Минувшее и сегодняшнее

Дата публикации или обновления 09.07.2016
  • К оглавлению: Газета «Донская слобода»
  • К оглавлению раздела: Обзор православной прессы

  • 5 апреля 2014 года состоялась паломническая поездка по маршруту село Спас-Угол Талдомского района (музей М.Е. Салтыкова-Щедрина), Гефсиманский (Черниговский) скит, Покровский Хотьков ставропигиальный женский монастырь, Церковь Преображения в селе Радонеж.

    Но у памяти география немного другая. О чем-то хочется рассказать подробнее, о другом не знаешь как и выразить словами свои чувства, остается просто посоветовать - приезжайте обязательно (особенно в Радонеж, не пожалеете!). Эта поездка для меня — очень личная. Я не могла ее пропустить. Душа давно рвалась в те места, да как-то всё не получалось. А тут и повод появился...

    Дело в том, что в советские и ранне-перестроечные времена, мы с мамой и отчимом в выходные регулярно ездили на дачу отчима на окраине Семхоза. Стоя не один час в электричке, любовалась величественными храмами. Особенно впечатлял двумя цветными куполами огромный Покровский Хотьков монастырь. Пару раз ездили на машине; вдоль пути больше десятка храмов — и все в руинах. Хотелось побывать в каждом, но действующих не было — только Лавра. В каком-то была молотилка, в другом — склад угля.

    Больно было смотреть на поруганную красоту. У идеологии, которая так обращается со святынями, нет будущего. Хотелось как-то сопротивляться этой бездуховности. Но в силу советского воспитания православные богослужения казались непонятными и архаичными. Как мы мало в этом понимали! О том, что в Семхозе служил отец Александр Мень, я узнала только в день его похорон.

    Прошло несколько лет, все изменилось. Перестройка. Пролетели веселые студенческие годы с их увлечениями, потеряна любимая работа, личная жизнь что-то не складывается. Порой просто кушать нечего. Но теперь я знаю — Бог есть! Только Он даст силы все преодолеть. И я знаю, где Он настоящий — методом исключения. Все чаще топаю в Лавру. Хочу креститься! По соображениям сугубо практическим еду в отдаленный, как мне тогда показалось, Черниговский скит. Из-за волнения была как во сне, запомнила тот день в виде мозаичных фрагментов — полупустой просторный храм, вокруг купели мы семеро взрослых и не очень юных людей повторяем за священником Символ Веры, многие впервые его слышат — и ощущение счастья.

    Помню очень древнюю, как показалось, стену-красавицу, колокольню — мрачную руину (нас еще просили к ней не приближаться, а то рухнет). И все! А теперь я вижу нарядный храм с чтимыми святынями, обустроенный двор... Колокольню, похоже, спасли, скоро откроют. Но главное — теперь можно посетить пещеры, место страшное и поучительное — и поклониться подвигу живших в них. Приеду сюда ещё и ещё. И в Хотьково тоже. И обязательно в Радонеж!

    А началась наша поездка 5 апреля со знакомства с местами, в которых мало кто бывал. На границе московской, тверской и ярославской областей, «в углу», а на самом деле вдоль дороги, приютилась маленькая деревенька Спас-Угол. В ней живут постоянно человек пятьдесят, но летом население вырастает в разы, ведь природа удивительно щедра к этому месту. Здесь в 1826 году родился и провел детство замечательный русский писатель М.Е. Салтыков, взявший себе псевдоним Щедрин. Когда-то здесь была уютная помещичья усадьба, ягодник, теплицы и оранжерея, мастерские, фруктовый сад, каскад прудов, святой источник Иорданка, парк и ярмарочная площадь.

    Сейчас ничего этого нет. Осталась лишь запущенная липовая аллея да очень красивая церковь с колокольней (в её трапезной скромный музей) и родовое кладбище у стен храма, где похоронены отец, брат и две юные сестры писателя. Грустно смотреть на полузасыпанный пруд, умирающие липы, заросший источник (сруб над ним украли), разбитые могильные плиты...

    «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют...» — видно, недаром приписывают эти слова Салтыкову-Щедрину. Сейчас его читают, наверное, немногие, а зря. Так зачем туда ехать, спрашивается? Здесь нас встретили сотрудницы музея. Это удивительные люди, они рассказывают об этом месте так, что заслушаешься. Идёшь, пробираясь между упавших деревьев и представляешь — здесь был дом, сад и гулял мальчик с большими грустными глазами, в девять лет прочитавший Евангелие и осознавший заповедь любви к ближнему. Потом он вырос, у него была трудная судьба, ссылка, чиновничья служба, литературный успех, но через всю жизнь он пронес сочувствие к людям, боль за них, стремление найти хорошее даже в самом заблудшем и очерствевшем. И любовь к родовому гнезду, которое Салтыков-Щедрин описал в своем последнем романе «Пошехонская старина» и в «Господах Головлевых».

    Ему не пришлось встретить здесь старость (да и не дожил он до нее, прожив 63 года). Мать, недовольная самовольным браком любимца Мишеньки, отписала имение другому сыну, Дмитрию, ставшему прообразом Иудушки Головлева. Кстати, интересная была личность эта маменька. Неграмотная купеческая дочь, отданная замуж в 15 лет за сорокалетнего непрактичного помещика, она взялась вести хозяйство «железной рукой» и увеличила имущество мужа примерно в 8 раз, прикупив ещё два имения. Сохранилось два её портрета. На одном — миловидная молодая женщина, заботливая жена и мать, на другом — огромная страшная женщина, этакая Салтычиха (впрочем, Салтычиха — это совсем-совсем не она!).

    Приезжайте в это прекрасное место, и сотрудники музея расскажут вам, как боролись с вандализмом на кладбище, как без всякого финансирования восстановили часовню Корсунской иконы Богоматери и верстовой столб (коснувшись которого можно загадать желание, и оно якобы сбудется), как японцы, ставившие спектакль по Салтыкову-Щедрину, специально приезжали на его родину прикоснуться (буквально!) к русской старине и обнимали деревья в парке. Как местному пьянице, уснувшему на ступенях храма, явился дух священника: «Ну что, раб Божий, заплутал?»

    А ещё расскажут потрясающе смешную историю, как Дмитрий Менделеев пролетал над уездом на воздушном шаре, а местные крестьяне приняли его за Илью Пророка...

    Расскажут, как обходятся без газа, водопровода и канализации. Как известный писатель тридцать лет назад обещал сделать на этом месте центр литературного туризма — да так и не сделал, а от концертной площадки, с которой он вещал, не осталось ни кирпичика. А если приедете летом — еще и грибов наберете и искупаетесь...


    Наталия Петропавлова

    Газета «Донская слобода», № 2 (46), март 2014 г.

    В начало

     
    Rambler's Top100