От улыбки хмурый день светлей!

Дата публикации или обновления 17.08.2016
  • К оглавлению: Газета «Пантелеимоновский Благовест»
  • К оглавлению раздела: Обзор православной прессы

  • Известно, что верующие люди улыбаются гораздо чаще неверующих. Если человеческая душа радуется – непроизвольно на лице появляется ласковая, спокойная, умиротворённая улыбка. А кому же в этом мире радоваться, как не христианам.

    Ещё с апостольских времён известно: «молитва печального человека не имеет силы восходить к престолу Божию» (Ерм. Пастырь. Заповедь 5, 10).

    «Нельзя верить, стиснув зубы: это очень ненадёжно и это оскорбление Господу... Великий подвиг сейчас – сохранить веру, и не угрюмую, точно загнанную в какой-то подвижнический тупик, а веру-любовь, любящую веру, веру, веселящуюся о своём Христе» (С.И. Фудель).

    Ибо наш Бог – это Бог любви и радости!

    Что мы черпаем из нашей веры – скорбь или радость? В церковной традиции есть время скорби и время радости. Наш суточный круг молитв полон покаяния. Но на границе Божественной литургии иссякают покаянные молитвы.

    Все молитвы Литургии – светлые: «Благослови, душе моя, Господа... Хвали, душе моя, Господа».

    Порой люди отстраняют от себя ссылку на прп. Серафима Саровского, отстаивая своё право на вековечную печаль: мол, батюшка Серафим и в самом деле каждого приходящего приветствовал: «Радость моя, Христос Воскресе!», – однако перед этим-то он три года на камне простоял... Но этот аргумент означает, что вообще ни у кого из христиан нет права на радость о Христе. Пока, мол, не простоишь три года на камне – не имеешь права на радость!

    Но радость-то у нас не о наших чемпионских успехах. От них пользы мало: «закон ничего не довёл до совершенства» (Евр. 7: 19).

    Радость христианина – о Боге, дарующем спасение. И если мы не научились радоваться Евангелию, то никакие посты и кафизмы не подарят нам православящую радость. Улыбаться становится трудно и непривычно...

    «Храм – не место для смеха!» Это верно. Но храм и Церковь – не одно и то же. И за пределами храма – отчего же не улыбнуться?.. Грусть-тоска совсем не должны считаться видовым отличием православного христианина.

    Улыбки могут быть самыми разными – добрыми и невинными, надменными, печальными, саркастическими, злобными, раздражёнными, восторженными... Они в полной мере способны отразить душевное состояние. Если глаза – это зеркало души, то улыбка отражает внутренний мир человека, характер, его отношение к миру и людям.

    Не следует улыбаться просто так, без наличия на то повода. Добрая улыбка – всегда искренняя и настоящая и исходит из самого сердца.

    Улыбка способна украсить любого человека без исключения. Но очень важно, чтобы в основе улыбки лежала радость жизни и хорошее, доброжелательное отношение к людям и окружающему миру.

    Постоянная вежливая улыбка или, как её ещё называют, «дежурная улыбка», считается проявлением неискренности человека, его скрытности, двуличности, нежелания обнаружить истинные чувства.

    Улыбка должна быть уместной с точки зрения окружающих, соответствовать ситуации. Не принято улыбаться, если рядом есть люди, о которых известно, что у них серьёзные огорчения, кто-то умер или болен, озабочен личными проблемами и т. д.

    Обычная улыбка способна дать нам и окружающим нас людям много хорошего. Если вы в плохом настроении или вас обидели и огорчили, воспользуйтесь силой улыбки. Получив от жизни очередной удар, скажите себе: «Всё могло быть гораздо хуже», – и улыбнитесь...

    Надежда Кутайцева


    По материалам газеты «Пантелеимоновский Благовест», приходского вестника храма во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона в Жуковском, No 11/189, октябрь 2014.

    В начало


     
    Rambler's Top100