Покоряйте свои вершины

Дата публикации или обновления 15.07.2016
  • Оглавление: Книга «Лоцман по жизни»
  • Глава 6. Преодоление

    Эрик Вейенмайер, альпинист

    Покоряйте свои вершины

    – Я начал слепнуть в школьном возрасте в результате какой-то очень редкой болезни глаз. Я ненавидел свою слепоту. Каждый день я просыпался с единственной мыслью – как мне пережить этот день? Это было как ураган, который бушует со всех сторон и кажется таким мощным, что непременно раздавит меня.

    Я помню, как меня переводили из класса в класс. Я помню, как сидел в школьной столовой совершенно один и в темноте, в то время как мои сверстники шутили, подкалывали друг друга, и как сильно мне хотелось в этом участвовать. Я целиком зациклился на своем прошлом и думал только о том, что мне никогда не удастся сделать.

    Больше всего пугала не тьма вокруг – самый большой ужас внушала мысль, что я останусь на задворках жизни.

    Некоторое время один мой глаз еще сохранял возможность различать смутные очертания и свет. В этот период я пододвигался здоровым глазом к телевизору. И однажды я увидел передачу о человеке по имени Терри Фокс – канадце, потерявшем после рака ногу, но еще в больнице, сразу после ампутации, решившем, что после выписки он совершит пробежку через всю Канаду.

    Много позже я понял, что инвалидность стала для него раздражителем, заставившим Терри атаковать. И он побежал. Это вымотало его, нанесло большой вред его культе, однако лицо его светилось. Его негодование оказалось сильнее проблем. И чем сильнее эта злость, тем ярче внутренний свет.

    Через пару месяцев я получил письмо, написанное азбукой Брайля, с приглашением в секцию альпинизма, организованную специально для слепых детей. Будучи зрячим, я никогда не хотел заниматься альпинизмом. Да и когда получил письмо, подумал: «Какому сумасшедшему могла прийти в голову эта ужасная идея?». Тем не менее я записался в эту секцию. Я захотел снести стену, которую сам строил вокруг себя. Я понял, что могу пользоваться руками и ногами. Я много раз падал с тренировочной стены – до тех пор, пока мои пальцы не стали сильными настолько, что могли вслепую зацепиться за трещину, выемку или небольшой уступ. Когда после долгих тренировок я дошел до своей первой вершины, а было это 25 лет назад, я чувствовал не просто волнение – это была почти боль. Это было моим перерождением.

    В 1995-м я покорил свой первый шеститысячник – гору Мак-Кинли в Северной Америке. Когда мы стояли на вершине, моя жена, отец и брат летали вокруг на вертолете. В своих красных комбинезонах все мы выглядели одинаково, так что различить меня среди друзей по команде они не могли. Тогда я спросил своего друга и партнера по связке Джефа: «Как ты думаешь, моя жена видит меня?» «Конечно, – ответил Джеф, – ты же единственный, кто машет лыжными палками не в том направлении». Хорошо, когда есть такие друзья, правда?

    Кстати, после Мак-Кинли я поставил перед собой цель – выполнить программу «Семь вершин мира», которую на тот момент смогли осилить не больше сотни совершенно здоровых альпинистов.

    Занимаясь альпинизмом, я понял, что всех людей можно разделить на три категории: трусов, туристов и альпинистов. Про трусов ничего говорить не буду – с ними и так все ясно. Что касается «туристов» – к ним относится большинство. Достигая промежуточных личных «вершин», они останавливаются, говорят, что дальше двигаться у них нет сил. Либо они сталкиваются с катастрофическими переменами в своей жизни, либо считают, что для дальнейшего движения слишком много препятствий, и они не готовы к преодолению.

    Они стагнируют и в результате теряют свой потенциал.

    Альпинисты же – очень редкая порода людей. Они не сходят с пути личной эволюции и личного роста до самой смерти. Как мой друг Кайл, родившийся без рук и ног, совершивший восхождение на один из четырехтысячников, обмотав свои культи целлофаном, полотенцами и скотчем. Позже он обзавелся дорогими протезами и в прошлом году стал первым человеком без конечностей, покорившим Килиманджаро. Хотя ему вроде надо было бы превратиться в типичного «туриста».

    Есть еще одна, совершенно замечательная, совершенно особенная категория людей, которых я называю «алхимиками». Свои недостатки они используют в качестве средства, чтобы изменить мир. Как другой мой друг, Марк. Когда ему было 20 лет, он спускался с вершины в системе Сьерра-Невада в Калифорнии, упал и сломал позвоночник. У него парализовало нижнюю часть тела, но еще в госпитале он решил для себя, что продолжит заниматься альпинизмом. Для этого Марк разработал абсолютно новую систему для подъема: партнер по связке вбивает крюк, на него накидывается трос, к которому крепится турник. На этом турнике Марк и подтягивался.

    Каждое подтягивание – всего 15 сантиметров вверх. Однако он поднялся на этой системе на абсолютно гладкую, совершенно отвесную монолитную тысячеметровую скалу. Он сделал 7 тысяч подтягиваний.

    Еще один мой друг, альпинист Хью Герр – тоже «алхимик». Еще в подростковом возрасте после восхождения на трехсотметровый ледник в Юте, он потерялся на вершине – началась гроза и видимость упала до нулевой. Он пролежал на вершине три дня, отмороженные ноги пришлось ампутировать. И это сподвигло его, чтобы получить степень доктора, стать первоклассным инженером и сконструировать из композитных материалов совершенно замечательные протезы и резиновые ступни. Это сделало его еще лучшим альпинистом, чем он был прежде. В Колорадо он покорил вершину, которая раньше, когда у него были свои ноги, ему не давалась. Он рассказывал мне, что в полуметре над тем местом, куда мог дотянуться здоровый человек, была расщелина: «Я просто нарастил свои протезы и дотянулся»

    Таким образом и Марк, и Хью, являясь «алхимиками», превратили свинец, который свалила на них жизнь, в чистое золото. «Алхимики» не борются с невзгодами, не пытаются избежать проблем. Они даже не пытаются – в традиционном понимании – их преодолеть. «Алхимики» занимаются другим: они пре- вращают свои невзгоды и превратности судьбы в энергию и используют ее для того, чтобы оказаться в тех местах, в каких при других обстоятельствах они никогда бы не оказались. «Алхимиков» можно лишить всех ресурсов, выстроить вокруг них каменную стену, но они всегда найдут способ одержать победу.

    Ибо их испытания – это их путь к величию.

    Только не надо думать, что я и мои друзья преодолеваем свои вершины с легкостью: каждый раз когда я карабкаюсь вверх, я думаю: «Что я тут делаю?». Но каждый раз двигаться вперед заставляет мое видение.

    Видение – это не цель. Целей может быть много, они могут быть никак не связаны между собой, и стремясь к достижению каждой из них, можно оказаться там, куда ты вообще не стремился. Видение – это нечто большее.

    Видение – это модель вашей жизни, ваша среда. Видение – это способ поддерживать в себе дисциплину и концентрацию.

    Ваше видение может вдохновить других людей на покорение вершин.

    Когда в 2005 году я решил покорить Эверест, нашлась масса критиков, которые отговаривали меня, ссылаясь на риск, которому я буду подвергать не только себя, но и членов своей команды. Собирайте же вокруг себя людей, разделяющих ваше видение жизни: противники всегда найдутся сами.

    Вся моя команда, с которой я шел на Эверест, жила одним видением.

    Я расскажу про Джеффа Эванса, моего партнера по связке. После 8 тысяч метров, которые мы преодолели по самому сложному, южному склону, Джеф сказал мне, что дальше идти не может – все силы мой друг отдал на то, чтобы освободить из-под снежной корки крюк со страховочными тросами.

    Он говорил: «Эрик, наверное, это – моя вершина». До вершины оставалось совсем немного. И я дошел до нее.

    Конечно, не один – до вершины добрались 19 из 21 человека. Очутившись на вершине, я подумал, что попал на небеса. Друзья сказали мне: «Посмотри вокруг себя, Эрик, – ты здесь больше никогда не окажешься». Я трогал снег, слушал, как хлопают на ветру наши флаги, я плакал. И в этот момент услышал за своей спиной голос Джеффа:

    «Знаешь, Эрик, кончай уже – я не позволю тебе стоять здесь всю мою оставшуюся жизнь». Он был настолько вдохновлен тем, как уверенно я иду к вершине, что нашел в себе силы двигаться за мной!

    Вершина у каждого своя. Отношения с женой могут быть вашей вершиной. Игры с вашими детьми могут быть вашей вершиной. Моя личная, самая большая вершина – это не Эверест, а мой усыновленный 5 лет назад в Непале мальчик. Только покоряя свои вершины, мы понимаем, насколько важна наша жизнь. Вершина – это ваш способ вложить свою душу, чтобы превратить вашу жизнь в то, что вам хочется.

    Далее: Секрет, который знают все
    В начало

     
    Rambler's Top100