В праздники работать грех

Дата публикации или обновления 01.05.2016
  • К оглавлению: Спутник христианина
  • В праздники работать грех.

    В У. уезде В. губернии в августе 1860 года произошел случай, в котором до очевидности ясно вразумление Божие виновному в нарушении праздничного дня.

    1) Крестьянин Н., привыкший праздники Господни проводить не в храме Божием и благочестивых занятиях, приличных святым дням, а в работе или бессмысленной праздности, 6 августа, в день Преображения Господня, непременно хотел дожать с домашними начатое накануне ржаное поле.

    На возражение жены, намеревавшейся сходить в церковь, он отвечал с запальчивостью: «Пусть попы молятся, нам некогда; благо, погода хорошая. Не пошлет Бог золотой дождь, коли будешь лежать на боку да прогуливаться!» Бедный Н. не разумел, что всякое даяние благо, и всякий дар, как душевный, так и вещественный, свыше ниспосылается от Отца Святого, и что только при благословении Божием удается всякое дело.

    Позавтракав, Н. вышел на поле с женой, дочерью и двумя сыновьями в самый час святой литургии. Часа через три с южной стороны засинело, и Н. из сжатого хлеба поставил два суслона (кучи). Вскоре образовалось мрачное облако, и грозные перекаты грома становились всё сильнее.

    Туча быстро налетела; жгучая струя молнии при оглушительном ударе грома рассекла ее, ударилась вниз, и два новопоставленные суслона в мгновение разметаны в прах! Н. только что отошел от них!..

    Семейство Н. попадало, отделавшись, впрочем, одним испугом, а сам он каким-то чудом устоял, но более часа после этого страшного события был нем и в положении обезумевшего. Наконец он пришел в себя и приказал, но не повелительным тоном, как прежде, а тихим голосом, как уличенный на месте преступник, вести себя и всем идти домой.

    Скажут: это одно из обыкновенных явлений борьбы стихий? Но кто правит стихиями, всем миром? А понятно всякому, у кого есть разум, что Высочайший Правитель мира во всем действует по премудрым целям и намерениям, что у Него все власы наши сочтены, что цветок полевой не вянет, воробей не падает без Его воли (Лук. 12, 24-27). Равно и губительные молнии идут путями, Им предначертанными и предуказанными (Иов. 38, 23-33).

    Не бывает несчастья во граде (и ни в каком другом месте), которое бы не было послано Господом (Амос. 3, 6).

    На первых порах и соседи Н. признали в этом событии перст Божий, и сам он сознал безумными речи, которые дерзнул произносить утром, и, раскаиваясь в своем безумии и дерзости, благословлял Бога за милость и пощаду, ему самому оказанную.

    Но долго ли помнить будут это событие соседи Н., долго ли сам он сохранит благоговейные чувствования, какие возбудило в нем грозное явление, допущенное Богом для его вразумления?

    Желательно, чтобы подобные вещи как можно долее не забывались и держали нас в благоговейном трепете перед могуществом Вышнего.

    В доказательство того, как небезопасно нарушать святость дней праздничных, приведу еще один пример.

    2) Я знаю в городе В. семейство честное, скромное, трудолюбивое, состоящее из мужа и жены, еще во всей поре лет, трех дочерей взрослых и мальчика лет тринадцати.

    Все члены этого образцового по честности, благонравию и домашнему миру и согласию семейства трудятся очень много, работают каждый по своей части без устали, но, к сожалению, не разбирая и праздников Господних.

    К ним никак нельзя подвести пословицы: «Не умеешь шить золотом, так бей молотом».

    Нет, здесь превосходно шьют и золотом, и серебром, и чем угодно, но хозяйство не спорится и богатство не копится.

    Много раз увещевал я их хранить заповедь Господню о священии праздников и всегда получал от хозяйки ответ на такой лад: «Да как же будут приходить к нам деньги, если не будем приобретать их трудом, если станем сидеть сложа руки? Вот теперь и трудишься до поту (надо сказать правду — с немалым ущербом и здоровью), а едва держимся. Девицам бедным не можем скопить на приданое хоть сколько-нибудь. Что же будет тогда, когда по-вашему десятки дней будем праздновать?»

    Бедная женщина никак не могла понять (как не хотят понимать весьма многие), что Небесный Домовладыка имеет в руках тысячи средств к обеспечению рабов Своих.

    Таким образом, муж ее, человек добрый и честный, хороший мастеровой, отчего-то всегда очень много теряет в своем промысле; дочери, девицы скромные и безукоризненные по поведению, мастерицы по многим рукоделиям, при усиленных трудах не могут скопить себе на приданое столько, чтобы прилично выйти замуж, а годы идут, идут...

    Таковых примеров много, но, к сожалению, не все вразумляются ими. Многие жалуются на худые времена, на неуспех в делах, несмотря на все старания с их стороны, а многие ли спросят себя: «Верны ли мы Богу, без благословения Которого никакое дело не может быть благоуспешным?» (Из «Душеполезного чтения», 1860 г., ноябрь).

    3) В. губернии, в Н. уезде есть два смежных селения, в которых храмовые праздники посвящены Успению Божией Матери. Но чтобы угождение мамоне не претерпело лишения, прихожане одной из этих церквей празднование Успения перенесли на 28 августа, когда Святая Церковь празднует Сретение Владимирской иконы Божией Матери. Таким образом, в одном из этих приходов пива варились к 15-му, а в другом к 26 августа, и досужие люди бражничали сначала в одном, а потом в другом селе. Мамона изобретательна...

    В 1857 году одна женщина, жившая в приходе той церкви, в которой Успение вместо 15-го праздновали 26 августа, вышла в день Успения с раннего утра на поле жать яровое и проходившим мимо нее в соседнее село к обедне крестьянкам, приглашавшим ее оставить работу в праздник и идти в церковь, отвечала с укоризной и видимым неудовольствием: «Идите, празднуйте вы пиву, а я себе пожну; праздники да праздники, пиво да брага, плохой запас впрок». Господь знает, что было на уме и сердце бедной женщины, только видно, недоброе и неугодное Ему, потому что конец выпал ей очень недобрый.

    Она была найдена на поле мертвой, с серпом в одной руке и полной горстью ячменя в другой. Ее руки так крепко были стиснуты, что из правой руки серп кое-как вынули, а левую вынуждены были оставить с зажатой в ней горстью ячменя, как бы во свидетельство неуважения ко святым праздникам на день Страшного суда и во обличение ее неверия в благость и промышление Божие о нас (из «Душеполезного чтения», 1861 г., декабрь).

    4) В приходе Котинской Иннокентиевской церкви схоронили одного прихожанина-крестьянина. 15 августа 1881 года, в день Успения Пресвятой Богородицы, и в следующий день воскресный, который был вместе и днем праздника в честь Нерукотворенного Образа, этот крестьянин молотил хлеб, то есть, не боясь Господа, в оба эти великие дня работал. 17 числа отправился на поле сеять хлеб, тот самый хлеб, который молотил. Отправился здоров, а к полудню привезли его домой больного, едва живого. Пригласили священника напутствовать его, а на другой день был приглашен и лекарский помощник П. Как ни бились, как ни хлопотали семейные болящего, больной умер. Да, умер преждевременно, оставив старика 80-ти лет, сестру лет 50-ти — больную, не владеющую одной рукой, жену и двух малых детей. Следовательно, остались пять сирот, из коих ни один не способен к труду, чтобы зарабатывать насущный хлеб. Помоложе и способнее к труду из этих пяти человек — жена умершего, но она не в состоянии поить и кормить других четырех человек.

    Сколько теперь предстоит горя осиротевшему семейству! Сколько было воплей и рыданий над гробом умершего!

    Невольно слеза катилась из глаз при виде старика 80-ти лет, хоронившего своего сына — опору старости.

    Грустное впечатление можно было заметить на всех присутствующих. Но 80-летний старик стоял не один около гроба, тут, кроме старика, было еще четыре человека: двое малолетних детей, сестра-калека и жена усопшего. Судьба, постигшая нашего прихожанина, да послужит в назидание другим и предостережением от подобного непочитания праздников Божиих (Иркутск, епар. вед., 1882 г., № 7).

    5) «Сидела я однажды утром в большой праздник у окна, — говорила одна почтенная дама, — и увидела одного знакомого мне господина, ехавшего верхом мимо нашего дома.

    — Куда вы так рано? — спрашиваю его.

    — На охоту! — отвечал он.

    — В такой великий праздник и так рано? Еще не отошла поздняя обедня!

    — У нас всё праздники! — отвечает с ироничной улыбкой. — Посмотрите в календарь, там каждый день праздник.

    С такими словами поехал далее, усмехнувшись. Не прошло и полчаса, как слуга, ехавший за ним, скачет опрометью назад.

    — Что это значит? — спросила я его.

    — Барин упал в ров! — отвечал он.

    На самом деле, слышу, что господин, с которым я недавно говорила, спускаясь с горы, упал с лошадью в глубокий ров и был задавлен лошадью. Не явное ли это наказание Божие за непочитание святости дня Господня?» («Душеполезное чтение», 1865 г., стр. 31.)

    6) В селе Березевском с моим прихожанином, крестьянином Шишкинской волости деревни Чечеринской, отстоящей от села в 7 верстах, Василием Метелевым случилось следующее поучительное событие. 30 ноября 1878 года я был приглашен для напутствования Василия Метелева в его дом, где соседи и домашние его хлопотали над ним. Когда я спросил его, что с ним случилось, он отвечал: «Меня постигло несчастие Божие за то, что я занимаюсь деланием гармоник в воскресные и праздничные дни; в это время я сам не хожу в церковь к обедне да и других отвлекаю, так как тогда из разных селений собирается ко мне много молодежи для заказа и поправки испорченных гармоник».

    К этому он прибавил: «Три дня тому назад видел я вот какой замечательный сон: будто я прохожу по своей деревне, играя на гармонике, под такт которой припеваю и приплясываю; навстречу мне идут два средних лет мужа (едва ли это не местночтимые святые бессребреники и чудотворцы Козьма и Дамиан, память которых все прихожане торжественно празднуют 1 ноября) в хороших священнических ризах; проходя мимо них, я не поклонился им и не остановился играть. Один из них очень похож на тебя, батюшка, и под ризой у него подрясник такого же цвета, как теперь на тебе; он обернулся ко мне, погрозил пальцем и гневно сказал: «За то, что ты постоянно играешь и делаешь гармоники в воскресные и праздничные дни и не приходишь в церковь, через три дня в малой избе вашей случится с тобой несчастье».

    После этих слов я пал на колени, перекрестился и сказал ему: «Отселе я даю обещание не только никогда не делать гармоник, но и не играть на них». Тотчас после сего в ужасе проснулся от такого страшного сна и рассказал этот сон сначала своей жене, а потом и матери. Вот сегодня точно исполнилось три дня со времени того самого сна; и когда с вечера я лег спать в этой малой избе, то вдруг у меня начало корчить пальцы один за другим сначала на правой руке, потом на левой, сильно пригибало их к ладоням; потом наконец и всего меня стало гнуть так, что я сделался без ума. Домашние и соседи отливали меня водой во все время, пока ездили за вами, батюшка. Если же Господь исправит меня, то я даю перед вами обещание не только никогда не играть, не плясать и не петь под гармонику, но даже никогда не делать оных».

    После того он вскоре выздоровел и обет свой выполняет в точности; в настоящее время он занимается сапожным мастерством. Крестьянин этот человек грамотный, не пил и не пьет никаких хмельных напитков («Душепол. со-бесед.», 1888 г., стр. 110).

    7) В храмовой праздник, летом, приходит в дом крестьянина священник, по обычаю, с Животворящим Крестом.

    Хозяйка приняла его и сказала, что муж ее работает в огороде. Окончив пение, священник выходил из дома и на пороге, встретившись с хозяином, стал по обязанности вразумлять его.

    — Не стыдно ли тебе, — говорит, — ныне у нас такой большой праздник, мы приходим со святой водой и Животворящим Крестом, чтобы освятить твой дом, семейство и помолиться, чтобы Господь благословил твои дела и дал тебе счастье; а ты и знать не хочешь. Тебе надлежало бы встретить и принять, как следует христианину, если не меня, так Животворящий Крест, и помолиться вместе с нами; а ты в такой праздник, не исполнив христианского долга, вздумал работать — это грех!

    Крестьянин вместо того, чтобы извиниться и раскаяться в своей невнимательности к посещению священника, обиделся на его замечания и возразил:

    — Да если на все ваши праздники смотреть, так и работать некогда будет, поля не уберешь да без хлеба насидишься.

    Бога ты не боишься, — сказал ему священник. — Разве мало у вас рабочих дней? И много ли праздников, чтобы тебе прийти в храм Божий, помолиться Богу да возблагодарить Его за Его к нам милость и, как следует истинному христианину, поразмыслить о своей душе! Ведь и о ней нужно позаботиться; не все хлопотать о мамоне да о мамоне; а ты о душе-то забываешь и в те дни, которые для того и назначены, чтобы заняться ею.

    Притом же знай, что успех всякой твоей работы зависит от Бога; поэтому ты должен благодарить Его за то, что Он дает тебе всего довольно, да и помолиться, чтобы и впредь не оставил тебя. А ты думаешь поспорить, что, презревши праздники Господни, будешь работать только для мамоны. Не даст тебе Бог подспорья, когда ты идешь против Его воли. Ведь Он, а не иной кто, повелел почитать праздники: от Него мы все получаем, а сами собой, без Него, ничего не сделаем.

    — Полно, батюшка, что пустое толковать! — возразил крестьянин. — Ведь Бог-Бог, да и сам не будь плох.

    — Кто ж тебе говорит, что самому нужно сидеть сложа руки да дожидаться, что Бог в рот тебе положит? Конечно, нужно трудиться, да на это есть время, а то и трудясь, коли станешь гневить Бога, ничего не получишь.

    — А я так вот что знаю, — отвечал крестьянин, — коли я навозу навожу, так и на Бога не гляжу.

    — Смотри, — заметил со скорбью священник, — чтобы Бог от тебя не отвратился: тогда худо будет, — и оставил упорного.

    Но не успел он с причтом обойти всей деревни, как поднялась страшная гроза. Молния разразилась над самым домом крестьянина, и все строение обратилось в пепел. После того крестьянин со слезами исповедал свой грех, признав перед всеми карающую руку Божию.

    — Правду ты, батюшка, говорил мне и учил-то хорошему, — сказал он священнику, — теперь буду слушаться и проводить праздники, как следует христианину, в молитве и делах добрых.

    8) Известно, что некоторые установления и праздники Православной Церкви чтятся людьми и не принадлежащими к нашей Церкви, чтятся даже нехристианами: и это сделалось, конечно, не без особенного вразумления Божия. Как иноверцы иногда начинают признавать святость церковных наших установлений, показывает следующий пример.

    У нас в селе, — рассказывал мне один поселянин, — торжественно почитают святого пророка Илию. Накануне этого праздника крестьяне, как следует, стали раньше обыкновенного оставлять свои работы, чтобы приготовиться на следующий день идти в храм Божий помолиться. А приказчик был у нас из немцев, и такой, не тем будь помянут, нехристь, что не уважал никаких христианских праздников.

    — Что вы тут вздумали, лентяи! — закричал он на мужиков. — Работать вам не хочется?

    — Нет, батюшка, — говорят мужики, — у нас праздник большой: Илья великий, нужно в церковь идти; а там священник станет ходить по приходу, так от работ освободите, работать, по-нашему, грех для праздника.

    — Я вам дам грех, — заревел немец, — у вас все боги: Никола — бог, Иван — бог, Илья — бог, всем празднуете. Слышать не хочу; завтра поголовно на барщину!

    Что делать? Мужики почесали затылки, иные заплакали и пошли на барщину. Особенно грустно им было слышать звон к Божией службе. Накосили они сена много и подняли чуть ли не весь барский луг, а погода стояла такая хорошая, ясная, что приказчику любо было, и он только посмеивался над православными, что не пропустил такого хорошего для сенокоса времени. Но вот к вечеру вдруг поднялась страшная гроза и полил такой дождь, что и старикам не в память; воды налило столько, что все сено: и в копнах, и в волах, и разваленное для сушки — разнесено было по низменным местам и потом увлечено рекой. Покоса как не бывало. С тех пор приказчик перестал гонять крестьян в праздники на работу; особенно стал он бояться святого пророка Илии великого, так что если увидит мужика работающего, сам велит, бывало, бросить работу и идти в церковь. («Странник», 1861 г., стр. 10-20).

    Далее: Бедный человек, почему ты не отдыхаешь в воскресный день?
    В начало

     
    Rambler's Top100