Кремль в Ростове Великом

Дата публикации или обновления 01.05.2017
  • К оглавлению: Музей-заповедник Ростовский Кремль
  • Кремль в Ростове Великом - продолжение.

    Церковь Иоанна Богослова была построена одной из последних в ансамбле Архиерейского дома — в 1683 году. Ростовские мастера к тому времени накопили богатый строительный опыт, что и позволило им создать самое изящное по пропорциям и декоративной обработке сооружение кремля.

    Памятник имеет прямоугольный, вытянутый с востока на запад план, бесстолпное внутреннее пространство, щипцовое завершение фасадов и традиционное пятиглавие, причем световым барабаном, как и в Воскресенском храме, является только центральный, остальные же четыре — декоративные. Сооружение возвышается на подклете, выше которого тянется галерея, окружающая церковь с трех сторон.

    Вход на галерею осуществляется по переходам на кремлевских стенах и через крыльцо, ведущее вдоль южного фасада здания в кремлевский двор. Это крыльцо было восстановлено в XIX веке (первоначальное не сохранилось). Сейчас оно покрыто крутой тесовой односкатной кровлей, но можно предположить, что в XVII веке над ним возвышались два шатра. Наибольшее впечатление церковь производит с территории кремлевского двора. Ее восточный фасад делится по горизонтали на четыре сужающихся кверху части: подклет, алтарь, основной объем храма и барабаны с куполами. Горизонтальные членения, казалось бы, должны были «приземлять» пропорции сооружения, но этого не происходит: оно зрительно становится только более устойчивым, не теряя своей стройности. Большую роль в этом играют вертикальные декоративные членения, начинающиеся на втором этаже и идущие с каждым ярусом вверх.

    Стена нижнего яруса — подклета — гладкая, смотрится несколько тяжеловато, как и полагается основанию всякого сооружения. На втором — гладь алтарных апсид прорезана высокими окнами, которые обрамлены фигурными резными колонками наличников. Апсиды разделены между собой тонкими полуколонками, декоративно обогащающими стены. На третьем ярусе гладких участков стены почти не остается. Она делится лопатками по вертикали на три прясла. Меж лопатками тянется аркатурно-колончатый пояс, который вместе с сужающимися кверху лопатками придает этой стене большое сходство со стенами Успенского собора.

    Еще большую устремленность ввысь придает церкви последний, четвертый, ярус. Здесь на переднем плане нам видны три тонких и высоких барабана со множеством вертикальных тяг, близко поставленных друг к другу. Всю эту композицию венчают красивые по рисунку, слегка приплюснутые сверху главы. А сами главы тоненькими мачтами тянутся вверх и там, где-то вверху, совсем растворяются в воздухе.

    Стройность церкви Иоанна Богослова еще более подчеркивается в сравнении с рядом стоящими сооружениями. Даже Воскресенский храм, близкий ей по композиции, и тот кажется немного приземистым, распластанным по земле.

    Помимо аркатурно-колончатого пояска в церкви Иоанна Богослова есть еще один декоративный элемент, роднящий ее с архитектурой Успенского собора. Это фриз из пятиугольных ниш, идущий под тройной кровлей алтаря. Но здесь фриз обогащен еще кружевным пояском бегунка — зигзагообразной лентой торцами выступающего на поверхность кладки кирпича.

    Северный фасад церкви аналогичен фасадам Воскресенского храма, выходящим на кремлевский двор. Здесь такие же две декоративно обработанные арки — проездная и пешеходная. Выше их располагается галерея с несколькими арочными окнами.

    Церковь фланкируют две асимметрично поставленные круглые башни с лемеховым покрытием.

    Композиция здания церкви Иоанна Богослова обогащается силуэтом маленькой, изящной по пропорциям шатровой звонницы, стоящей на столбах к северу от нее. Она возвышается прямо над кремлевской стеной, и попасть в нее можно было только с переходов.

    Особенно богато декорирован западный — главный фасад храма. Он первым встречал каждого въезжающего на территорию Архиерейского дома (сейчас центральный вход в кремль находится также под церковью Иоанна Богослова).

    Западный фасад памятника прорезан тремя арочными воротами, расположенными симметрично. Проемы по своей декоративной обработке сходны с воротами Воскресенской церкви. Стена галереи выше ворот сплошь покрыта нишами-ширинками. Они располагаются строгими вертикальными и горизонтальными рядами, маленький киот с иконой позднего письма вносит в эту геометрическую четкость некоторое разнообразие. Настоящим украшением галереи служат пять широких окон с наличниками. Верх их исполнен в виде двойных арок с подвесными гирьками-висягами посредине. Размеры и форма окон придают фасаду церкви сходство со строениями гражданского назначения; сквозь их широкие проемы интерьер галереи заливается мощным потоком света, хорошо освещающим ее самые дальние уголки.

    Первое, на что обращаешь внимание на галерее,— очень плохо сохранившиеся, блеклые фрески, покрывающие ее стены, и отсутствие росписи на сводах западной и северной галерей. Время неблагоприятно повлияло на состояние памятника, о чем подробнее будет сказано ниже.

    С росписью галереи прекрасно гармонируют многоцветные порталы, ведущие в церковь. Столь совершенные по форме перспективные порталы мы не встретим в других памятниках Ростовского кремля. Дверные проемы богато оформлены полуколонками и четвертями, последовательно чередующимися и выполненными из профильного кирпича.

    Интерьер церкви лишен всякого величия и торжественности, характерных для других культовых сооружений кремля. Храм по площади очень небольшой, и, может быть, поэтому он кажется таким высоким. Единое, нерасчлененное пространство церкви замыкается вверху сводом. Никаких полуколонн, как в Воскресенской церкви, здесь нет. Солея и алтарь не кажутся нам недосягаемо далекими, они находятся почти на одном уровне с основным пространством помещения. Перед алтарной преградой поставлен приземистый портик с золочеными колоннами, в глубине алтаря мы видим второй такой же портик. Но впечатления сплошной колоннады здесь уже не возникает: сквозь довольно широкий проем царских врат видна большая часть пространства алтаря.

    Из храма Иоанна Богослова по переходам в кремлевской стене можно пройти в круглую юго-западную башню, а из нее — на южный переход, с которого открывается прекрасный вид на бывший митрополичий сад и озеро Неро.

    С южной стены кремля можно пройти в церковь Григория Богослова. Она стоит на некотором расстоянии от переходов, но связана с ними галереей и, таким образом, органично входит в ансамбль кремля.

    Церковь построена в 1670 году «на старых каменных палатах». Южная стена кремля в плане имеет уступ, идущий под прямым углом, словно обходя не существующее сейчас сооружение. Археологические раскопки, проводившиеся Н.Н. Ворониным в 1955 году, показали, что здесь действительно стояли какие-то большие сооружения. Они существовали еще при Ионе Сысоевиче и сохранились от более древних времен как строения бывшего Григорьевского затвора. По неизвестным нам причинам одно из зданий было разобрано, другое же сохранено, но перестроено и приспособлено под основание церкви Григория Богослова.

    Каждый фасад четверика этого храма имеет трехчастное деление и завершается тремя щипцовыми фронтонами, аналогичными фронтонам церкви Иоанна Богослова. Но, в отличие от нее, декоративная обработка стен церкви Григория Богослова очень простая. Как отличие можно назвать и отсутствие световых барабанов — даже центральный барабан в Григорьевской церкви глухой, не имеющий окон.

    Церковь Григория Богослова уже в конце XVII века перестроена: многоскатное покрытие ее заменено на четырехскатное. И хотя кровля сейчас восстановлена в первоначальном виде, некоторые детали этого сооружения утрачены окончательно. В частности, исчезло крыльцо, которое выходило на север (рядом с галереей). Если внимательно присмотреться, то и сейчас еще можно заметить следы примыкания этого крыльца к стенам храма.

    Интерьер церкви был первоначально расписан. Но в сильный пожар 1730 года сооружение очень пострадало, и при восстановлении его в середине XVIII века живопись была заменена лепными барочными рамками с росписями в них того же стиля.

    Храм Григория Богослова, несмотря на скупость его декоративной обработки, производит сильное впечатление. Особенно хорошо смотрится памятник издалека, его массы очень красивы по пропорциям, и этим самым он значительно обогащает силуэт ансамбля Ростовского кремля.

    К южной кремлевской стене примыкает корпус Белой палаты. С нее начинается большая группа строений, плотно заполняющих юго-восточный угол кремля. Сооружения сгруппированы вокруг церкви Спаса на Сенях и невидимы с «парадного» двора, поскольку закрыты трехэтажным зданием Самуилового корпуса. Строения эти в основном бытового назначения. Соединенные между собой висячими галереями, переходами, лестницами, они создают живописную группу памятников XVI—XVII веков.

    Белая палата представляет собой обширное квадратное в плане помещение с крестовыми сводами, опирающимися на могучий центральный круглый столб. Помещение освещается сквозь большие прямоугольные окна с цветными стеклами. Над дверными и оконными проемами своды образуют ритмичный ряд распалубок, арочки которых опираются на рельефные белокаменные гирьки.

    Белая палата служила трапезной при Спасской домовой церкви митрополита Ионы Сысоевича. Стены и своды трапезной первоначально были покрыты фресковой росписью, не сохранившейся до наших дней. Еще в конце XVII века при преемнике Ионы, митрополите Иоасафе Лазаревиче, роспись Белой палаты была сбита и заменена, согласно моде того времени, лепными украшениями в стиле барокко. В середине XVIII века помещение уже не имело и лепки. С тех пор стены и своды его остались гладкими, побеленными известью. И только в северо-западном углу сохранился небольшой фрагмент былого декоративного убранства — лопатка с простенькой капителью.

    Фасады Белой палаты отличаются скупостью декорировки. Главное их украшение — окна, завершающиеся двойными арочками с гирьками. Большинство окон сосредоточено на южном фасаде сооружения. Под его кровлей тянется неширокий декоративный поясок, над крышей возвышаются два красивых по форме дымника с золочеными подзорами и прапорцами, довершающие простой силуэт сооружения.

    Под общей кровлей и фасадом, составляя единое целое с Белой палатой и соединяясь с нею высокой арочной дверью, находится так называемая Отдаточная палата — нечто вроде сеней. Это узкое и длинное помещение, перекрытое Коробовым сводом, служило приемной для гостей. Отсюда же подавали яства в трапезную.

    Убранство Отдаточной палаты было несложным: несколько лавок, медные паникадила да иконы. Его довершали шкафы с яркими расписными дверцами, встроенные в толстые стены помещения и служившие, видимо, для хранения в них посуды, еды на время трапезы. В юго-восточном углу палаты расположена дверь, ведущая на висячую галерею, которая освещается с двух сторон арочными окнами. Она соединяет Отдаточную палату с Княжьими теремами и Ионинской палаткой.

    Княжьи терема — двухэтажные жилые покои, относящиеся к XVI веку. Их название указывает на то, что на этом месте или недалеко от него когда-то находились терема князей. Существующие же помещения никогда княжеским жилищем не были. Скорее всего, они были частью покоев архиерейских служителей, о чем говорят сохранившиеся многочисленные печи, тайники, печуры, ниши и другие атрибуты жилых помещений.

    По галерее из Отдаточной палаты мы попадаем в хорошо освещенные сени Княжьих теремов. Из них несколько дверей ведут в маленькие комнаты, в тайник, а одна из дверей когда-то вела в митрополичий сад.

    В двух из названных комнат до сих пор сохранились чудесные изразцовые печи начала XVIII века. Стены и своды помещений расписаны многоцветным орнаментом в конце XIX века. В то же время был раскрашен масляной краской «в шахмат» и фасад Княжьих теремов.

    Снаружи это здание претерпело значительные изменения. Большинство старинных окон растесано, южный фасад при возведении кремлевской стены основательно реконструирован. Но и в таком состоянии на стенах Княжьих теремов можно обнаружить следы их первоначальной обработки. Архитектура XVI столетия отличалась простотой декоративных элементов, что мы и видим в натуре: стены украшены простой орнаментальной лентой из «бегунка» и валиков, окна, не подвергшиеся переделке, лишены наличников и невелики по размерам.

    Из Княжьих теремов крутая лестница ведет в Ионинскую палатку. Она необычна по композиции: это висячая галерея, превращенная в бытовое помещение. На северный фасад сооружения выходят восемь окон, создающих сплошную аркаду. Поясок ниш и многочисленных тяг, идущих ниже окон, придает сходство этому фасаду с южной галереей Воскресенской церкви. Ионинская палатка перекинута между двумя сооружениями XVI века — Княжьими теремами и Иераршими палатами,— а южной своей частью она примыкает к Садовой башне. Внутри Ионинская палатка представляет собой неширокое, но длинное помещение с коробовым сводом. Северная стена на всю длину прорезана оконными проемами с красивым рядом распалубок над ними. На противоположной стене существует дверь, ведущая во второй этаж Садовой башни. Помещение башни прямоугольное в плане; оно просторное и высокое, сквозь большие окна с трех сторон хорошо освещается. Считается, что здесь в конце XVII века Размещалась иконописная мастерская ростовского митрополита.

    Между Самуиловым корпусом, Белой палатой и Спасской церковью раскинулись обширные сени. Более двух столетий это «гульбище» не существовало: оно было разобрано в XVIII веке. И только небольшие фрагменты его, да письменные источники дали возможность восстановить это сооружение в первоначальном виде. Вместе с «гульбищем» была разобрана и арочная звонница Спасской церкви, стоявшая на восточной стене сеней. С них один из входов ведет в Самуилов корпус, другой — в виде кивория на столбах-кубышках — в церковь Спаса. При Ионе Сысоевиче строительство началось не на пустом месте. Уже существовало несколько старых каменных сооружений. Одна их часть была органично включена в возводимый ансамбль, другая же часть послужила основанием для новых строений. Именно так, «на старых палатах», служащих ей постаментом, возведена церковь Спаса на Сенях. Письменные документы свидетельствуют, что на этом месте ранее стояла деревянная церковь на каменном подклете. В 1671 году от удара молнии деревянная церковь сгорела, и на ее месте в 1675 году было построено существующее ныне сооружение. Подклет же относится к XVI веку, о чем свидетельствуют узкие арочные окна, лишенные наличников, и некоторые другие архитектурные детали.

    Архитектурная обработка стен церкви имеет много общего с другими культовыми сооружениями кремля. Трехчастное деление фасадов, далеко вынесенные апсиды, аркатурно-колончатый поясок, пятиугольные ниши под кровлей алтаря — эти элементы встречаются в Успенском соборе, в церквах Воскресения и Иоанна Богослова.

    Несколько необычен северный фасад церкви. С этой стороны мы не увидим закругления апсид: стена здания здесь несколько выступает на восток, прикрывая собою алтарь. Такой прием в архитектуре впервые применен итальянским архитектором Фиораванти в московском Успенском соборе.

    Спасская церковь оригинальна своим завершением. Каждый ее фасад заканчивается треугольным фронтоном; церковь, таким образом, крыта на восемь скатов. Под каждым из фронтонов профильным кирпичом выложены по той полукружия, соответствующие трехчастному делению фасадов по вертикали. В отличие от других церквей кремля, Спасская церковь одноглавая, причем ее световой барабан возвышается на четырехугольном постаменте, тоже имеющем световые проемы.

    Благодаря двухэтажному подклету вытянутым пропорциям основного объема и высоко поднятой на тонком барабане золоченой главе церковь Спаса на Сенях приобретает ярко выраженный башенный характер.

    В отличие от довольно скромных наружных форм церкви, интерьер ее, отличающийся необычной пышностью и богатством, не имеет себе равных среди остальных сооружений кремля. Церковь Спаса на Сенях при трапезной была задумана как домовая церковь митрополита. Она предназначалась для торжественных богослужений при участии большого числа священнослужителей и приема высокопоставленных гостей. Во время строительства церкви у Ионы Сысоевича еще свежи были в памяти годы его жизни в патриаршем дворце Москвы. Стремление тщеславного митрополита создать в Ростове нечто близкое по пышности московским сооружениям привело здесь к созданию неповторимых по своей красоте архитектурных и живописных форм.

    Интерьер церкви оставляет глубокое впечатление. Особенно примечательна золоченая аркада, отделяющая солею от пространства для молящихся. Эта аркада появилась на смену небольшим портикам-кивориям, известным нам по другим памятникам кремля. Колонны аркады опираются на высокий парапет, который, в свою очередь, поставлен на возвышающуюся солею. Парапет отделан глубокими нишами с фресковой росписью. Вверху колонны замыкаются сдвоенными арками с чрезвычайно сложно профилированными гирьками посредине. С аркады к каменной алтарной Преграде перекинуты поперечные арочки, зрительно усложняющие и обогащающие всю эту необычную конструкцию.

    Оригинальная декоративная обработка алтарной преграды усиливает впечатление торжественной пышности интерьера. В центре преграды — царские врата, к которым ведет длинный лестничный марш. Врата имеют перспективно сокращающиеся многочисленные колонки, обитые сияющей золоченой медью. Перспективные порталы жертвенника и диаконника покрыты многоцветной орнаментальной росписью. Боковые порталы обрамлены изящными полуколонками, на которые опираются пяты поперечных арочек.

    Несомненные художественные и архитектурные достоинства церкви Спаса на Сенях позволяют считать ее не только самой оригинальной в Ростовском кремле, но и одной из выдающихся в русском зодчестве XVII столетия.

    Церковь Спаса на Сенях непосредственно связана «гульбищем» с митрополичьим домом — Самуиловым корпусом, северный трехэтажный фасад которого обращен к парадному двору.

    Занимая в ансамбле кремля почти центральное положение, Самуилов корпус как бы доминировал в функциональном смысле над всеми кремлевскими сооружениями. К митрополичьему дому со всех сторон тянулись висячие галереи, отсюда, не выходя на улицу, можно было пройти в любое хозяйственное или жилое помещение, в любую церковь или башню. Не только по своему местоположению, но и по значению это здание занимало главенствующее положение в митрополичьей резиденции.

    Самуилов корпус возник в разные эпохи, разделенные целыми столетиями. В XVI веке был построен его первый этаж. Интерьер сооружения характерен для XVI столетия: он состоит из нескольких мрачноватого вида помещений с коробовыми и сомкнутыми сводами, слабо освещенных через маленькие арочные окна. Всего, как отмечают старые документы, на первом этаже было «жилых и кладовых тринадцать палат».

    Снаружи стены Самуилова корпуса были прорезаны узкими, щелевидными, без наличников, окнами, забранными прямыми решетками. Под карнизом здания шел декоративный поясок из глухих ниш, по форме напоминающих бойницы, и «бегунка» (о характере этого строения можно судить по западной части первого этажа, которая была восстановлена в 20-е годы прошлого века).

    Во второй половине XVII века над первым этажом был надстроен второй; между собой они соединялись двумя узкими кирпичными лестницами, встроенными в толще стен. На втором этаже располагались «кельи, где живут митрополиты», Крестовая, Судебная, жилые и казенные палаты, сени с передней. Часть этих помещений была расписана.

    В покои митрополита можно было попасть и минуя первый этаж: с парадного двора на второй этаж вело высокое крыльцо, не сохранившееся до наших дней. Впрочем, исчезло не только крыльцо. Сейчас мы не найдем ни одной из упомянутых выше палат: сооружение это подвергалось коренной реконструкции (за исключением первого этажа), комнаты утратили какие бы то ни было признаки древней конструкции. Перепланировка производилась в конце XVIII века при архиепископе Самуиле Миславском; при нем был надстроен третий этаж, сооружена существующая сейчас лестница, стены здания были оформлены в стиле архитектуры XVIII века (корпус стал называться Самуиловым). Пропорции сооружения изменились не только в высоту, но и в длину. По-видимому, оно было достроено с восточного торца, о чем свидетельствует поясок «бегунка», сохранившийся в интерьере одного из помещений под потолком (таким декоративным мотивом оформлялись только фасады).

    Наряду с первым этажом Самуилова корпуса к числу древнейших строений Ростовского кремля можно отнести Иераршие палаты, располагающиеся утлом между двумя квадратными башнями — Водяной и Садовой. Название этих палат говорит о том, что они служили первоначально жилищем ростовских иерархов в XVI и первой половине XVII веков. В начале XVII столетия, в частности в Иерарших палатах, будучи ростовским митрополитом, жил некоторое время Филарет, отец первого царя из династии Романовых — Михаила Федоровича. О назначении палат свидетельствует их планировка: вдоль Корпуса тянется длинный коридор, от которого в сторону двора отходят жилые комнаты (коридор — не что иное, как крытый переход по кремлевской стене, которая была надстроена над стеной Иерарших палат). Внутренние лестницы, сени, многочисленные печуры, тайники также являются непременными атрибутами жилых помещений XVI века.

    С Иераршими палатами была соединена домовая церковь митрополита Филарета, устроенная в Водяной башне. В ней до сих пор сохранилась фресковая роспись, которую можно отнести к концу XVI — началу XVII веков.

    Декоративная обработка фасадов Иерарших палат типична для сооружений XVI столетия: узкие, глубоко посаженные окна с утопленными в стену наличниками или вовсе без таковых, плоские лопатки, межэтажные тяги с пояском «поребрика» (кирпичи, выступающие на поверхность стены ребрами), карниз из нескольких профильных тяг и лента «бегунка» — вот все украшение их стен.

    Неповторимое своеобразие Иераршим палатам придает высокая кровля с вырастающими из нее дымниками. Обычные дымовые трубы силой фантазии мастеров превращены здесь в маленькие башенки, красивые по силуэту и пропорциям. Шатровые верха дымников увенчаны золочеными «яблоками» с прапорцами, что стилистически объединяет их с кремлевскими башнями. Корпус к северу «продолжает» Иераршая палата, пристроенная по аналогии с Ионинской палаткой к Водяной башне. Под сооружением существует большой арочный въезд в башню (аналогичный, но заложенный проем находится и на противоположной, наружной стене), а слева от него — дверь, ведущая на второй этаж Иерарших палат. Выше этих проемов размещены семь арочных окон с красивыми ромбовидными переплетами. Богатый декоративный поясок идет по стене ниже окон и вокруг них. Декоративные элементы кажутся сухими и измельченными в сравнении с оформлением фасадов других сооружений. Это становится понятным, если учесть, что Иераршая палата реставрировалась в конце XIX века, видимо, без глубокого анализа первоначальных форм декора архитектуры ионинского времени.

    Здесь же, рядом с окнами, можно заметить слабые следы какой-то арки. К этому месту примыкала некогда висячая галерея, соединявшая Самуилов корпус с Иераршими палатами. Юго-западный угол кремлевского двора занимает еще одно сооружение ионинского времени — Красная палата, являющаяся истинным украшением Ростовского кремля. По документам известно, что палата была построена в 1670—1680 годах как «государевы хоромы» и являлась путевым дворцом царя Алексея Михайловича. В соответствии с этим и архитектурно-художественное оформление дворца отличалось царской пышностью.

    Красная палата — двухэтажная, в плане напоминает букву «Г». На первом этаже существовали «хлебная да восемь палат жилых». Хлебная представляла собой громадную, площадью около 250 квадратных метров, прямоугольную палату с могучим столбом в центре. На столб опирались сомкнутые своды, десять окон с двух сторон освещали интерьер помещения. Над хлебной на втором этаже размещалась столовая палата, также со столбом в центре. Стены и своды ее были расписаны фресковой живописью (второй этаж разрушен в XIX веке, о чем подробнее будет рассказано в следующей главе), пол выстлан чугунными плитами. Эта палата благодаря своей красоте называлась Красной, а отсюда и весь дворец получил то же название.

    Рядом со столовой существовали сени, затем Отдаточная палата и, как на первом этаже, восемь жилых палат. Они размещались по сторонам двух темных коридоров — продольного и поперечного. Из жилых помещений можно было пройти по висячим галереям на западную и южную стены кремля, к церквам Иоанна Богослова и Григория Богослова.

    Большое впечатление производит наружный вид Красной палаты. Красивое двухшатровое крыльцо ведет на второй этаж, в парадные помещения: «от государевых хором на Дворе крыльцо каменное, над лестницею свод, над рундуками два шатра каменные опаяны железом белым». Толстые столбы-кубышки, поддерживающие крыльцо, богато профилированные горизонтальные тяги, сдвоенные арки с орнаментированными гирьками и, наконец, высокие шатры с золочеными прапорцами-гербами придают всему сооружению сказочный вид.

    Богато декорированы и стены Красной палаты. Основное их украшение — сложные, фигурные наличники. Они различны на обоих этажах, но везде по-своему хороши. Завершает Красную палату высокая «теремная» кровля со слуховыми окнами и дымниками. Кровля придает Красной палате сходство с царскими теремами Московского кремля.

    Красная палата имела висячую галерею, не сохранившуюся до наших дней. Галерея шла вдоль восточного выступа палаты и соединяла ее с Крестовой палатой митрополичьего дома: «от крестовой к государевым хоромам переходы каменные, по переходам мост наслан чугунными же досками».

    В начале 90-х годов XVII века отошедшего от дел и вскоре умершего Иону Сысоевича сменяет митрополит Иоасаф Лазаревич. Русская архитектура к тому времени претерпела существенные изменения, однако эти изменения не принимались во внимание зодчими Ионы, продолжавшими строить в старых традициях. Композиционные приемы и архитектурные формы, выработанные еще в XVI веке, нашли свое воплощение почти во всех постройках времени митрополита Ионы. Это объединяет все сооружения кремля в законченный ансамбль, отличающийся удивительной цельностью и стилевым единством.

    Митрополит Иоасаф Лазаревич продолжает строительство Архиерейского дома, но уже в соответствии со вкусами своего времени, применяя новые композиционные приемы и формы. В конце столетия митрополитом Иоасафом был построен Дом на Погребах, примыкавший с севера к Иераршим палатам и Водяной башне. Этот двухэтажный корпус получил свое название от погребов, на которых он стоит.

    Сооружение Иоасафа очень простое по формам, лишено каких-либо декоративных элементов. Несколько окон в полуподвальных помещениях имеют наличники, аналогичные обрамлениям окон Иерарших палат. На первом же и втором этажах окна лишены наличников вообще. Характерны для нового времени оконные перемычки — они не арочные, как в предшествующих сооружениях, а плоские, трехцентровые.

    Второй этаж северной части Дома па Погребах — деревянный. Сруб неоднократно горел и заменялся новым. Более двухсот лет существовал сруб, сооруженный после пожара 1758 года. Окончательно пришедший в негодность от времени, он был заменен в 1973—1974 годах.

    У северо-восточной башни кремля стоит еще одно сооружение, относящееся ко времени митрополита Иоасафа, — Часобитная башня. До наших дней сохранился только ее нижний ярус. Старые рисунки позволяют судить, что башня первоначально была трехъярусной; последний ярус имел открытые арки для колоколов. Привод к ним шел от часов, размещавшихся ярусом ниже.

    Часобитная башня завершалась шатром, опаянным белым железом с деревянным оленем — гербом города Ростова. Высокий силуэт башни являлся архитектурной доминантой северо-восточной части кремля.

    Часобитная башня построена на старых палатах. Их фундаменты, не рассчитанные на большую дополнительную нагрузку, дали неравномерную осадку, и башня наклонилась. Принятые меры (строительство контрфорсов) не дали желаемых результатов — башня продолжала наклоняться, и в начале XIX века в целях безопасности ее верхние ярусы пришлось разобрать. В отличие от Часобитной башни, прекрасно сохранилось еще одно сооружение Иоасафа Лазаревича — церковь Одигитрии. Она вплотную примыкает к северной стене архиерейского дома, занимая его северо-восточный угол. В архитектуре этой церкви полнее всего проявились черты нового стиля барокко, характерного для второй половины XVII века.

    Композиция храма традиционна: вытянутый с востока на запад четверик несет на себе несколько меньшего размера прямоугольный объем трапезной и собственно церкви, завершающийся одним глухим барабаном с луковичной главкой. Церковь крыта, в отличие от остальных культовых сооружений кремля, четырехскатной кровлей.

    Первый этаж памятника со множеством помещений различной величины был бытового назначения. Наружные стены нижнего яруса имеют трехчетвертные спаренные колонны с базами и капителями упрощенной формы. Большие окна с лучковыми перемычками обрамлены суховатыми по форме наличниками с «разорванными» фронтонами. Верх четверика церкви завершается колончатым поясом и небольшим карнизом. Вместо обычных для ростовских храмов крытых галерей в церкви Одигитрии у основания верхнего яруса по периметру сооружения тянется открытый балкон с решетчатым ограждением.

    Интересен интерьер сооружения, художественно оформленный в начале XVIII века в стиле барокко. Стены и своды трапезной и церкви покрыты тонко выполненными лепными картушами (скульптурно оформленными рамками сложной формы), состоящими из раковин, листьев, сеток, головок амуров. Поле в картушах покрывала живопись, скрытая позднее под многочисленными слоями побелки.

    По своему внешнему виду (этому во многом способствует четырехцветная раскраска фасадов в «шахмат», подновленная в 1977 году) церковь Одигитрии напоминает трапезные церкви Троице-Сергиевой лавры и Новодевичьего монастыря в Москве. Но она уступает им не только и не столько своими размерами, сколько, может быть, недостаточно совершенными архитектурными формами.

    Художественные достоинства архитектурных памятников кремля не исчерпываются красотой и величием фасадов. По-настоящему поражать воображение современников должна была внутренняя отделка сооружений, для чего мастера приложили немало сил и искусства. Главное же место в украшении храмов отводилось фресковой росписи, составляющей единое и нерасторжимое целое с архитектурой. Здесь, в интерьере, памятники Ростовского кремля предстают перед нами в новом качестве.

    Далее: Фресковая живопись
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос