Вместо друзей – хорошие книги

Дата публикации или обновления 15.07.2016
  • Оглавление: Книга «Лоцман по жизни»
  • Глава 6. Преодоление

    Любовь живет, пока живу
    Вместо друзей – хорошие книги

    Меня отдали в 20-ю казанскую школу, где учились здоровые дети. Уже тогда я почувствовала, что отличаюсь от других.

    С возрастом это стало проявляться еще ярче. Потом я перешла в 4-ю школу. Сначала все было хорошо, но через какое-то время меня стали избегать. В итоге я привыкла быть одна.

    Дед, которого я очень любила, приучил меня к чтению. Он читал мне сказки, русскую и зарубежную классику, рассказы о животных, рассказы и повести Софьи Радзиевской, «Записки охотника» Тургенева. Я знала все сказки Пушкина и могла читать наизусть целые поэмы. Еще я очень любила детские радио- и телепередачи.

    Надо сказать, что и родители приложили немало усилий для моего развития. Мама с папой водили меня на разные выставки. На всю жизнь я запомнила выставку кукол по мотивам индийских эпосов. Именно благодаря этой выставке я узнала об эпосах Рамаяна и Махабхарата.

    У меня даже сохранился маленький альбомчик с открытками этих кукол в позах танцовщиц. Я их запоминала, рисовала, и это было очень интересно.

    А еще меня просто поразила выставка рисунков Нади Рушевой. Рисовать Надя начала в 5 лет, а в 17 ее не стало.

    За свою короткую жизнь гениальная художница подарила людям около 10 тысяч графических рисунков. Только к «Войне и миру» она сделала около четырехсот иллюстраций, к Пушкину – триста, к булгаковскому роману «Мастер и Маргарита» – сто семьдесят. Кстати, о «Мастере и Маргарите» я узнала в 12 лет из рисунков Нади Рушевой. С тех пор у меня этот роман ассоциируется именно с ее именем.

    Только в возрасте 16-17 лет я почувствовала, что отношение ко мне в школе изменилось в лучшую сторону.

    Может, я повзрослела и стала другой, а может, выросли мои одноклассники. Показательным стало то, что со мной за парту сел мальчик, который раньше этому противился.

    Был момент в моей школьной жизни, когда родители хотели отдать меня в Казанскую школу-интернат № 4 для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, но потом передумали. И правильно сделали. Потому что именно учеба в обычной школе, где моих чувств никто не щадил, спасла меня от той ломки, которая обычно происходит с выпускниками коррекционных школ, когда они, покидая родные стены, оказываются «в людях».

    Несмотря на прекрасную подготовку и владение дополнительными специальностями, они не знают, как им приспособиться к новой жизни, как вести себя со здоровыми сверстниками, чтобы не стать изгоями.

    Далее: Университетские годы — самые лучшие
    В начало

     
    Rambler's Top100