последней сценой в ряду евангельских деяний Христа. На северной стене находится ряд композиций, сюжетами которых становятся только проповеди Христа — беседы с фарисеями, поучения верным, наставления ученикам. Эти композиции занимают целый ярус на северной стене храма.

    Три сцены прений с фарисеями иллюстрируют 21 и 22 главы Евангелия от Матфея. Фарисеи задают вопросы пришедшему в Иерусалим Христу, пытаясь найти в Его ответах повод для обвинения: «Какою властью Ты это делаешь?» (Мф. XXI, 23); «Позволительно ли давать подать кесарю?» (Мф. XXII, 17); «Какая наибольшая заповедь в законе?» (Мф. XXII, 36). Христос сопровождает свои ответы притчами, рассказывая о злых виноградарях, о званых, отказавшихся прийти на брачный пир, обличает фарисеев и предрекает им: «Отнимется от вас Царство Божие» (Мф. XXI, 43).

    «Лепта вдовицы» — единственная композиция евангельского цикла Спасской церкви, сюжет которой отсутствует в Евангелии от Матфея. Об этом событии рассказывают евангелисты Марк (XII, 41-44) и Лука (XXI, 1-4). Само действие — лишь повод для поучения, также связанного с обличением показного благочестия фарисеев: крохотное пожертвование бедной вдовы для Бога ценнее многих богатых вкладов. Примечательной деталью этой композиции является изображение храмовой сокровищницы в виде огромного, окованного железными полосами сундука. Такое изображение считалось деталью русского быта, однако в действительности оно заимствовано с гравюры Библии Пискатора.

    Завершает цикл земных деяний Христа изображение Его беседы с апостолами. Очевидно, это именно та беседа, в которой Христос отвечает ближайшим ученикам на вопрос о сроках и признаках кончины мира и Своего второго пришествия (Мф. XXIV-XXV). Таким образом, цикл земных деяний Христа, начинавшийся как неспешное повествование, насыщенное занимательными деталями, заканчивается рядом не столько повествовательных, сколько символических композиций. Примечательно, что в последнем из сюжетов пророчество относится не к близящемуся Распятию, а к грядущему Страшному Суду. Такое завершение цикла земных деяний Христа подчеркивает его обособленность от Страстного цикла, поскольку сюжетная связь оказывается нарочито разорванной.

    Особое значение в росписи церкви Спаса на Сенях получают композиции Страстного цикла, расположенные в двух нижних ярусах южной и северной стен. Нижние ярусы значительно короче верхних из-за расширения солеи. При этом высота нижних ярусов увеличена почти вдвое, из-за чего увеличивается и масштаб фигур. Это не только производит более сильное впечатление на зрителя, но и сглаживает разницу масштабных соотношений сюжетов евангельского цикла и композиции «Страшный Суд».

    Из-за недостатка места в цикл Страстей включены лишь важнейшие сюжеты. Повествование начинается в двух ярусах южной стены, а затем переходит на северную стену. Действие развивается очень напряженно и динамично, поскольку мастерам приходится объединять в одну композицию несколько сюжетов («Моление о чаше» и «Целование Иуды» — на южной стене, «Поругание Христа» и «Раскаяние Иуды» — на северной). Среди иконографических источников композиций Страстного цикла — гравюры Библии Пискатора, однако их влияние заметно лишь в некоторых изображениях («Моление о чаше», «Приведение Христа к Анне», «Христос перед народом»).

    Последней сценой Страстного цикла является «Распятие». Такое завершение цикла оставляет впечатление незаконченности повествования. Дело не только в том, что история земной жизни Христа без изображений Его оплакивания и погребения оказывается неполной. В этом Страстном цикле еще не ощущается предвестие Воскресения, столь явно звучащее в богослужебных песнопениях Страстной седмицы. Однако именно эта особенность цикла побуждает зрителя искать его продолжение в росписи свода. Страстной цикл, таким образом, оказывается незамкнутым, открытым, связанным по смыслу с другими циклами и частями росписи.

    Напротив «Распятия» в своде окна южной стены помещается символическая композиция, изображающая Христа во гробе, Богоматерь, Марию Магдалину и Иоанна Богослова. В православной иконографии ее названием стали начальные слова песнопения Великой Субботы: «Не рыдай Мене, Мати, зряще во гробе, Его же во чреве без Семене зачала еси Сына. Восстану бо и прославлюся, и вознесу со славою непрестанно, яко Бог, верою и любовию Тя величающия». По сюжету эта композиция следует за «Распятием» и, таким образом, дальнейшее развитие Страстного цикла получает не историческую, а символическую трактовку. Его завершением может стать любой из образов Христа во славе — Спас в силах из деисусногр ряда иконостаса, Христос Великий Архиерей из купольной части, Христос-Судия из «Страшного Суда».

    Далее: Страшный Суд. Церковь Спаса на Сенях
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос