Звонницы

Спасо-Евфимиева монастыря

Дата публикации или обновления 01.11.2016
  • К оглавлению: Города
  • Звонницы Спасо-Евфимиева монастыря.

    Спасо-Евфимиев монастырь был основан в 1352 году, на берегу реки Каменки, по указу суздальского князя Бориса Константиновича. Первым игуменом обители стал преп. Евфимий - инок Нижегородского Печерского монастыря, друг и ученик преп. Сергия Радонежского. Первый каменный храм монастыря датировался 1501 годом. Существующий ныне главный собор обители во имя Спасо-Преображения возвели в 1550-1560-е годы, при этом древняя церковь стала приделом во имя преп. Евфимия Суздальского, примыкающим к главному собору. Храм во имя Рождества Иоанна Предтечи "иже под колоколы" был построен примерно в 1530-1540-е годы. На протяжении более полувека он использовался в качестве монастырской колокольни. Храм очень интересен по своей архитектуре. Он представляет собой единственный пример девятигранного столпообразного храма. В настоящее время ярус звона завершается двумя рядами кокошников, а венчает храм небольшая главка на стройном барабане. Это завершение появилось только после реставрации, проведенной в монастыре в 1970-е годы. Оно сделало храм-колокольню во имя Рождества Иоанна Предтечи похожей на колокольню Иоанно-Предтеченского монастыря в Казани, возведенной на целый век позднее. Каким было завершение колокольни Спасо-Евфимииева монастыря изначально, пока достоверно неизвестно, однако можно предположить, что оно было шатровым, как и у колокольни Покровского монастыря в Суздале.

    На основании описей XVII столетия можно предположить, что колокола на колокольне были небольшими. Об их количестве сейчас трудно судить, но самый большой колокол весил всего 67 пудов. Единственным его скромным украшением была надпись. Согласно ее тексту, колокол пожертвовали монастырю в 1582 году князья Деомид и Дементий (Деменша) Ивановичи Черемисиновы, бывшие постоянными жертвователями в казну Спасо-Евфимиева монастыря в 1570-е - 1590-е годы. Вот отрывок надписи: "Лета 7090 (1582) дал сей колокол Дементий тот же Диомид Черемисинов в Суздальский Спасо-Евфимиев монастырь, а весу в нем 67 пудов". На одном из малых колоколов была надпись: "Лета 7069 (1561) августа слит сей колокол. Вклад князя Василия Ивановича Горбошина". Звон в эти и другие колокола древнего храма-колокольни производился очепным способом. Об этом свидетельствуют монастырские описи XVII века, в которых упоминаются пять очепных колоколов: два больших, два средних и один маленький.

    Третий ярус - ярус звона над храмом, скорее всего, надстроили позднее. Первоначально колокола находились в небольших арочках второго яруса, которые хорошо видны в двух гранях столпа. Они имеют заметно меньшую высоту. Завершение яруса звона было впоследствии разобрано, и долгое время высота колокольни находилась вровень со звонницей. В таком "усеченном" виде она хорошо видна на фотографии из собрания С.М. Прокудина-Горского (1912 год) и снимке конца XIX - начала ХХ века. На рисунке же в альбоме известного исследователя XIX столетия В.В. Суслова храм вообще изображен таким образом, что кажется высокой апсидой с несколькими гранями, относящейся к какой-то церкви при звоннице, а шатер часозвони воспринимается как ее завершение. Вернуть первоначальный вид колокольне пока не представляется возможным из-за недостатка документальных материалов и свидетельств.

    Храм во имя Рождества Иоанна Предтечи во втором ярусе колокольни "за ветхостью" упразднили между 1758 и 1764 годами. В нижнем ярусе столпа стали хранить монастырское имущество. С этого времени богослужения здесь не совершались. Однако в одной из граней колокольни до сих пор можно видеть небольшой вход в помещение церкви. Возможно, некогда ярус храма был окружен открытой галереей в виде аркады с гульбищем, что объяснило бы высоту, на которой расположен вход. Подобные арочные галереи вокруг нижнего яруса столпа колокольни или храма известны в архитектуре XVI-XVII веков. В XVI столетии примером этому может быть церковь-колокольня во имя Распятия Господня (первоначально - Алексия митрополита Московского) в Александровой слободе (1570-е годы). В конце XVII века такой прием использован при возведении колокольни церкви Николы в Меленках в Ярославле (1670-е годы) и храма-колокольни Новодевичьего монастыря в Москве (1690-е годы).

    В конце XVI - начале XVII века с северной стороны к храму-колокольне пристроили каменную трехпролетную звонницу-галерею для больших колоколов. По всей вероятности, сначала был возведен один ее пролет, примыкавший к древней колокольне. Он предназначался для 350-пудового благовестного колокола, который в 1599 году князь Диомид Иванович Черемисинов пожертвовал в монастырь. Для этого пролета характерна наибольшая высота арок на звоннице. Позднее к нему пристроили двухъарочный объем для других колоколов. Пожертвованный князем благовестник стал его последним вкладом в монастырь перед опалой и ссылкой. В конце XVII века этот колокол стал полиелейным, т.е. вторым по весу на звоннице, и его переместили в противоволожный пролет. "Полиелейный" колокол особенно любили за приятное и певучее звучание. Пролет возле храма-колокольни занял благовестник большего веса (566 пудов). Он появился на звоннице в 1691(2 ?) году. Таким образом, два больших колокола были размещены в двух боковых арках звонницы. В среднем проеме находились средние и малые колокола. Подобная развеска значительно способствовала слаженному звону всего подбора. Она хорошо видна на уже упомянутой фотографии С.М. Прокудина-Горского. Сейчас колокола на звоннице размещены по-другому. Какое завершение изначально имела звонница, в настоящее время можно только предполагать. Оно могло быть шатровым, а могло состоять из одной или нескольких главок.

    Любопытные сведения о колоколах в подборе содержит Опись 1660 года: "Колокол большой весу в нем по подписи 335 пудов меди, два колокола очепных средних, колокол очепной меньший, шесть колоколов зазвонных". О судьбе большого колокола повествовала надпись на нем: "в лето 7108 (1599) слит коштом Демида Ивановича Черемисинова в пожар 7118 (1610) разшибся, а в 7128 (1618) лит князем Дмитрием Ивановичем Пожарским, потом опять перелит в царствование императрицы Екатерины II". На протяжении XVII века звон на звоннице осуществлялся, скорее всего, очепным способом, так в ее кладке сохранились следы крепления очепных валов. Один из зазвонных колоколов, судя по надписи на нем, в 1682 году вложил бывший казначей монастыря старец Авраам Горицкий. Вес этого колокола - 30 пудов. Таким образом, к концу XVII века на звоннице находилось одиннадцать колоколов. Их общий вес составлял 1100 пудов. В XIX веке обитель славилась слаженным и мелодичным звоном. Сохранились отзывы того времени: "Радостный, стройный звон монастырских колоколов в праздничные дни производит приятное впечатление на богомольцев; жаль только, что низкое расстояние от земли и высокая ограда препятствуют этому звону разливаться на дальнее расстояние".

    Рассказ о комплексе звонниц Спасо-Евфимиева монастыря был бы неполным без упоминания о часовой палатке. Предполагается, что четырехугольная башенка с шестигранным шатровым верхом для часовых колоколов была построена позже возведения звонницы-галереи. Часы размещались в нижнем ярусе башенки. Часовой механизм закрывала четырехскатная кровля, а над ней уже располагался шатер на четырех столбах, на связях между которыми были подвешены часовые колокола. До сих пор на стыке стены и аркады сохранилась шахта для гирь. Точная дата появления в монастыре часового механизма пока не установлена, однако в Описи 1660 годы он уже упомянут: " в часовой палатке часы большие с четвертями, а у них колокол боевой, да четыре колокола четвертных". Среди часовых колоколов упоминается один, весом в 67 пудов. К началу ХХ века механизм сильно обветшал и не раз подвергался ремонту: замене зубцов и колес, однако все еще время от времени функционировал. На уже упомянутой фотографии С.М. Прокудина-Горского хорошо виден "указной круг" с одной стрелкой и "цифирью" XVII века (обозначение цифр буквами кириллицы). Уже в 1960-е годы суздальский часовщик А.И. Тихонов охарактеризовал механизм этих часов как очень простой, устроенный наподобие ходиков, и считал, вернуть его в рабочее состояние было бы очень легко.

    Старинный подбор звонницы Спасо-Евфимиева монастыря не сохранился целиком до нашего времени. Среди колоколов, которые звучат на ней сейчас, один датирован концом XVI века. Надпись на нем сохранила имена мастеров, создавших колокол: Спиридона Борисова и Богдана Васильева. На сегодняшний день это единственный известный нам пример их работы. Этот колокол являлся последним вкладом князя Черемисинова в суздальский Покровский монастырь. Это любопытный пример формы, которая получила название "колокол-ведро". Два колокола были отлиты в конце XVII века. Можно предположить, что это благовестник работы 1692 года и вклад старца Авраама Горицкого, сделанный в 1682 году (см. выше). Орнаменты на них позволяют предположить работу прославленных мастеров того времени: круга Федора Моторина (колокол 1692 года украшают красивые львиные маски, несколько напоминающие орнамент на колоколе "Баран", находящийся на звоннице Успенского собора в Ростове Великом), Филиппа Андреева и Михаила Ладыгина (тонкий цветочный орнамент на втором колоколе несколько напоминает декор колоколов Филиппа Андреева на колокольне Иван Великий в Москве, что косвенно подтверждает предположение о том, что этот колокол появился на звоннице еще в 1682 году). Четыре колокола из подбора были отлиты на ярославском заводе братьев Оловянишниковых. Некоторые из них украшает необычно изысканный для этого завода орнамент. Два колокола изготовили на московском заводе Самгина, а два колокола местного производства - их изготовили на заводе Никуличева. Они сами по себе уникальны, т.к. колоколов этого завода, проработавшего всего несколько десятилетий в конце XIX века, практически не сохранилось. Остальные восемь колоколов подбора пока не атрибутированы. Таким образом, на сегодняшний день подбор звонницы Спасо-Евфимиева монастыря состоит из девятнадцати подобранных по звучанию колоколов.

    Наверх Оригинал статьи: сайт о колоколах, звонарях и церковном звоне
    В начало

    Православный интернет-магазин
     
    Rambler's Top100