Не убойся,

егда разбогатеет человек...

Дата публикации или обновления 01.05.2016
  • К оглавлению: Спутник христианина
  • «Не убойся, егда разбогатеет человек или егда умножится слава дому его» (Пс. 48, 17).

    Когда ты войдешь в дом какого-нибудь богача и увидишь огромные колонны, золотые карнизы, обложенные мрамором стены, Фонтаны, колеблемые ветром деревья, покрывающую все мозаику, множество слуг, устланный коврами пол, блистающие золотом столы, великолепные спальни, то все это слава дома, а не слава человека.

    Славу человека составляют: благочестие, скромность, милосердие, кротость, смиренномудрие, мир, правда, нелицемерная любовь ко всем. Все это — слава человека.

    Что же ты боишься богатого? Бойся лучше дома его; потому что богат дом, а не живущий в нем. Но, скажешь, я не боюсь дома. Почему? Потому что золото есть бездушное вещество. А человека богатого боишься? Да почему?

    Разве богатство есть его принадлежность? Оно — только украшение дома. Стены обложены мрамором: какое же отношение это к человеку, живущему в них? Потолки в золоте: какое отношение к их владельцу? Главы колонн золотые: какое отношение к голове хозяина, оскзерненной грехами? Пол чист? Но совесть нечиста. Одежды шелковые? Но душа покрыта рубищами. Дом богат? Но хозяин дома — нищий. А чтобы вы убедились, что это действительно слава дома, а не человека, я докажу вам это вашими же словами.

    Часто, входя в чей-нибудь великолепный дом и выходя из него, что говоришь ты? Я видел прекрасные мраморы.

    А не говоришь, я видел прекрасного человека? Множество золота на потолке. А не говоришь: много милосердия в хозяине? Много Фонтанов, много богатства. А не говоришь: много богатства в самом владельце? Всегда ты говоришь о стенах, о мраморах, всегда о Фонтанах. Опять, когда ты видишь коня, украшенного уздой, ты говоришь: прекрасная узда! Это похвала золотых дел мастеру. Прекрасная одежда! Это похвала ткачу и т. д.

    Таким образом, сам хозяин остается неувенчаиным, а вещи, находящиеся около него, удостаиваются похвал.

    Напротив, когда ты видишь человека добродетельного, то говоришь: он человек добрый, прекрасный, кроткий, милосердный, человеколюбивый, смиренный, постоянно упражняющийся в молитвах, постоянно соблюдающий посты, постоянно посещающий церковь, постоянно внимательный к Божественному учению. Это похвалы самому человеку; это — его венцы. Итак, знай, в чем состоит богатство человека, и в чем — богатство дома, и не убойся.

    Когда ты научишься различать хорошо богатство того и другого, то не станешь бояться. Видишь ли, как тот, кого ты считал богатым, беден и нищ? Не убойся, егда разбогатеет человек. А чтобы тебе убедиться, что это действительно так, посмотри на богатого, если он обольщает тебя при жизни, во время кончины его.

    Отходя отсюда, берет ли он с собой что-нибудь из своего богатства? Умирает и лежит нагим тот, который облекался шелковыми одеждами, лежит нагим в яме, и рабы отходят и приходят, и никто из них не заботится о нем, потому что они были не его рабами. Он отошел, и ничего не осталось после него.

    Жена терзается, распускает волосы; все утешают, но она не внемлет им; дети остались сиротами, жена вдовой, все отверженными: виночерпии, разливатели, собеседники, льстецы, евнухи. Отходя отсюда, он не может взять ничего из своей утвари, на что? Выносится один.

    Однако его превозносят похвалами.

    Но что от этого ему? Тщеславие прославляет его. Для чего? Может ли он получить от этого какую-нибудь пользу?

    Ничто из всего этого не может помочь ему в тот страшный день.

    Итак, отходит в гроб тот, кто расхищал все, помещается на трех локтях земли, и больше ничего; перед лицом его земля и крышка гроба. Потом отходит и жена. Где же богатство? Где слуги? Где великолепие? Где пространный и прекрасный дом?

    Все оставляют его; оставляет жена, хотя бы и не хотела; зловоние отгоняет ее, кучи червей заставляют ее удалиться. И этим оканчивается все? Да, потому что он отошел, не имея ничего собственного. А дабы убедиться тебе, что он действительно отошел, не имея ничего собственного, посмотри на блаженных мучеников. При них остается все их достояние, и потому мы не отходим от гроба их. Там и жена не может оставаться, а здесь царь слагает с себя диадему и стоит при гробе мученика, прося и умоляя даровать ему избавление от бед и победу над врагами. Итак, не убойся, егда разбогатеет человек (из бесед св. Иоанна Златоуста на псал., т. 2, стр. 534-537).

    Далее: Беды от богатства
    В начало

     
    Rambler's Top100