Беседа о превечном

рождении Сына Божия

Дата публикации или обновления 01.05.2016
  • К оглавлению: Книга «Закон Божий»
  • Часть четвертая
    О вере и жизни христианской

    О втором члене Символа Веры

    Беседа о превечном рождении Сына Божия

    Мы живем во времени, а временное все изменяется - "все течет, все изменяется". Когда же мир кончит свое временное существование (при втором пришествии Спасителя), то изменится и станет вечным. Будет "новое небо (твердь) и новая земля" (Исаия: 65, 17; 66, 22; 2 Петр. 3, 13; Апокал. 21, 1).

    Живя в условиях времени, нам трудно представить вечность. Но все же в какой то степени мы можем себе ее представить (наука - философия).

    Итак, вечность неизменяема, она вне времени. Бог, - Пресвятая Троица, - вечный и неизменяемый, поэтому никогда Отец не был без Сына и без Духа Святого.

    Святые Отцы и Учители Церкви разъясняют, что Отец всегда был вместе с Сыном, от Него рожденным, ибо без Сына не мог бы называться Отцом. Если бы Бог Отец существовал когда-нибудь не имея Сына, а потом бы сделался Отцом, не быв прежде Отцом, это значило бы, что Бог подвергся изменению, из нерожденного сделался рожденным, но такая мысль хуже всякого богохульства, ибо Бог вечный и неизменяемый. В Символе Веры так и сказано: "Иже от Отца рожденного прежде всех век", это значит; прежде существования нашего времени, т. е. вечно.

    Св. Иоанн Дамаскин разъясняет: "Когда мы говорим, что Он (Сын Божий) рожден прежде всех веков, то этим показываем, что Его рождение не во времени и безначальное, ибо не из небытия приведен в бытие Сын Божий, Сый сияние славы и образ ипостаси Отчей, живая премудрость и сила; ипостасное Слово, существенный, совершенный и живой образ невидимого Бога, но всегда был с Отцом и в Отце, и рожден от Него вечно и безначально".

    Понятие же "рождение", как совершенно независимое отделение от рожденного бывает только в материальном мире, ибо материя временна и ограничена. Дух же ничем не ограничен и не подчинен материальным законам. Таким образом физическое, естественное, материальное рождение совершенно не применим к духовному рождению. Поэтому Вселенские Соборы, выражая сущность Божественного рождения Сына от Отца, утвердили слова Символа Веры: "Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу...", т. е. Сын Божий по существу Своему совершенно одинаков с Богом Отцом, Он всегда - вечно рождается, как "Свет от Света", бесстрастно, не по законам тварного материального мира. Эту величайшую Божественную истину, пока мы живем в понятиях материального мира, полностью постичь не можем, потому Троичность Бога и именуется "Тайной Пресвятой Троицы".

    Но все же некоторое понятие или, вернее сказать, некоторое подобие для разъяснения Тайны Пресвятой Троицы, дают святые Отцы. Св. Иоанн Дамаскин говорит: "Как огонь и происходящий от него свет существуют вместе, - не прежде бывает огонь, а потом уже свет, но огонь и свет вместе, - и как свет, всегда рождается от огня и всегда в нем пребывает и отнюдь от него не отделяется: так рождается и Сын от Отца, никак не отделяясь от Него".

    Такое же подобие мы можем видеть и в солнечном луче, который находясь на земле и совершая свое живительное действие, никогда не отделяется (или как мы говорим "не отрывается") от солнца. При таком разъяснении становятся понятными слова Евангелия: "Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем (находящийся в существе Бога Отца), Он явил (явил Себя на земле людям)" (Иоан. 1, 18).

    Святой Евангелист Иоанн называет Единородного Сына Божия. Иисуса Христа - Словом: "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог" (Иоан. 1, 1). Наименование Второго Лица Пресвятой Троицы - Сына Божия открыто свыше Ап. Иоанну (Апок. 19, 11, 13) и отчасти прикровенно известно было и в Ветхом Завете (Пс. 32, 6; Прем. 18, 15).

    Святые Отцы объясняют: "Как ум, рождающий слово, рождает без болезни, не разделяется, не истощается и не подвергается чему-нибудь бывающему в телах: так и божественное рождение бесстрастно, неизреченно, непостижимо и чуждо деления".

    "Как слово", - говорит Архиеп. Иннокентий, - "есть точное выражение мысли, не отделяясь от нее и не сливаясь с ней, так и Слово было у Бога, как истинный и точный Образ Его Существа, нераздельно и неслиянно всегда существующий с Ним. Слово Божие не было явлением или свойством - силой Бога, но Сам Бог, Второе Лицо Святой Троицы".

                Продолжение
    В начало

     
    Rambler's Top100