Адаптационная энергия

Дата публикации или обновления 02.01.2017

Стресс без стресса

  • Стресс без стресса.

  • Ганс Селье — биолог с мировым именем, директор Международного института стресса в Монреале, почетный доктор множества университетов мира, член международных и национальных научных медицинских обществ. Слова «стресс», «стрессор» «адаптационный синдром» неразрывно связаны с его именем. Селье, прекрасный популяризатор своего учения, давно рассказал историю того, как слово «стресс» вначале пустило первые корни и ростки, а затем завоевало весь мир.

    Первоначальный смысл этого английского слова — «напряжение», «давление», «нажим». Пришедшее в биологию из физики, техники, оно не сразу стало означать также и состояние, возникшее под влиянием любых сильных воздействий и сопровождающееся перестройкой защитных систем организма.

    Человек давно должен был заметить, что всякий раз, когда на его долю выпадает непривычно сильная нагрузка — будь то плавание в холодной воде, штурм горных вершин или длительная ходьба без привала, он проходит через три стадии.

    Вначале ему чрезвычайно трудно, затем он привыкает и обретает, так сказать, «второе дыхание» и в конце концов все же теряет силы и вынужден прекратить работу. Эта трехфазная реакция (глубоко осознанная, изученная Селье) является общим законом, определяющим поведение всех живых существ при любой изнурительной нагрузке. При всяком стрессе. В этом убеждают и простые лабораторные опыты.

    Экспериментатор помещает крысу в камеру с очень низкой температурой, скажем, 2 градуса Цельсия. Для нее это процедура малоприятная, но постепенно крыса приобретает способность сохранять тепло в результате сокращения периферических сосудов, увеличения основного обмена и других срочных мер. Казалось бы, животное теперь сможет жить в этих экстремальных условиях столь же долго, как и при комнатной температуре, если, конечно, мы будем снабжать его калориями, необходимыми для генерирования достаточного количества внутреннего тепла.

    Казалось бы! Опыт, однако, показывает иное. Длительное воздействие холода (как и любых других стрессоров) рано или поздно неумолимо приводит к тому, что крыса теряет способность к сопротивлению. И животное погибает.

    Что же произошло с крысой? Субъективное ощущение тут таково. Животное исчерпало какие-то ресурсы, помогающие ему стойко противодействовать стрессу. Эти ресурсы Селье назвал «адаптационной энергией».

    Природа адаптационной энергии до сих пор неясна. Понятно только то, что каждый живой организм обладает ограниченным ее запасом, использующимся постепенно для противодействия стрессорным влияниям.

    Что истощается? Это не запасы калорий: ведь в опыте крысе обеспечен нормальный прием пищи. Расходование адаптационной энергии скорее можно сравнить с износом автомобиля. Тут уместна такая аналогия (ее предложил Сельё). Мы обильно заправляем машину бензином, и все же постепенно она изнашивается. И не способна всегда сохранять свои двигательные качества. Так и живой организм: он тоже становится жертвой износа и амортизации.

    Если пойти по линии обобщений еще дальше, то жизнь любого человека — это история его непрерывной борьбы со стрессом. И тут также имеет место упомянутая выше трехфазная реакция. Эти три фазы при любом стрессе удивительно напоминают три знакомых нам стадии человеческой жизни. Детство (с присущей этому возрасту низкой сопротивляемостью и чрезмерными реакциями на раздражители), зрелость (когда происходит адаптация к наиболее частым воздействиям и увеличивается сопротивляемость) и, наконец, старость (с необратимой потерей приспособляемости и постепенным одряхлением).

    Старость, заканчивающаяся смертью.

    Три фазы стресса — три времени жизни.

    Поразительная аналогия!

    «Уставший» автомобиль ставится на ремонт. В зависимости от «врожденных факторов» (материала, из которого авто изготовлен, конструкции и так далее) восстановление его первоначальных свойств, конечно, возможно. Но лишь на краткий срок. С течением времени такие ремонты надо делать все чаще. И они становятся все продолжительнее. И в конце концов изношенность и неисправность уже не будут поддаваться какому бы то ни было ремонту.

    Из личного опыта мы знаем: после крайнего изнеможения - здоровый ночной сон (а после более тяжелого истощения — несколько недель спокойного отдыха) восстанавливают сопротивляемость и нашу способность к адаптации.

    Вроде бы человек вернулся к исходной позиции — увы! Это не так. Селье считает, что полного восстановления не бывает. Любая биологическая деятельность оставляет на нас необратимые «химические рубцы».

    И наши запасы адаптационной энергии можно сравнить с унаследованным богатством: можно брать со своего счета (как деньги в банке!), но, однако, не делая до- полнительные вклады.

    Адаптационная энергия — что же это такое? И что означает «покой», восстанавливающий наши силы? Как, оперируя точными научными терминами, анализируя интимные механизмы деятельности организма, объяснить эти очень важные для нас понятия?

    Что это за батареи жизни, которые быстро истощаются при стрессовых нагрузках и которые необходимо вторично заряжать? Ведь знание физико-химических основ истощения при стрессе могло бы помочь нам с умом, так сказать, расходовать адаптационную энергию, а возможно, и восстанавливать ее.

    Все эти чрезвычайно актуальные для практики вопросы давно поставлены Селье.

    Ответы на них только-только начинают складываться.

    Далее: Митохондрии - батареи жизни.

    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Навигация
    Rambler's Top100