Он смиренно несет свой крест нелегкий...

Дата публикации или обновления 01.11.2016

Ташла - Святой уголок России моей

Когда я впервые вошла в Троицкий храм и увидела отца Николая, то подумала: «Ой, он такой старенький и немощный, ходит медленно, говорит тихо. У него уже и сил никаких нет, наверное». Но когда его взгляд пал на меня, то я смутилась от своих мыслей, так как мне показалось, что он их услышал.

И каково же было мое удивление, когда позже мне довелось увидеть батюшку за работой; как он водит сам машину умело, как легко работает, укладывая сено на телегу.

Все больше прикипали наши сердца к Ташле, к источнику. Но с батюшкой мы еще не были знакомы.

Однажды летом, возвращаясь из деревни Пискалы, где мы с семьей проводили отпуск у свекрови, подъезжая к Ташле, я взмолилась: «Матушка Богородица, если наша помощь нужна батюшке Николаю (было время сенокоса), то приведи нас к нему, а если нет, то на все твоя воля Божия».

Но батюшка был в лугах, и сестры посоветовали нам дождаться его. Вскоре подъехал на машине на территорию, прилегающую к храму, и я в горячности буквально кинулась к отцу Николаю с предложением помочь в работах.

Батюшка медленно вышел из машины и, улыбаясь, тихо спокойно сказал: «Кто такие, откуда?» Его не суетливость поведения, спокойная речь враз смирили мою поспешность и горячность, и я спокойно стала отвечать на все его вопросы. И с тех пор, когда мне предстояло обращаться к старцу, я сначала смиряла себя внутри, успокаивала и начинала говорить тихо и смиренно в тон батюшке. Стала замечать, что и другие поступают так же.

И ведь что получается? Батюшка Николай такой смиренный, кроткий, тихий и спокойный, необидчивый и немногословный, а рядом с ним ощущаешь какой-то благоговейный трепет и страх за то, чтобы чем-то не угодить ему, ослушаться, обидеть его.

Он воспитывает человека без высоких речей, а всей своей простотой, своим умным советом и внушением. И что удивляет меня всегда, так это то, что мы все суетимся, куда-то бежим и все-таки не успеваем. Батюшка же при всей своей медлительности все успевает: дела его спорятся, успешно идет строительство.

Прости, Господи, что отвлекаюсь и забегаю наперед. А тогда батюшка, познакомившись с нами, велел приезжать утром, и он даст нам послушание. Я подумала, что Саша (мой муж) будет косить траву, так как он деревенский и эта работа ему знакома. Но отец Николай благословил его колоть большую кучу дров, а меня складывать поленья (чем я никогда не занималась, так как выросла в городе), и сыновьям нашим тоже нашлась работа по их силушке.

После благословения батюшки работа закипела. Саша колол дрова (благо практика в этом деле у него большая), а я умудрялась даже успевать за ним складывать поленья и менять его рубашки, мокрые от пота, развешивая их на веревке под жаркие лучи солнца. Во время отдыха монахиня Мария, тогда еще послушница, рассказала нам, что батюшка дал ей послушание колоть целую машину дров, из-за чего она сильно пригорюнилась и пожаловалась ему: «Да как же мне их переколоть?» А батюшка ответил ей: «Молись, Мария, Богородице, попроси ее горячо, она и поможет тебе».

Вот и сидела Мария и молилась Богородице, прося ее о помощи, в душе гадая, как же Божия Мать сможет ей помочь, как ей даст силы осилить такую гору дров. Взглянет, взглянет на кучу недоступную и давай еще горячей молить свою заступницу и помощницу Небесную. Глядь, она и прислала паломников, да еще каких! «Вот такая сила горячих молитв наших и как слышат их наши Небесные Покровители!» — добавила послушница в конце своего рассказа.

Когда же вечером дрова были все переколоты, поленья аккуратно сложены, щепки все собраны, мы поехали на дачу и дорогой все удивлялись, что сильной усталости не чувствуем, а только легкость и тихая радость на душе. Я вслух удивленно произнесла: «Странно. У меня такое чувство, что не нам должны быть благодарны, а наоборот, это мы должны благодарить Бога, что удостоились так потрудиться во славу Божью и на благо церкви. С тех пор мы душой сроднились и с ташлинскими сестрами и с батюшкой.

И уже из своего опыта я убедилась, что стоит только на исповеди высказать отцу Николаю свою проблему и попросить помолиться, как он просто положит на мою голову епитрахиль, потом руку, кратко помолится и вскоре по его молитвам проблемы все решаются.

Конечно, не без помощи чудотворной иконы Божией Матери «Избавительница от бед», к которой мы прикладываемся сразу же после исповеди.

А простые его проповеди после службы с амвона заставляют прислушиваться внимательно, и обязательно в его речи прозвучит что-то значимое для каждого из нас, стоящих в храме. И чувствуется, что руководит батюшкой Господь и Пречистая Богородица.

Еще старцу можно на исповеди высказать все свои скверные грехи, как отцу родному. И он тебя не осудит, а еще вопросами поможет до конца очиститься душе.

Помню такой случай. Однажды я попала в храм во время таинства Крещения. Младенцев, их родителей и восприемников было много, поэтому стоял шум и плач детей. И вот наступил момент, когда надо было проносить каждого младенца через алтарь. Батюшка медленно стал подходить к первому ребенку... А я в этот момент даже взволновалась: «Батюшка-то наш старенький, как он удержит младенца?» И каково же было мое удивление, когда старец брал ласково и надежно малыша под мышки и нес его в алтарь, а тот от батюшкиных рук успокаивался и уже ни один ребенок не плакал. Диво дивное, даже дети, совсем крошечные, чувствовали горячую любовь нашего всеми любимого и уважаемого духовника.

Вот так с каждым разом убеждаешься, что у отца Николая явное Богообщение и что ему во всем помогает Богородица. И он это знает, но не гордится и не кичится этим, а смиренно несет свой нелегкий крест, так как службы в Ташле длинные, много треб. Ведь к светлому старцу едут со всей России паломники, люди со своими скорбями и проблемами. И он всех встречает, как бы ни устал, как бы ни был болен. Каждому поможет, каждому даст утешение и наполнит сердце надеждой.

Р. Б. Елена, с. Пискалы

Далее: Материнское счастье
В начало

 
Rambler's Top100