Большой дворец во XVIII в.

Дата публикации или обновления 01.05.2017
  • К оглавлению: Царское Село и Павловск
  • Большой дворец во второй половине XVIII в.

    Вторую половину XVIII в. историки назвали золотым веком Екатерины. Эпоху правления этой императрицы можно считать временем духовного расцвета нации, развития литературы, искусства, свободной мысли. Личность Екатерины II оставила глубокий след в истории отечества и на много лет вперед определила развитие Российской империи.

    28 июня 1762 г. Петербург ликовал, узнав о свершившемся перевороте.

    Подданные присягнули Екатерине как императрице. Ей оставалось только доказать, что она достойна российской короны.

    Вступив на престол, Екатерина попыталась оказать влияние на атмосферу императорского двора. Она тщательно подбирала лиц на самые высокие должности. Для императрицы определяющими в этом вопросе были ум, проницательность и деловые качества, присутствие которых она считала необходимым и учитывала этот факт при формировании правительства. Ее девизом стали слова: «Мне дураков не надобно».

    Императрица умела в любой сложной ситуации держать себя в руках. В раздраженном состоянии она никогда не принимала решений. Екатерина умела ценить людей.

    За долгие годы возле ее трона побывали десятки людей, и все они были по-своему дороги императрице. Для каждого собеседника она умела найти верный тон и нужные слова.

    Она могла по достоинству оценить талант творческого человека и вовремя поддержать его. Таких людей Екатерина осыпала деньгами и жаловала титулами. Ей удавалось совмещать нарочитую смиренность с требовательностью, а порой и жестокостью.

    Императрица мастерски владела искусством политики. Никто не мог заставить ее изменить своим убеждениям. Екатерина всегда была непреклонна и тверда. Восемнадцать лет жизни немецкой принцессы у подножия трона многому ее научили. Она в совершенстве изучила механизм власти и хорошо знала все его стороны. Екатерину от предшественников отличало необыкновенное трудолюбие. В тишине раннего утра она с удовольствием работала над проектами указов и законов, над письмами и переводами, над литературными сочинениями. С самого первого дня царствования такая напряженная работа продолжалась ежедневно с 6 до 11 часов утра.

    В каждый вопрос императрица старалась вникнуть до мелочей, касался ли он комплектования армии, строительства или книгоиздательства. Екатерина оставила после себя огромное письменное наследие.

    Она не раз признавалась, что чистый лист всегда вызывал в ней желание писать. С годами это стало настоящей страстью, ежедневной потребностью. Сочинения Екатерины II отличаются живым и образным языком, пестрят народными выражениями, поговорками и пословицами.

    Историки, исследуя архив императрицы, обнаружили среди ее записок шутливую эпитафию, которую она себе сочинила: «Здесь лежит Екатерина Вторая, родившаяся в Штеттине 21 апреля 1729 года. Она прибыла в Россию в 1744 году, чтобы выйти замуж за Петра III. Четырнадцати лет от роду она возымела тройное намерение – понравиться своему мужу, Елизавете и народу. Она ничего не забывала, чтобы успеть в этом. В течение 18 лет скуки и уединения она поневоле прочла много книг. Вступив на российский престол, она желала добра и старалась доставить своим подданным счастие, свободу и собственность. Она легко прощала и не питала ни к кому ненависти. Пощадливая, обходительная, от природы веселонравная, с душою республиканскою и с добрым сердцем, она имела друзей. Работа ей легко давалась, она любила искусства и быть на людях».

    В этих строках вся Екатерина – ее удивительная судьба, характер, увлечения и пристрастия.

    Спустя 15 лет после завершения строительства Большого Царскосельского дворца архитектором Растрелли, изменения в планировке и начало новой перестройки дворца были поручены архитекторам Ю. М. Фельтену и И. В. Неёлову.

    В 1780 г. архитектором Царского Села императорским указом был назначен Чарлз Камерон. С его именем связано появление новых залов Большого дворца и другие уникальные постройки Царскосельского дворцово-паркового ансамбля.

    Камерон родился в Англии в 1743 г. Его дед был шотландцем. Отец, Вальтер Камерон, состоял в гильдии плотников Лондона. Именно у него Чарлз учился строительному мастерству.

    Юноша прекрасно рисовал, и его талант заметил крупнейший теоретик архитектуры И. Беар. В 1765 г. он привлек Камерона к работе над вторым изданием книги лорда Ричарда Берлингтона по античной архитектуре.

    С этого времени Камерон увлекся античными формами. В 1767 г. он отправился в Италию, где занимался изучением античного строительства. Молодому архитектору было дано разрешение самого папы римского на раскопки древних терм императора Тита.

    Камерон без устали делал планы, обмеры, зарисовки сохранившихся деталей. Строгие линии и прекрасные пропорции древнего зодчества стали для него неисчерпаемым источником вдохновения.

    По возвращении в Англию он издал труд «Термы римлян», который только в XVIII в. переиздавался дважды. Екатерина II долго искала специалиста по античной архитектуре. Ей очень хотелось иметь постройки в стиле древних римлян и греков.

    Чарлз Камерон до приезда в Россию не имел возможности испытать свои силы в строительном искусстве, поэтому он сразу откликнулся на приглашение русской императрицы и в 1779 г. прибыл в Россию.

    В это же время приехал и Джакомо Кваренги, его единомышленник. Через несколько лет к ним присоединился итальянский архитектор В. Бренна.

    Эти талантливые зодчие оставили заметный след в истории русской архитектуры. Камерон был ярым противником стиля барокко. Он стал первым в Европе последователем принципов классицизма.

    В Большом дворце Камерон оформил личные покои императрицы, а также апартаменты ее сына, Павла Петровича, и его жены Марии Фёдоровны. Отделка интерьеров этих помещений отличалась высокими художественными достоинствами.

    Архитектор одновременно работал в те годы в Павловском и в Царском Селе. Условия для строительства были совершенно разными. В Павловском из-за постоянного недостатка средств Камерон был вынужден при отделке помещений ограничиться декоративной лепкой. На постройки в Царском Селе Екатерина денег не жалела, предоставив архитектору неограниченные возможности. Не было таких материалов и самоцветов, в использовании которых Камерону было бы отказано. С Южного Урала везли яшму и малахит, с берегов Байкала – лазурит, горный хрусталь и разноцветный мрамор.

    В южной половине дворца Камерон на месте растреллиевских залов создал новые – Лионскую и Арабесковую гостиные. Нижние части стен Лионской гостиной были облицованы лазуритом нежного синего цвета.

    С лазуритом гармонировала шелковая обивка стен, изготовленная по специальному заказу на Лионской мануфактуре. От названия ткани гостиная и получила свое название.

    Для придания особой изысканности этому залу Камерон распорядился врезать в наборный паркет украшения из перламутра. Затем перламутром были инкрустированы полотнища дверей. Работа мастеров была настолько тонкой, что двери и паркет представляли настоящие ювелирные изделия.

    Апартаменты для наследника престола Павла Петровича и его супруги Марии Федоровны Камерон построил и оформил в северной части дворца на месте висячего сада, созданного Растрелли.

    Интерьеры Зеленой столовой, Голубой и Китайской гостиных, Парадной опочивальни и других залов представляли отдельный архитектурный ансамбль, который выделялся среди роскошных золоченых залов Растрелли спокойным ритмом, светлыми тонами окраски и строгим классическим декором.

    Камерон, по примеру Растрелли, использовал также в отделке новых залов и стекло, не уступающее по декору цветному камню. Таким образом была отделана опочивальня Екатерины II.

    На фоне стен, покрытых стеклом молочного цвета, выделялись темно-лиловые стеклянные колонки с капителями и базами из золоченой бронзы, украшенные бронзовым орнаментом. Прекрасным дополнением к декору стен служили плакетки и медальоны из белого фарфора.

    Аналогично опочивальне был отделан Синий кабинет и парадная опочивальня в апартаментах Павла Петровича.

    Там также преобладали синие и белые цвета, только стекло для колонн было заменено фаянсом.

    В Синем кабинете Камерон облицевал стены ярко-синим и белым стеклом с накладным орнаментом из золоченой бронзы. Из стекла и бронзы были изготовлены изящный ломберный столик и два табурета, обтянутые ярко-синим шелком. За небольшие размеры и ювелирно выполненный декор кабинет называли Табакеркой.

    Среди царских покоев был еще один зал, оформленный с особой роскошью и изяществом – Серебряный кабинет.

    В одном из писем Екатерина описала этот зал: «Я пишу вам в кабинете из массивного серебра, отчеканенного с узором из красных листьев; четыре колонны с тем же узором, поддерживают зеркало в балдахине над диваном, обитым красно-зеленой материей с серебром, московского изготовления; стены состоят из зеркал, которым серебряные пилястры с красными же листьями служат рамками. Балкон выходит в сад, дверь образуют два зеркала, так, что она всегда кажется раскрытой, хотя бы была затворена. Этот кабинет очень роскошен, блестящ, весел, не обременен тяжелыми украшениями и очень приятен».

    Идеи Камерона, воплощенные в покоях Большого дворца, свидетельствуют о том, что архитектор умел добиться великолепного художественного эффекта не только применяя дорогостоящие материалы. Лепные композиции, выполненные по его рисункам, поражают своей красотой и изяществом. Камерон проявил блестящую творческую фантазию в оформлении интерьеров дворца, показал глубокое и тонкое понимание искусства античных мастеров.

    Вокруг Екатерины II было много талантливых и творческих людей. Она умела привлечь их в свое окружение, могла распознать творческую личность в любом человеке. Да и сама Екатерина Алексеевна была страстным коллекционером: она собирала картины, скульптуры, рисунки, драгоценности, скупала за границей коллекции и целые библиотеки.

    Десятки агентов разъезжали по Европе и отыскивали для нее уникальные произведения искусства. Это увлечение императрицы послужило поводом для основания в Петербурге Эрмитажа.

    Подражая Екатерине, многие вельможи также занялись собирательством. Во второй половине XVIII в. сложились уникальные частные коллекции живописи и книг Шереметевых, Воронцовых, Строгановых, Голицыных и других.

    Появились талантливые отечественные живописцы – Ф. С. Рокотов, И. П. Аргунов, Д. Г. Левицкий, В. Л. Боровиковский, А. П. Антропов.

    Последние годы жизни Екатерина чувствовала себя одинокой. Один за другим уходили ее ровесники, все те, с кем она долгие годы управляла государством. Но, несмотря на резкое ухудшение здоровья, она все так же была полна надежд и планов на будущее.

    Утром 5 ноября 1796 г. Екатерине стало плохо, она потеряла сознание. Все попытки врачей привести ее в чувство не имели успеха. Не приходя в сознание, императрица скончалась 6 ноября 1796 г.

    Работы по восстановлению Большого дворца в Царском Селе после пожара в 1820 и 1843 гг. нельзя сравнивать по значению с тем, что было создано Растрелли и Камероном в годы царствования Елизаветы Петровны и Екатерины II.

    При новой отделке пострадавших апартаментов архитектор В. П. Стасов сумел сохранить прежний вид некоторых залов, другие же были отделаны заново в стиле позднего классицизма. Образцом искусства интерьера первой четверти XIX в. стали покои Александра I и его супруги Марии Фёдоровны. Огромные зеркала в роскошных рамах, штофные обои, разноцветный искусственный мрамор, мебель изысканных форм из красного дерева и карельской березы, сверкающие хрустальными подвесками люстры, драпировки из дорогих тканей – все это поражало изысканным вкусом и совершенством исполнения.

    Особенной гордостью Стасова стали опочивальня и Голубая гостиная. Стены гостиной были затянуты голубым узорным шелком. Верхний край завершал широкий фриз с белыми орлами, поддерживавшими потолок, который украшали кессоны и живописные картины.

    Фигурные печи из белого фаянса были выполнены в виде колонн, увенчанных расписными вазами. Убранство гостиной довершали бронзовые золоченые светильники и белая с позолотой мебель.

    Нижняя часть стен в царской опочивальне была отделана панелями из швейцарского клена, а верхняя затянута китайским штофом. Альков был отделен колоннами из того же швейцарского клена. Наиболее удачной работой Стасова считается кабинет Александра I. Его стены из гладкого искусственного мрамора теплого телесного цвета были лишены каких-либо украшений. Лишь верхняя часть стен под самым потолком (архитрав) была расписана изображениями доспехов древних римлян.

    Мебель, оконные переплеты, полотнища дверей были облицованы тонкой фанерой из персидского ореха и тополя и украшены тонким орнаментом из золоченой бронзы. Паркет кабинета был выполнен из дуба, розового и красного дерева.

    В 1840-х гг. Стасову снова пришлось работать в Большом дворце. Отказавшись от канонов архитектуры классицизма, он создал просторный предцерковный зал, попытавшись использовать композиционные приемы Растрелли.

    В последние десятилетия XIX в. не было внесено ничего нового и значительного в облик Большого дворца. В 1910 г., во время празднования двухсотлетия Царского Села, Большой дворец и парк были названы Екатерининскими в память о первой владелице усадьбы – Екатерине I.

    Далее: Архитектурный ансамбль Камерона
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос