Язык – орудие мышления

Дата публикации или обновления 02.01.2016

Авторы статьи «Образный язык и научные гипотезы» явно преувеличивают «эвристическую силу» устойчивых оборотов и не учитывают некоторых важных собственно лингвистических сторон выдвигаемых ими гипотез.

В разговорной русской речи закреплены многие вековые практические наблюдения, выводы, приметы, сформулированы оценки и правила поведения, отражающие очень разные хронологические пласты, в том числе весьма отдаленные от нас — вплоть до языческих времен. Сравним такие слова и выражения, как чураться кого или чего-нибудь, чур-меня, очертя голову, вилами по воде писано, и многие другие.

Конечно, закрепляя опыт многих поколений, накапливая и шлифуя традиции, язык в своих устойчивых оборотах может буквально «наложиться» на существо тех или иных явлений, открытых биологами и психологами в наши дни с помощью современной науки и техники.

Однако не надо забывать о том, что биологический и психологический уровни в целом общечеловечны, а разговорная речь прежде всего национальна, и представления об одних и тех же биопсихологических процессах в разных языках, как правило, будут выражены по-разному. Например, русскому обороту любовь с первого взгляда (то есть по первому впечатлению) соответствует метафорическое выражение французского языка coup de foudre (буквально — «грозовой разряд», удар грома и молнии).

Такие разговорные обороты в разных языках иногда могут и совпадать по смыслу — в результате взаимных переводов, калькирования и т. п. Но дело даже не в этом.

Трудно представить, чтобы разговорная речь, сам механизм языка «опустились» до глубин молекулярного уровня, самонаблюдения за деятельностью, скажем, нейронов. По своему главному назначению и происхождению язык направлен на внешний мир, на осмысление связей человека с другими людьми, с природой, трудовой общественной деятельностью и т. п. Язык — важнейшее средство общения, непосредственная действительность мысли и орудие мышления. Самого мышления, а не инструмент изучения его на уровне биопсихологии.

Не следует сбрасывать со счетов и случайные совпадения и простые особенности разговорной речи. Немыслимая чепуха — это обычное усиление в пределах разговорного стиля, имеющее свое историческое объяснение. К таким же усилениям относятся народные речевые формулы: путь-дорога, весна-красна, горе-злосчастие, горе горькое и т. п.

Немыслимый — значит невозможный, такой, которого нельзя представить в мыслях, вообразить (несусветная чепуха — в том же значении).

А что конкретно следует (да и следует ли?) видеть в таких, например, конструкциях, как это ему на роду написано (не генетический ли код?!), звенит (или шумит) в голове (не звуковой ли резонанс клеток, нейронов?), а также мозги набекрень, врезаться в память, дырявая память, прокрутить в памяти, стереть из памяти, сверлит голову мысль, влезть в душу и т. п.?

Древними представлениями о внешнем мире объясняется антинаучность таких обычных для нас оборотов, как солнце село (закатилось, взошло), звезда упала и т. п. Религиозным и метафизическим догматам обязаны своим появлением рассуждения о бессмертии души и вечности разума, о магической силе некоторых чисел.

Что касается, например, глубин памяти, так восхитивших авторов, то эти «глубины» могут быть сопоставлены и с глубью веков (представление о глубине времени) и с далью веков (представление о временном пространстве).

Объективное историколингвистическое изучение разговорной речи устанавливает разные по времени слои, объясняет национальный вкус в образной или конкретно-бытовой системах, рассказывает об эволюции народного представления о внешнем мире, а также о мире чувств человека и т. д.

Призыв авторов изучать разговорную речь для того, чтобы сближать разные подходы к познанию человека, я бы представил иначе — а именно как призыв к творческому взаимодействию наук. При этом речь должна идти о применении совокупности методик для выбранного объекта исследования, а не о механическом переносе чисто технических приемов из одной науки в другую и не о буквальном прочтении мнимых словесных «шифров», не об удачных «озарениях» на лингвистическом или на чувственном уровнях. Плодотворность взаимодействия таких разных наук, как математика, археология, лингвистика, психология, этнография, в наши дни доказана на практике.

Такое взаимодействие совершенно необходимо для успешного комплексного изучения человека и человеческого общества в целом «во времени и прост- ранстве», в совокупности его производственной и духовной деятельности.


Доктор филологических наук Л. Скворцов.

Опубликовано в журнале «Наука и жизнь», № 9, 1982 г.

В начало



Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
 
Rambler's Top100