Противовес ИГИЛ

Дата публикации или обновления 18.10.2016
  • К оглавлению: Народная газета «Дари Добро»
  • К оглавлению раздела: Обзор православной прессы
  • К оглавлению: Русская альтернатива

  • Только Россия может стать той материнской средой, тем материнским раствором, в котором возникнет некий противовес ИГИЛ и идее социального государства в религиозной оболочке. Только Россия.

    Мне кажется, что сейчас уже смотреть на западный мир как нечто целостное, и тем более — Россию рассматривать как часть западного христианства абсолютно невозможно. Надо чётко провести разделительную линию между павшим, переродившимся постхристианством западным, которое уже, строго говоря, не является Церковью, и Православием, сохраняющим исторический потенциал.

    И, хотя мы не отрицаем, что многие люди на Западе искренне веруют и будут оправданы Господом, тем не менее, как Церковь, как учение, как духовная жизнь инославие окончательно отрёклось от Христа.

    Поэтому мы говорим, что остатки подлинного христианства находятся только в России. Кстати, эту тему очень ярко иллюстрирует то, что у нас Церковь всё-таки находится на подъёме, эта ветвь Христианства ещё живая, зелёная, на ней ещё возникают новые листики, новые цветочки. Западная ветвь вся усохла и погибла по сути дела.

    Это очень хорошо было видно в начале девяностых годов, когда в результате советского богоборчества в России всё было разгромлено и заасфальтировано, но через этот асфальт прорвались ростки возрождённого Православия, которое стремительно развивалось именно в девяностые, нулевые и десятые годы. Потрясающее явление: в условиях практически разорённой, разграбленной, униженной, уничтоженной страны вдруг мощный такой фонтан духовности прорывается – фаворский.

    И миллионы людей приходят в храм, которые вчера были комсомольцами, коммунистами, беспартийными, — вот оно, вот здесь момент истины.

    Да, Россия по-прежнему находится под гнётом неолиберального проекта. Мы стреножены, мы опутаны и коммуникациями, законами, порядками, сферами влияния западного, зависимостью от Запада. Мы заякорены, как бы на якорях находимся в силу нашей сильнейшей зависимости от западных рынков, от западных денег, так называемых инвестиций – спекуляций по сути дела. У нас по-прежнему, к сожалению, президент никак не сделает окончательный выбор. Где-то во внешней политике чувствуется уже его некая суверенность, самостоятельность, и так далее — во внутренней политике всё остаётся таким же законсервированным, как и в начале девяностых годов. Сохраняется Конституция Ельцинская 93-го года.

    — Эту Конституции писали в Госдепартаменте США.

    — Конечно, мы по-прежнему развиваемся по западным лекалам. Это очень важный момент, который объясняет, что, если мы остаёмся в рамках этой западной парадигмы, то мы обречены. Новая – исламская угроза (не побоюсь этого слова) сильна тем, что она гибридная, она комбинированная, она многослойная, она многоаспектная. Она очень чётко выстроена в религиозном, идеологическом, пропагандистском, военном, тактическом, стратегическом отношении. У неё колоссальный потенциал распространения, привлечения всё новых и новых адептов, причём не только из исламской среды. И это очень серьёзная вещь, которая будет развиваться в ближайшее десятилетие по экспоненте.

    Очевидно, что Господь не попустит такого одностороннего развития событий. Найти противовес этой угрозе невозможно нигде, кроме как в России.

    Уже сегодня нужно ставить вопрос о том, что мы должны выдвинуть совершенно новую социально-политическую, философско-религиозную альтернативу. Она будет альтернативой не столько Западу (Запад догниёт сам собой), сколько этому новому вызову. Иначе нам будет очень-очень тяжело, мы будем пропадать вместе с Западом.

    Поэтому на передний план сейчас выдвигается концепция Русского мира. Мы даём разные характеристики этому явлению – мне нравятся две основных.

    Первое определение: Русский мир – это географическое пространство, населённое русскими людьми, которые видят своё призвание в служении другим народам.

    И второе определение: (начало такое же)... миссия которых не дать ни одной национальной идее осуществиться вполне.

    — Здорово! Но не понятно: мы что, и своей национальной идее не дадим осуществиться в полной мере?

    — Наша национальная идея – это не покорить мир, а осуществить своё служение в этом мире. Русский человек – он чётко исповедует Евангелие.

    Господь говорит: Я пришёл в этот мир не чтобы мне послужили, а чтобы Я послужил. И русский человек унаследовал генетически, можно сказать, биометрически унаследовал именно эту идею служения, внешнего служения. Отсюда русские масштабы, отсюда русский космизм.

    — У американцев прямо противоположная национальная идея.

    — Американцы сейчас выдвигают идею мирового господства, это идея Четвёртого Рейха. Они пытаются её реализовать через военные базы, которых уже под тысячу, через цветные революции, через распространение всякого рода заразы, духовной и физической, от поддельных медикаментов до различных форм духовного растления.

    — Чтобы люди убивали друг друга и сами себя?

    — Чтобы люди не размножались. Чтобы становились тупыми зверушками. Чтобы они слушались определённых электронных сигналов, как стадо подчинялись электронному хлысту. Поэтому наша задача, русская задача, понимаем мы это или не понимаем, это – удерживание. Россия – Катехон, Удерживающий. Удерживающий что?

    Удерживающий зло. Древнее зло сатанинское, сколько жил человек, столько оно борется за его душу. Мы должны ему помешать. Задача России – удерживать это зло, в каких бы формах оно ни проявлялось. Вот американцы хотят установить новый мировой порядок – мы должны им помешать.

    Поэтому Господь наделил нас всеми необходимыми ресурсами и, прежде всего, конечно, ядерным зонтиком, то есть главным аргументом сдерживания (удерживания мирового зла).

    — Вот ИГИЛ и сдерживает зло американское...

    — У нас более глубокая православная традиция и вера, которая обладает таким же потенциалом нравственной чистоты, как и у ИГИЛ, но несоизмеримо мощнее по своим догматическим и каноническим устоям. Поскольку она опирается на откровение Божие, откровение Христа Спасителя здесь в мире.

    Поэтому мы должны сформулировать альтернативу нового, возможно, последнего социального государства – царства православного, которое сможет противопоставить ИГИЛ свой вызов — свою модель государства, опирающегося на разумную достаточность, на социальную справедливость в подлинном смысле слова, на народное самоуправление в виде, например, земств.

    — У ИГИЛ этого нет?

    — Есть элементы, но там более жёсткое, централизованное управление, и в этом, кстати говоря, быть может, причина его дальнейшего разрушения.

    То есть Восток всегда управляется диктаторской, жёсткой, стальной рукой. «Бей своих, чтобы чужие боялись», — это из свода законов Хамурапи для управления восточным обществом. Восточное общество – это всегда деспотия, более-менее открытая.

    — А почему она саморазрушается?

    — Как и всякая деспотия, она разрушается под собственной тяжестью: она начинает, быть может, с социального равенства, но потом это равенство исчезает, элита отрывается от народа, и между ними снова разверзается пропасть, против которой они боролись.

    В Православии социальная справедливость достигается совершенно по-другому. Человек сам на себя налагает бремена, тяготы. Как сказал апостол: «Носите тяготы друг друга и так исполните закон Христов». Таким образом, через смирение, через кротость, через покаяние, через воздержание, через нестяжание, через служение другому человеку

    Православие формирует абсолютно новую личность, которой нет в Исламе. Потому что Ислам ограничивает личность запретами: запрет на разврат, запрет на воровство, запрет на неуважение к родителям и вообще к ближним людям – ну, в основном, запретами внешними. Этим он похож, кстати говоря, на Ветхий Завет. Это иудейско-языческий подход к Законам Божиим как к законам внешним, законам Царя, которые возлагаются на людей, и люди должны их исполнять. Потому что за неисполнение следует наказание.

    Ислам как бы воспринял эту идею награды и наказания. Аллах именно таким предстаёт – справедливым, но жёстким, Царём, который и карает, и награждает.

    В Православии законы духовной жизни совершенно другие. Человек начинает понимать, что нарушение заповедей христовых наносит урон его собственной душе. Нарушение закона страшно не карой Господней, а тем, что душа разрушается у человека. Разрушается его семья, разрушаются его жизненные устои, начинают нарастать, разбухать внутри него страсти. А «страсть» однокоренное слово со «страданием» — человек начинает страдать.

    Господь говорит: не делайте себе вреда, не наносите себе эти травмы, которые происходят оттого, что вы занимаетесь беззаконием. Беззаконием не в смысле нарушения Моих законов, а в смысле нарушения законов вашей собственной природы.

    Человек должен быть добрым, чтобы ему самому было хорошо, а не потому, что ему Господь приказал быть добрым. Так?

    — Да, конечно.

    — И тогда, если человек так живёт, он сам изменяется. Он сам становится другим, он становится Христовым. Господь говорит: «Кто Меня любит, тот Заповеди Мои исполняет». Но, исполняя эти Заповеди, человек, прежде всего, делает добро самому себе, он сам себя очищает, он изменяется, он становится иным, «инаковым» (инок – инаковый). По мере исполнения этих заповедей он всё больше осознаёт свою немощь, смиряется. Он начинает любить ближнего, потому что уже считает ближнего лучше себя, — и это правильно. Он через ближнего постигает тайну любви к Господу и, тем самым, приближается к своему обожению. То есть он приближается к Богу. Через исполнение заповедей и через очищение самого себя максимально, насколько это возможно, приближается к святости. Общество, построенное на этих основах, и называется Святая Русь.

    — Исламское государство нужно только арабскому миру, оно угрожает другим народам. Но их с древних времён защищает Святая Русь, поэтому она нужна всем?

    — Задача России сейчас — выйти из этого нигилистско-сатинанского состояния к состоянию Святой Руси. Это и будут альтернативный, по сути дела, проект. Но этот проект должен, конечно, в себя включать и элементы современного мира, от которых мы никуда не денемся. Тот же самый прогресс, например. Ну, кто отказывается от технологических каких-то вещей. Но нельзя комфорт делать целью развития общества. Комфорт он, с одной стороны, делает жизнь человека проще. А, с другой стороны, он превращает человека в растение.

    — В животное?

    — В животное, в растение, в такую послушную букашку.

    Поэтому: прогресс должен развиваться? – да. Но прогресс надо всегда рассматривать под углом зрения полезности самому человеку. Есть прогресс полезный, а есть безполезный.

    Сейчас, мне кажется, 95 процентов прогресса во всём мире, не только у нас, подчиняется воле очень узкого круга людей.

    — Они его направляют, куда им надо.

    — Его направляют политики продажные, мошенники финансовые, ростовщики и военные, милитаристы, которые порой готовы всё человечество положить в борьбе за соответствующий бюджет.

    Это мы наблюдаем во всём мире, везде лобби военные и так далее. Отсюда – все виды кризисов, от социальных до экологических. Фактически человечество упорно пилит сук, на котором сидит, и этот сук уже в значительной мере надпилен.

    И в этот момент, пока мы все дружно не грохнулись в глобальную катастрофу, возникает ИГИЛ.

    Далее: Сильнее духом
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос
     
    Rambler's Top100