Стихотворное повествование

о явлении иконы

«Избавительница от бед»

Дата публикации или обновления 01.11.2016
  • Чудотворные иконы Пресвятой Богородицы - оглавление.
  • К оглавлению: «Избавительница от бед» чудотворная икона Божией Матери.
  • «Избавительница от бед»
    чудотворная икона Божией Матери.
    Стихотворное повествование о чудесном явлении иконы Божией Матери «Избавительница от бед».
    Начало.

    Духовная поэма написана в 1971 году.

    Явление, бывшее в 1917г. в воскресенье 8/21 октября в селе Ташла Ставропольского района Куйбышевской области.


    Глухие овраги на мирных полях

    Веками безмолвье хранили.

    Небесные силы в тех дивных краях

    Святое явленье открыли.

    Часть 1

    Я снова в бескрайние дали иду

    Навстречу мне - скирды соломы,

    Машины полями с зерном на ходу,

    Овраги и балки знакомы.


    А справа дороги лесов полоса,

    В границе с пространством безлесным,

    Гортанные слышны грачей голоса

    В пейзаже осеннем, чудесном!


    Вдали к горизонту: поля и поля

    Жнивье да озимых квадраты.

    Вы дороги сердцу, родные края!

    Приветливы к путнику хаты!


    Я рад был с дороги усталость согнать

    Кваском в крайней сельской избушке.

    И с бодрыми силами снова шагать

    Лесною тропой вдоль опушки.


    Мне любо в туманные дали брести

    Заветной тропой на моленье,

    Чтоб новую радость души обрести,

    Святыне воздать поклоненье.


    А вот и Ташла! Под багрянцем кусты.

    Осенней поры - панорама.

    И золотом ярко сияют кресты

    Ташлинского сельского храма.


    И храм словно страж тот, красуясь, стоит -

    Молитвенник слова живого.

    Он тайны священные свято хранит

    И мудрость явленья святого.


    В нем святость явленной приют обрела,

    Кто с верой - всем милость открыла,

    Больным и убогим всем в помощь была,

    Целебную силу явила.


    Здесь славно вершаются жизни дела

    По воле Царицы Небесной!

    Здесь святостью силы Она прослыла,

    Являя Свой образ чудесный!


    Преданье о сем повествует стихом,

    Как дивное чудо открылось,

    Как люду простому в овраге глухом

    Святая икона явилась.


    Минувшее время, семнадцатый год,

    Октябрь листопадом хвалился...

    С великой любовью ташлинский народ

    В свой храм приходил и молился.


    Но вот на неделе так был тому час,

    В том храме тогда не служили.

    И местный священник в Самару как раз

    Уехал с делами своими.


    А в ночь на субботу, в Мусорке селе,

    Келейнице Кате приснилось:

    Сама Пресвятая Царица во сне

    К ней снова с наказом явилась...


    В сиянии ярком, теперь в третий раз,

    Пред ней Пресвятая Царица предстала,

    Чтоб выполнить вновь Свой желанный наказ,

    Явилась и снова сказала:


    «Я вновь пред тобою, как видишь, стою,

    Тебе лишь виденье открою!

    Не выполнишь то, что тебе говорю,

    То будешь наказана Мною».


    И так каждый раз говорила пойти

    Девице - «Христовой невесте»,

    Чтоб выкопать образ Ее из земли

    В Ташле на указанном месте.


    Сердечная боль затаилась в груди,

    И Катя расслабленной встала.

    К обедне в Ташлу обреклася идти,

    Подруге про сон не сказала...


    Атякшева Феня, подруга ее,

    Молиться в Мусорке решила

    И утром субботним в тот день без нее

    В свой храм к Литургии спешила.


    И Катя ушла,а в овраге в Ташле

    Ей чудо мгновенно открылось,

    Как вдруг зашумело у ней в голове,

    С ней обморок, плохо случилось...


    И сколько тогда в том овраге глухом

    Она в тот момент пролежала,

    Не знает никто. И очнувшись потом,

    В Ташле всем родным рассказала.


    Родные молились: ведь «воля Его»!

    На все ведь Его повеленье...

    «Мы знаем: не всем из оврага того

    Церковное слышится пенье».


    Что службы в недели не будет у них,

    От тетушки Катя узнала.

    В волненье за случай, оставив родных,

    В Мусорку, домой, пошагала.


    И снова поля, снова пашни пред ней,

    Дорога и синие дали,

    Овраги глухие мерещились ей,

    Великую скорбь предвещали.


    Ускорив шаги свои, путница шла,

    Прийти поскорее старалась.

    Растаяло в дымке селенье Ташла,

    К Мусорке она приближалась.


    А дома с дороги теперь уж давно

    Хозяйка ее поджидала.

    Сквозь сумрак вечерний к подругам в окно

    Заря свои краски бросала.


    В той келий чистой, убогой, простой

    С божницы мерцала лампада...

    Беседа подруг омывалась слезой,

    В сердцах открывалась отрада!


    У Кати и Фени в скорбящих сердцах

    Счастливая доля таилась...

    Все снова и снова в горячих слезах

    К подробностям Катя стремилась...


    Как жители неба икону несли,

    В пути Ей поля озаряя...

    Как страшно тогда было снова идти,

    Что далее будет, не зная...


    «Когда То виденье спускалось в овраг,

    Я помню, как тут же упала...

    О чем еще спросишь? Кончаю... и так

    Я, кажется, все рассказала...


    Прошу тебя, Феня, мы завтра пойдем

    В овраги и все разузнаем...

    Господь нам поможет, то место найдем,

    Икону тогда откопаем.


    Быть может и ты все увидишь, что я,

    Возможное все только Богу...».

    И светлые грезы грядущего дня

    В сердца их вселяли тревогу.


    И в келье уже огонек не мерцал,

    Лишь теплилась кротко лампада,

    Да месяц сквозь тучи село проплывал,

    Скрываясь за ветками сада...


    Еще не проглядывал утра рассвет,

    Густые не сгладились тени.

    Пред образом кротким подруг силуэт

    Склонялся в тиши на колени.


    И вплоть до зари не смыкали очей

    Подруги, молясь пред иконой.

    И в гуле призывном с окрестных церквей

    Внимали мелодии звона...


    А утро внимало в селе петухам,

    Прохладу низины струили,

    Туманы ползли по росистым лугам,

    Погожую осень сулили...


    Воскресное утро. Подруги с крыльца,

    Спускаясь, на храм помолились.

    И радостно кроткие бились сердца,

    Из глаз тихо слезы струились.


    Оставив село, наши путницы шли,

    Их радость сменялась тревогой.

    До самого места беседу вели

    О чуде в Ташле по дороге...


    Но вот показалось селенье вдали,

    Овраги Ташлы приближались

    Немного еще, и подруги мои

    На месте святом оказались.


    Невидимо жизнь чудесами полна!

    Вновь Катю объяло сиянье...

    «Смотри же, смотри», - закричала она,

    Упав на траву без сознанья.


    Виденье ей это открылось вдали,

    Опять над тем местом, как прежде.

    И снова в овраг ту икону несли

    Два Ангела в белых одеждах.


    А Феня - в испуге, не знала как быть,

    Но, к счастью, недолго все длилось.

    Тревожных минут никогда не забыть,

    И только лишь слезно молилась.


    В пустынном овраге боялась одна,

    Как лист в непогоду дрожала

    Пред нею подруга белей полотна

    В глубоком молчанье лежала.


    Вдруг Катя как будто очнулась от сна,

    Опомнившись, очи открыла...

    «Ты что-нибудь видела?» - тут же она

    Чуть слышно подругу спросила.


    Свой взор кротких глаз обратила туда,

    Где Феня в раздумье стояла.

    А Феня лишь только сказала тогда:

    «Нет, я ничего не видала»...


    И снова молчанье... Подруги мо

    Не долго в раздумье стояли...

    Ускорив шаги от оврагов, они

    В Ташлу напрямик пошагали.

    Далее: Стихотворное повествование о чудесном явлении иконы Божией Матери «Избавительница от бед» - продолжение
    В начало

    Купить книги оптом или мелким оптом
     
    Rambler's Top100