От духовности - к спасению

Дата публикации или обновления 22.09.2016
  • К оглавлению: Газета «Добрый Пастырь»
  • К оглавлению раздела: Обзор православной прессы

  • Постигая Святую Троицу, учимся любить

    Священник Александр Алехнович - настоятель Троицкого храма в селе Троицкое Чеховского района, отметившего недавно своё 300-летие. С отцом Александром мы беседуем о важных событиях церковной и общественной жизни, какими наполнен год 2014.

    4 мая 2014 года в Троицком храме села Троицкое состоялось торжественное освящение новых колоколов. Главный колокол, малый благовестник и три зазвонных были отлиты попечением Троицкого прихода в городе Тутаеве. Чин освящения кампанов состоялся по завершении Божественной литургии в Троицком храме, которую совершили благочинный Чеховского округа священник Александр Сербский, настоятель Троицкого храма священник Александр Алехнович и клирик Зачатьевского храма города Чехова протодиакон Сергий Гайдаш.

    — Отец Александр, для православных людей в нашей стране образ Святой Троицы неразрывно связан с именем преподобного Сергия Радонежского, 700-летие которого мы отмечаем в этом году.

    На чём, по вашему мнению, строится эта связь?

    — Начнём с того, что святые мощи преподобного покоятся в основанном им же Троицком храме Троице-Сергиевой лавры. Это один из самых первых храмов, освящённых во имя Святой Троицы. Вот если спросить, что есть Троица, каждый ответит: Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой,

    Единый Бог в трёх Ипостасях. Человек чуть более просвещённый добавит: основополагающий догмат Церкви. Но никакому, даже самому образованному человеческому разуму недоступно понимание сущности Бога, как невозможно ложкой вычерпать океан. А преподобный Сергий своим просветлённым умом, благим сердцем услышал главное: Бог есть Любовь, и три Лица Единой Троицы находятся в совершенной любви между собой.

    — Значит, упражняясь в делании любви, человек может пошагово приближаться к Божественному началу?

    — Любовь — это Божий дар. Его нельзя стяжать даже самыми упорными тренировками, как, скажем, в спорте, если вектор затрачиваемых усилий не будет направлен в сторону познания Бога и стремления жить по Его заповедям. Сначала человек встраивается в церковную жизнь, участвует в таинствах, открывает своё сердце Богу — и лишь после этого обретает, как благодать, способность любить.

    Батюшка, но разве человек — не будем называть его атеистом — а просто, скажем, живущий вне церковной практики, не может быть любящим мужем или заботливой матерью?

    — Почему же? Порой встречаются проявления любви у людей нецерковных. Однако любовь без Бога, пусть рано или поздно, но всегда превращается в свою противоположность. Сказано: «Ничесоже без Меня творити не можете». Такой человек думает о себе, что он способен возлюбить ближнего своего, а на деле, даже совершая хорошие поступки, он любит лишь себя, свои чувства к другому человеку или то впечатление, которое он производит на окружающих, совершая нечто полезное. А истинная любовь печётся не о себе, а о других.

    — Но ведь известно: «Нет выше гой любви, чтобы отдать жизнь свою за други своя», и мы знаем немало примеров, когда люди, не думая о Боге, совершают подвиг, спасая других.

    — Подвиг может иметь разную окраску. Героизм может быть вызван и тщеславием, и банальной безвыходностью.

    С другой стороны, мы ведь не знаем, что происходит в сознании человека в критические минуты — может, он как раз именно к Богу и обращается? Но я говорю о тех ситуациях, когда кто-то отдаёт за другого жизнь изо дня в день, из года в год — воспитывая детей, ухаживая за престарелыми родителями, неся важное общественное служение. Способен ли на такое самолюбивый, гордый, алчный человек? Нет, конечно. Это по силам только людям, живущим согласно заповеди «блаженны нищие духом». Совершая добро смиренно, ничего не требуя взамен, они как раз и получают от Бога дар любви. И потому они по-настоящему счастливы, даже в испытаниях.

    Нет, я твёрдо уверен: настоящую любовь без Бога стяжать невозможно. Так было и в апостольские времена — вспомним Иоанна Богослова, называемого апостолом любви. Это правило действует и в наши дни.

    — Отец Александр, окормляемый вами Троицкий храм перешагнул своё 300-летие. Чего больше в его сегодняшней церковной практике — традиций или забот, связанных с современностью?

    — В наше время активно вырабатываются новые традиции, формируются новые отношения духовенства с прихожанами. Так, возрождается очень древний институт оглашения перед крещением, не работавший в советские времена. В России он был утрачен ещё несколькими веками ранее, ведь когда существовала практика крестить всех детей во младенчестве, то и никакие огласительные беседы, понятно, не требовались, а в годы богоборчества они и вовсе были невозможны.

    — Как к этому относятся сами оглашаемые?

    — По-разному. Большей частью благодарят за просвещение. Но встречаются и такие, для кого главное побыстрее совершить «обряд» — да, они так и говорят, «обряд», слово «таинство» им неведомо. Вот и приходится долго объяснять, убеждать, что не формальное ношение крестика на цепочке, а участие в таинствах есть залог нашей будущей жизни. Эти таинства, как спасительный круг, Господь бросает нам, тонущим в грехе, а мы самонадеянно отталкиваем его: я, мол, и сам доплыву.

    Так и тонем, отлучаем самих себя от Царствия Небесного.

    Конечно, не факт, что все прошедшие огласительные беседы станут добрыми прихожанами, но наша апостольская задача — сеять. Хоть одно зёрнышко да прорастёт. И прорастает, конечно — иначе где бы мы брали силы, средства, ресурсы для продолжения работ по восстановлению храма?

    — Далеко не все жители района знают о существовании ещё одного окормляемого вами храма — преподобного Сергия Радонежского. Он располагается в одном из корпусов психиатрической больницы № 5 в селе Троицкое, и туда нет свободного доступа. Храм был построен в 1907 году, а как он выглядит сейчас?

    — Редкой особенностью этого храма является то, что он изначально проектировался как домовый храм при больнице и был заложен в административном здании «в два света» — то есть на уровне третьего и четвёртого этажей. Согласитесь, не часто доводится видеть казённые учреждения, увенчанные куполом с крестом. Как и многие храмы в нашей стране, он пережил эпоху гонений, и тот факт, что в огромном помещении с высоким потолком долгие годы располагался клуб, никак не способствовал сохранности самого помещения. Когда храм был передан Церкви, он находился в плачевном состоянии.

    В настоящее время здесь требуется приложение многих сил, а закрытость территории, конечно же, сужает круг возможных благотворителей, готовых и способных выделить определённую сумму для проведения реставрационных работ. Сейчас процесс восстановления идёт, но гораздо медленнее, чем того хотелось бы. Усилиями прежнего его настоятеля отца Владимира Переслегина был восстановлен по старым фотографиям резной белокаменный иконостас. Ещё сохранились столь же уникальные кованые рамы, но их нужно зачищать и также восстанавливать. Хочется низко поклониться всем сотрудникам больницы, пациентам, их родственникам, которые вносят свою посильную лепту в сохранение и возрождение святыни.

    — Немалая часть прихожан этого храма — люди с психическими расстройствами. Как вы с ними находите общий язык?

    — Признаться честно, поначалу необходимость общаться с преступниками и наркоманами, находящимися на принудительном лечении, меня настораживала. К тому же врачи посвятили меня в некий свод правил, выработавшихся здесь за столетнюю практику, объяснили, что мелочей в этих правилах не бывает. Каких только исповедей, страшных в своей искренности, не пришлось мне выслушать за пять лет служения здесь! На воле такого не услышишь... И тем не менее я с уверенностью говорю, что среди пациентов больницы встречаются люди глубоко уверовавшие в Бога. Оказавшись в изоляции, они начинают думать о своей судьбе, оценивать свои поступки, читать Святое Писание и православную литературу. У них исповедь в корне меняется, они начинают вести столь высоко духовный образ жизни, что многим обычным прихожанам такое и не снилось. Вот спросите у своих знакомых, называющих себя верующими, кто из них прочитал все пять томов «Добротолюбия»? А тут есть такие — читают.

    — Значит, пребывание в больнице идёт им на благо?

    — А так и должно быть в любой телесной немощи. Когда я общаюсь с пациентами больницы, то настоятельно советую им максимально полезно использовать время прохождения курса лечения. Любого человека остановка всего привычного, вызванная болезнью, должна сподвигать к движению — пусть не физическому, но духовному.

    — А как на приходе будет отмечаться 700-летие преподобного Сергия Радонежского?

    — Молитвенно — прежде всего. 18 июля в храме состоится Божественная литургия. Особенно торжественно отметим 8 октября — день преставления преподобного. Также, надеюсь, будет продолжена добрая практика контактов с Домом культуры посёлка Троицкое, где под руководством режиссёра Олега Кондюкова готовится литературно-музыкальная композиция, посвященная памяти преподобного Сергия. Подобные выступления уже состоялись на Рождество и Пасху, они очень тепло принимались зрителями. Также в рамках празднования юбилея планируем провести в больнице конкурс стенгазет и поделок.

    Любовь - это Божий дар. Его нельзя стяжать даже самыми упорными тренировками, как, скажем, в спорте, если вектор затрачиваемых усилий не будет направлен в сторону познания Бога и стремления жить по Его заповедям.

    — Раз уж речь зашла о культуре, позвольте задать вопрос и о вашем отношении к тому, что вы видите сейчас в этой сфере.

    — Мало хорошего, к сожалению, вижу в той отрасли приложения талантов, которую мы называем массовой культурой. Коммерческое телевидение очень редко радует душеполезными передачами или показом работ высокого уровня — таких, скажем, как фильм Павла Лунгина «Дирижёр». Не всегда радует и общий уровень культуры наших соотечественников. Тем не менее тенденцию обращения к истинным духовным ценностям на всех уровнях, начиная с руководителей и заканчивая сотрудниками скромных сельских ДК, не заметить нельзя. Проведение Года культуры в стране знаменуется открытием новых музеев, театров, памятников, активизацией работ по реставрации старинных усадеб. Процесс этот сложный, но он идёт.

    — То есть, возвращаясь к началу разговора, скажем, что в культуре, как и в любви, духовность должна быть первична?

    — Именно. Диакон Андрей Кураев так и утверждает: «Все мировые культурные ценности созданы верующими людьми». Сергий Радонежский, как мы знаем, удалился в лес на пустынножительство не для того, чтобы основать памятник культуры — Троице-Сергиеву Лавру, но прежде всего чтобы стяжать духовный подвиг. А уже потом вырос храм. Мы же в современном искусстве часто встречаемся с прекрасным владением техникой, но даже высокий профессионализм в итоге оказывается колоссом на глиняных ногах, он не одухотворён и потому нежизнеспособен.

    — Очень интересно услышать это мнение от специалиста — ведь вы профессиональный музыкант, это так?

    — Мой «профессиональный» род занятий — церковное служение. А по образованию я хоровой дирижёр, верно. Когда учился музыке, о миссии священника даже и не помышлял. Но сказано же: «Не вы Меня избрали, но Я вас избрал». Думаю, многие священники пришли к своему поприщу через этот зов свыше. А с музыкой я не расстался — пою в Хоре духовенства Московской епархии. Это послушание, но оно мне очень нравится.

    — Вероятно, в таком случае вам легче справляться с одной из острых проблем сельских храмов — организацией пения на клиросе?

    — Нет, и меня сия проблема не миновала. Обычно поёт матушка, а сейчас она в декретном отпуске, так что дефицит певчих имеется.

    Если кто-то из читателей сумеет нам помочь — будем рады.

    — Спасибо вам, отец Александр, за интервью.

    — Помощи Божией и в ваших трудах! Пусть Господь благословит всех на добрые дела!

    Беседовала Наталья Мотина


    Газета «Добрый Пастырь», № 3 (39), август 2014 года.

    В начало

    Православный интернет-магазин
     
    Rambler's Top100