Семья

Дата публикации или обновления 15.07.2016
  • Оглавление: Книга «Лоцман по жизни»
  • Глава 6. Преодоление

    До и после
    Семья

    Случалось, что я влюблялся, и не однажды. Но подойти к девушке и сказать о своих чувствах я ни разу не осмелился. Хотя тогда я уже перестал быть затворником – учился в Тетюшском сельскохозяйственном техникуме, помогал родителям строить дом. У меня даже был мотоцикл с коляской, на котором я возил друзей-одногруппников к нам на стройку.

    Я, кстати, частенько находил в коляске мотоцикла «секретики» из цветов и записки без подписи. Впрочем, о том, кто автор этих посланий, я догадался после первой же находки. Именно тогда я уверовал в то, что и меня тоже можно любить.

    Алина, правда, не знала всех подробностей о моей травме. Когда я рассказывал ей, что со мной случилось и от чего мне пришлось в жизни отказаться, она плакала. А потом взяла и обняла меня.

    С тех пор мы неразлучны. Хотя поначалу все складывалось совсем не радужно. Мои родители, например, были против нашей дружбы.

    Мы встречались целых шесть лет – до тех пор, пока мои папа и мама сами не заговорили о свадьбе. А вот ее семье я понравился сразу. Хотя, казалось бы, все должно было быть совсем наоборот.

    С детских пор я мечтал о том, что у меня будет трое детей – два сына и дочь (нас у папы с мамой тоже было трое: я и младшие брат с сестрой).

    Все так и сложилось. Мы с Алиной построили большую и счастливую семью. Я никогда не боялся не справиться с ролью многодетного отца, был уверен в себе и в своих силах – я же, в конце концов, мужчина. А вот жена третьего рожать не решалась довольно долго. Впрочем, в этом вопросе я был категоричен и своего добился. Я бы смог еще и четвертого потянуть, но жена не хочет.

    А вообще, вся моя жизнь – это череда конкретных целей, больших и не очень. Была цель трое детей – есть трое детей. Хотел машину – купил машину. Понадобилась квартира – есть квартира. Впереди очередная цель – собственный большой дом.

    После травмы я понял: жизнь дается один раз. Каждый день уникален, вернуть его, прожить заново – нельзя. Человек, переживший подобную травму и ставший инвалидом, как никто другой должен понимать всю прелесть жизни.

    Для меня нет инвалидов и нет людей с ограниченными возможностями: инвалидами я считаю тех, кто смотрит на нас, как на инвалидов. И если человек ограничен в чем-то одном, он способен на многое в другом, просто надо прочувствовать это в себе.

    Я вот, к примеру, стал хорошим компьютерным специалистом, хотя до травмы об этом даже не думал.

    Далее: Любовь живет, пока живу
    В начало

     
    Rambler's Top100