Осуждать ближнего - грех

Дата публикации или обновления 01.05.2016
  • К оглавлению: Спутник христианина
  • Осуждать ближнего — грех.

    Святые, прежде нас жившие в обществе подобных же нам людей, оставили нам поучительные примеры снисхождения к недостаткам ближнего и в предохранение от злословия преподали много поучительных опытов опрометчивости наших суждений о ближнем, строгого суда Божия за осуждение и милости за неосуждение ближнего. Остановимся вниманием на некоторых примерах и опытах.

    Собралась некогда братия рассуждать о проступке своего брата и пригласила на суд авву Моисея. Моисей насыпал в мешок песку, положил себе на спину и пошел к братьям судить согрешившего. Братия, встретив старца, спрашивали: «Что значит твоя ноша?» — «Это мои грехи, — отвечал авва, — которых я сам не вижу, и между тем иду осудить другого за его грехи, которые мне приметны». Вразумленные этим ответом, братья отменили свой суд над согрешившим (Чет. Мин., 20 апреля).

    В некотором монастыре жила скромная, трудолюбивая женщина по имени Исидора. Сестры, с ней жившие и пользовавшиеся ее услугами, смотрели на нее, как на скудную умом, и презирали ее. Она слыла под именем убогой. Все неприятности, нарочно ей причиняемые, она переносила, как будто ничего не видела, не слышала, не чувствовала; от всех удалялась, стараясь быть наедине, ни с кем не беседовала, питьем ей служила вода, в которой мылась трапезная посуда, а пищей — остатки от трапезы сестер. Вот признаки, по которым умные сестры сочли Исидору неразумной и убогой.

    Но Господь открывает некоторому знаменитому пустыннику, святому Питириму, что есть подвижница, живущая в обществе и между тем достигшая святости высшей, нежели какой достиг он, живя в пустыне. Эта указанная Богом подвижница была Исидора убогая, всеми презренная (Чет. Мин., 10 мая).

    Во время патриаршества святого Иоанна Милостивого в Александрии жил шестидесятилетний старец Виталий, прослывший по всему городу за человека нецеломудренной жизни. Когда стыдили его в глаза и бранили за неприличное поведение, он обыкновенно говаривал: «Грешен, ибо человек есть, обложенный плотью!»

    По смерти Виталия многие исцеления от прикосновения к его мощам засвидетельствовали святость его жизни, которую прежде все признавали как порочную.

    В руках святого Виталия открыли завещание: «Мужи александрийские! Не осуждайте ближнего, как бы он ни казался вам грешен, не осуждайте прежде суда Божия» (Чет. Мин., 22 апреля).

    Святой Иоанн, сидя в пустынной келий, размышлял о путях ко спасению. В это время приходит к нему из ближней обители старец-посетитель за словом назидания и за благословением.

    — Каково живут твои собратья? — спросил у посетителя св. Иоанн.

    — Хорошо, молитвами твоими, — отвечал старец.

    — А каково живет Н., о котором носилась худая слава?

    — Он нисколько не переменился!

    — Горе ему! — воскликнул Иоанн и с этим словом погрузился в необыкновенную дремоту. И видит себя на Голгофе, под крестом Спасителя, распятого между двух разбойников и ангелов, стоящих около креста. С чувством благоговения Иоанн стремится пасть перед Спасителем, но слышит голос: «Отриньте его от Меня! Это Мой враг; ибо осудил брата своего прежде Моего суда, осудил брата, за которого Я страдал на кресте!»

    Изгоняемый Иоанн пробудился и с глубоким вздохом сказал посетителю:

    — Ужасен для меня сей день! Горе мне, осудившему брата! — и рассказал старцу свое видение (Пролог, 22 октября).

    Некоторый инок, живя в монастыре, небрежно проводил свою жизнь. Наступило время его смерти, и, умирая, он встречал смерть с улыбкой праведника. Это удивило братию, которая присутствовала при его кончине, и они просили умирающего сказать им для назидания причину беспечалия и сладкой улыбки.

    Умирающий, приподнявшись на одре, рассказал братии, что ангелы, представ перед смертный одр его с рукописанием его грехов, требовали от него оправдания в них. Но инок мог сказать им только одно: «Я грешен; но с тех пор как стал иноком, я никого не осудил, ни к кому не питал злобы: и потому надеюсь, что совершится надо мной слово Спасителя: не судите, да не судимы будете!» И ангелы разодрали рукописание его грехов (Чет. Мин., 30 марта).

    Далее: О прощении обид ближнему
    В начало

     
    Rambler's Top100