Петропавловский собор

Петропавловской крепости

Дата публикации или обновления 01.05.2017
  • Оглавление: Петропавловская крепость
  • Петропавловский собор Петропавловской крепости.

    Петропавловский собор — один из интереснейших памятников барочной архитектуры — представляет собой вытянутое с запада на восток прямоугольное в плане здание, над восточной частью которого высится перекрытый куполом барабан, а над западной — колокольня со шпилем. Если вы внимательно осмотрите собор снаружи, то конечно же сразу отметите, что две пары волют западного фасада имеют невыразительные очертания и резко контрастируют с двумя изящными волютами восточного фасада; что на аттике восточного фасада торчит несколько металлических штырей; что барабан некрасиво врезается в двускатную крышу.

    Петропавловский собор, западный фасад.
    Петропавловский собор, западный фасад. Декорированная пилястрами многоярусная колокольня.

    Все это — следы не совсем умелого восстановления собора после произошедшего в нем в ночь с 29 на 30 апреля 1756 года страшного пожара, вызванного ударом молнии в шпиль соборной колокольни. Такие удары обрушивались и на другие замечательные сооружения в нашей стране: так, от удара молнии в мае 1721 года в Риге сгорела церковь святого Петра, считавшаяся красивейшей в городе; в июне 1735 года в Петербурге из-за этого же сгорел Исаакиевский собор. Дважды молния ударяла в Петропавловский собор и до 1756 года, но тогда последствия не носили катастрофического характера. Строительство каменного Петропавловского собора началось в 1712 году.

    Петропавловский собор.
    Петропавловский собор.

    Неизвестный автор небольшой книги о Санкт-Петербурге, опубликованной в 1718 году во Франкфурте и Лейпциге, писал: "Я не хочу обойти молчанием большую церковь и высокую башню, которые начали строить в крепости. Судя по модели, которую я видел, это будет нечто прекрасное, подобного чему в России пока еще найти нельзя. Башня уже готова до стропил, она необычайной высоты и хорошей каменной кладки... хороших пропорций... Ее строил итальянский архитектор Трезини. Так как деревянная надстройка башни должна стать такой же высокой, как каменная ее часть, то эта башня, вероятно, будет превосходить по высоте все башни в Германии. О церкви можно сказать, что в ней будет все, на что можно претендовать в таком месте, где материалы трудно достать".

    Собор, освященный 29 июня 1733 года, являлся до пожара 1756 года зданием, в котором четко выделялись три продуманно связанные друг с другом основные части. Первой из них было собственно церковное здание. Оно представляло в плане вытянутый прямоугольник с немного более узким, также прямоугольным в плане, алтарем и перекрывалось тогда крышей сложного профиля. Восточный фасад здания завершал аттик с лучковым фронтоном и двумя большими волютами, украшенный деревянными скульптурами и вазами, которые поддерживались металлическими штырями. Западный фасад завершался аттиком с треугольным фронтоном и двумя другими большими волютами; этот фасад украшал также портик, который современники называли великолепным. Как во всех типичных барочных храмах, боковые фасады — северный и южный — были оформлены гораздо проще.

    Петропавловский собор, восточный фасад, фреска художника П. Титова «Предстояние апостолов Петра и Павла перед Христом».
    Петропавловский собор, восточный фасад, фреска художника П. Титова «Предстояние апостолов Петра и Павла перед Христом».

    Второй основной частью собора в 1733—1756 годах являлся барабан, возвышавшийся над крышей вблизи аттика восточного фасада и перекрытый куполом, который увенчивали фонарик и шлемовидная главка; третьей — квадратная в плане колокольня со сложным завершением, состоящим из двух восьмигранных куполов и двух восьмигранных фонарей, высокого восьмигранного шпиля, яблока над шпилем и креста с летящим ангелом, венчающего яблоко (основой всего этого завершения были деревянные конструкции). Хотя западный фасад колокольни возводился как продолжение западного фасада собора, зрительно колокольня до пожара 1756 года воспринималась "вырастающей" из-за аттика с треугольным фронтоном. С точки зрения своей первоначальной наружной композиции в целом, Петропавловский собор не имел за рубежом аналогов и потому являлся памятником совершенно оригинальным, созданным вдохновенной творческой мыслью швейцарского архитектора, для которого Россия стала второй родиной, и мастерством талантливых русских каменщиков и плотников.

    Вместе с тем отдельным частям первоначального Петропавловского собора нетрудно найти очень интересные параллели в известных зарубежных церквах XVI — XVIII веков, представляющих собой выдающиеся памятники архитектуры барокко. Так, первоначальное оформление западного фасада собственно церковного здания в нашем соборе было очень похоже на оформление главных фасадов знаменитых римских барочных церквей XVI —XVII веков — Иль Джэзу и святого Игнатия (колоколен в этих двух церквах нет). Бернская церковь Святого Духа, построенная в 1722—1729 годах, своим главным фасадом и возвышающейся над ним колокольней — квадратной в плане и увенчанной восьмигранными куполом, фонарем и шпилем,— также сразу же заставляет вспомнить Петропавловский собор в его первоначальном виде. Интересные частичные параллели первоначальному Петропавловскому собору обнаруживают известные лондонские церкви святой Брайды, святой Марии на Стрэнде и святого Мартина в Полях. Первая из них была построена знаменитым английским архитектором сэром К. Рэном в 1670— 1703 годах, вторая и третья — шотландцем Дж. Гиббсом в 1714—1717 и в 1722—1726 годах. Как и над бернской церковью, над каждой из этих трех лондонских церквей возвышается квадратная в плане колокольня, причем в церквах святой Брайды и святого Мартина в Полях колокольню увенчивают восьмигранные фонари и восьмигранный шпиль.

    Заметим, что, поскольку церковь святого Мартина в Полях, считающаяся самым выдающимся произведением Гиббса, послужила моделью для многих церквей, построенных в XVIII веке в Соединенных Штатах Америки, общие черты можно обнаружить между первоначальным Петропавловским собором и целым рядом архитектурных памятников этой страны, например небольшой церковью святого Павла в Нью-Йорке, построенной в 1760-х — 1790-х годах по проекту Т. МакБина. Следует добавить, что план собственно церковного здания и в первоначальном Петропавловском соборе, и во всех названных выше зарубежных церквах базиликальный, то есть имеет форму вытянутого прямоугольника, и что шпиль как декоративный элемент был широко распространен в средневековой архитектуре стран Северной Европы.

    Но нельзя забывать и о петербургском предшественнике — частичном аналоге Петропавловского собора — о церкви Воскресения Христова, построенной на Васильевском острове в то время, когда он целиком принадлежал А. Д. Меншикову, первому губернатору новой русской провинции, центром которой стал Санкт-Петербург. Церковь Воскресения, освященная 23 ноября 1713 года и разобранная в 1730 году, отличалась, по словам видевших ее, "архитектурою преизрядною" и имела "красивую башню", по очертаниям весьма напоминавшую соборную колокольню.

    Во время пожара Петропавловского собора в 1756 году сгорели деревянные крыша, купол над барабаном, скульптура на восточном фасаде и все сложное завершение колокольни, а кроме того был разрушен портик у западного фасада. В 1756—1779 годах собор был восстановлен, но прежний облик ему полностью не возвратили. Над собственно церковным зданием теперь появилась низкая двускатная крыша, и барабан стал некрасиво врезаться в нее. Фонарик над куполом этого барабана стала увенчивать модная в середине XVIII века древнерусская по форме ("луковичная") главка. Не были воссозданы скульптуры и вазы на восточном фасаде, а штыри, поддерживавшие их до пожара, не убрали. Императрица Екатерина II лично распорядилась в 1766 году, чтобы колокольня собора вновь строилась "точно так, какова прежняя была". Действительно, общим силуэтом, пропорциями и архитектурным убранством восстановленная колокольня сама по себе очень напоминала первоначальную. Однако западный аттик с треугольным фронтоном восстановлен не был — его заменили две пары плоских, лишенных изящества волют.

    В результате западный фасад колокольни зрительно стал восприниматься как продолжение западного фасада собора, и эффект "вырастания" колокольни из-за аттика с треугольным фронтоном исчез. Собор теперь уже нельзя было воспринимать членящимся на три основные части так же четко и выразительно, как это было до пожара. Работы по восстановлению соборной колокольни, проводившиеся в 1769—1779 годах, привлекли всеобщее внимание. Интересное упоминание о них можно найти в "Живописце" — сатирическом журнале, который издавал в 1772—1773 годах знаменитый русский общественный деятель и писатель Н. И. Новиков. Герой одной из новиковских сатир, уездный дворянин, просил своего сына: "Отпиши, Фалалеюшка, что у вас в Питере делается: сказывают, што великие затеи. Колокольню строят и хотят сделать выше Ивана Великого (знаменитой колокольни Ивана Великого в Московском Кремле.— К. Л.)".

    Говоря о колокольне собора, всегда упоминают любопытную историю о том, как в 1830 году кровельщик П. Телушкин починил на ней крест и ангела. Отличаясь огромной физической силой, Телушкин, выбравшись наружу из небольшого окошка в одной из граней шпиля и держась лишь пальцами за фальцы позолоченных листов на его ребрах и упираясь в эти фальцы носками ног, сумел обогнуть шпиль, таща за собой веревку. Таким образом он смог охватить шпиль веревочной петлей. Постепенно стягивая петлю и пользуясь также крючками, вделанными в некоторые листы, он добрался к подножию креста, откуда затем спустил к окошку веревочную лестницу и мог с ее помощью в дальнейшем уже без большого труда добираться до своего "рабочего места" под облаками.

    В середине XIX века в Петропавловском соборе снова проводились крупные ремонтные работы. Но на этот раз они не привели к каким-либо принципиальным изменениям в его внешнем облике. Сильно обветшавшие к этому времени шпиль, фонари и купола колокольни, основой которых были деревянные конструкции, сменились в 1857— 1858 годах почти такими же по форме новыми, в которых вместо дерева были использованы кирпич, доломит и сталь. Одновременно перестроили с использованием этих же долговечных материалов деревянные фонарик и главку на соборном куполе, сохранив их прежнюю форму, и частично переделали крышу собора. От первоначального наружного архитектурного убранства собора сохранилось немногое. Это пилястры, поддерживающие мощный антаблемент, окаймляющий все здание кругом, простые наличники больших прямоугольных окон с лепными изображениями херувимов наверху, лепное обрамление овального окна на восточном фасаде, изображающее облака и херувимов. Немного позже, когда вы будете осматривать собор внутри, вы увидите, что изображение херувима является характерной деталью убранства соборного интерьера.

    Что же касается скромных портиков у западных и южных дверей собора, то они появились уже после пожара 1756 года. Большое изображение Христа с апостолами Петром и Павлом, находящееся в аттике восточного фасада, украшенном двумя пышными волютами, было создано в 1873 году. Как в XVIII веке, так и сейчас особый интерес у всех, кто осматривает собор снаружи, вызывает его колокольня с необычайно изящным завершением (общая высота колокольни достигает 122,5 метра). Неизменное внимание привлекают также установленные на колокольне часы с курантами. Их изготовил в Голландии в 1757—1760 годах талантливый мастер Б.-Ф. Оорт Красе. Часы и куранты неоднократно ремонтировали, в частности в 1857—1858 годах, когда на колокольне меняли шпиль, купола и фонари.

    При этом ремонте на циферблате соборных часов впервые появилась минутная стрелка — до этого ее в главных часах города заменяли короткие перезвоны колоколов, раздававшиеся, как и в наши дни, каждые пятнадцать минут. Как раньше, так и теперь за последним в пределах часа "четвертным" перезвоном раздается часовой бой. Кроме того, сейчас куранты четыре раза в сутки — в шесть часов утра, в полдень, в шесть часов вечера и в полночь — вызванивают мелодию Государственного гимна Советского Союза. У восточного фасада собора сохранилось устроенное еще в XVIII веке маленькое кладбище. Здесь до начала XX века хоронили комендантов крепости.

    От собора отходит крытый переход, соединяющий его с Великокняжеской усыпальницей — церковью святого Александра Невского (патрона Петербурга), освященной 23 ноября 1908 года и построенной специально для захоронения в ней членов императорского дома Романовых (в Петропавловском соборе в конце XIX века мест для таких захоронений уже не стало хватать). Общая высота усыпальницы — около 60 метров. Ее средняя, квадратная в плане, часть перекрыта большим сомкнутым сводом с барабаном, куполом, фонариком и луковичной главкой.

    Великокняжескую усыпальницу, архитектуру которой с точки зрения стиля можно назвать эклектической, построили в 1897— 1906 годах по проекту, разработанному Д. И. Гриммом, А. Т. Томишко и Л. Н. Бенуа. Авторы проекта умело рассчитали местоположение постройки и ее высоту, а также явно преднамеренно уподобили завершение ее свода завершению купола Петропавловского собора, поэтому силуэты собора и усыпальницы сбалансированы относительно друг друга, а центральный архитектурный комплекс крепости в целом — относительно крепостных стен.

    Осмотрев центральный архитектурный комплекс крепости снаружи, войдите теперь в Петропавловский собор через его западные двери, то есть со стороны Соборной площади.

    Далее: Внутреннее убранство Петропавловского собора
    В начало



    Как вылечить псориаз, витилиго, нейродермит, экзему, остановить выпадение волос