Никита Столпник, Переславский чудотворец

Дата публикации или обновления 15.12.2016
  • К оглавлению: Никитский мужской монастырь
  • Переславский Никитский мужской монастырь.
    7. Преподобный Никита Столпник, Переславский чудотворец.

    Сбором средств на строительство Спасо-Преображенского собора и крепости был занят мытарь Никита, будущий Столпник и Переславский чудотворец, на века прославивший своими подвигами Никитскую обитель. Точнее назвать его не мытарем, а ябедником. Мытница - это таможня (отсюда подмосковные Мытищи). Сбором же податей в Древней Руси занимались именно ябедники. Ябедник - официальное должностное лицо княжеской администрации или городского самоуправления. Но поскольку города Переславля еще как такового не существовало, можно предположить, что Никита представлял именно княжескую администрацию и, следовательно, мог общаться и с Юрием Долгоруким, и особенно с Андреем Боголюбским. Ябедники, кроме сбора денег, являлись еще и судьями второстепенных дел (мировыми) и экзекуторами. По своим функциям ябедники предшествовали по времени тиунам и исправникам.

    «Расходы по устройству нового города и сооружению в нем дорогого белокаменного Преображенского храма (белый камень-известняк возили на лодках и плотах из Камской Булгарии и Ковровских каменоломен) не могли не коснуться жителей города, - пишет историограф Никитского монастыря начала XX века священник Павел Ильинский. - Тогдашняя система сбора налогов, посредством особых сборщиков, немало способствовала к образованию между этими лицами разных хищников, которые наживались за счет бедного люда, вызывали среди него недовольство и раздражение. А при слабости и продажности в то время правосудия трудно было бедным людям искать правды и защиты от этих жадных притеснителей».

    Одним из этих «хищников» был будущий великий святой Переславской земли преподобный Никита. Он родился и вырос в окрестностях будущего «Переяславля Суздальского», позже «Нового» и «Залесского», то есть находящегося за дебрянскими (брянскими) лесами от Киева и Чернигова.

    Никита Столпник
    Образ преподобного Никиты Столпника.

    Житие Никиты ничего не сообщает о первой половине его жизни. Перед нами он предстает уже человеком зрелым: «бе рожен и воспитан в граде Переяславле и дошед в совершене возрасте» и в должности сборщика налогов. Мы видим его женатым на женщине терпеливой и послушной. Особо подчеркивается сребролюбие Никиты, его непреклонная жестокость, обидчивость и злопамятность: «обидлив бо и жестокосерд быв». Дополняет эту нелестную характеристику высокомерие и всегда связанные с ним льстивость и угодливость. А кроме того - стремление к услаждению плоти, чревоугодию, к веселому и разгульному образу жизни. Косвенные данные свидетельствуют, что он не чужд был книжной учености: уже в то время в городе существовало училище, где обучали грамоте по Псалтири. Да и в речах преподобного Никиты, которые обильно цитируются в Житии его, нередки слова и обороты, взятые из Священного Писания, а некоторые из псалмов Давида он знал наизусть. Перед ним открывалось широкое поле деятельности на поприще одного из хозяев нового города и радужная перспектива богатой, веселой и сытой жизни. Он известен в городе, ловок в делах, умеет ладить и дружить с влиятельными людьми, для которых устраивает роскошные пиры, внешне весел и беззаботен. Ему и дела нет до горя и слез тех, кого он так нещадно и бессовестно обирал. Он не боится ни жалоб, ни доносов, ни наказаний за свою неправду. Учитывая то, что присваивал Никита деньги, собираемые на храм, прибавим к перечисленным прегрешениям его еще и святотатство. Но даже если бы в Житии была указана только одна страсть Никиты - сребролюбие, то характер и образ жизни его уже можно было бы себе представить вплоть до мельчайших подробностей.

    Но неправедная жизнь Никиты - лишь половина правды о его характере. Из жизнеописания Никиты видно, что был он человеком горячим и решительным, с непреклонной волей и пытливым умом. В характере его таилась такая глубина и широта, которую не могли заполнить мирские радости и мирские заботы. «Широк русский человек, - замечает Ф.М. Достоевский, - я бы его сузил». Но он же и добавляет, что судить о человеке и о народе надобно не по глубине его падения, а по высоте его взлета. И эта широта и высота Никиты была готова раскрыться в любой миг, который Всемилостивый Господь изберет для обращения и спасения грешника.

    Однажды Никита вошел в новоустроенный Преображенский храм. Скорее всего, Никита пришел на всенощную и слушал паремии - избранные места из Священного Писания Ветхого Завета, содержащие пророчества и наставления. Диакон читал из Книги пророка Исайи: «Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда придите - и рассудим, говорит Господь. Если будут грехи ваши, как багряное, - как снег убелю... Если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли; если же отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас: ибо уста Господни говорят» (Ис. 1, 16-18, 19-20). Вероятно, и раньше знал и слышал эти слова пророка Никита, но только теперь проникли они в самую глубину его души и потрясли до полного духовного отрезвления. Мгновенно предстали перед ним все его неправды и беззакония. Он с ужасом видел теперь перед собой не иконы святых, а скорбные лица обиженных им, услышал вопли и стоны тех, кого обездолил и осиротил. И казалось Никите, что обращается пророк к нему и что все вокруг и Сам Господь смотрят именно на него: «Как сделалась блудницею верная столица, исполненная правосудия! Правда обитала в ней, а теперь - убийцы... князья твои - законопреступники и сообщники воров; все они любят подарки и гоняются за мздою; не защищают сироты, и дело вдовы не доходит до них» (Ис. 1, 21, 23).

    С сердечным трепетом вышел Никита из храма и глубоко озабоченным возвратился домой. Всю ночь провел он без сна и только твердил слышанные в храме слова: «Измыйтеся, и чисти будите» (Ис. 1,16). К утру он все-таки заснул, а проснувшись, почувствовал, что тревожные его мысли поулеглись и не так беспокоят его. Никита решил прибегнуть к своим надежным, проверенным средствам и окончательно освободиться от вчерашнего «наваждения». Он приказал тихой и кроткой жене своей приготовить хороший обед, на который собирался пригласить начальников города и многочисленных своих друзей. Но долготерпеливый и многомилостивый Господь еще раз восхотел вразумить упорного грешника.

    Жена, всегда послушная воле своего властного супруга, отправилась с прислугой на торг. Закупила все необходимое и поставила на огонь большой котел, чтобы сварить мясо. Когда в очередной раз подошла она проверить варево, ноги ее подкосились от ужаса: в котле увидела она вместо воды кровь, а в ней плавали части человеческих тел. Прибежавший на ее крик Никита заглянул в котел, и в этот миг, от страшного видения, умер в нем прежний грешник - он понял смысл видения, он почувствовал себя людоедом. «Горе мне, много согрешившему! Господи Иисусе Христе, Боже наш, научи меня творить волю Твою», - только и прошептал он, отшатнувшись от котла, и опрометью бросился вон из дома.

    Привычный вид улиц, домов, горожан был для него нестерпим, и он побежал из города. Казалось, ноги сами несли его по направлению к обители великомученика Никиты. «Что за скорбь у тебя, сын мой?» - спросил настоятель рыдающего Никиту. В слезах и отчаянии он пал к ногам игумена и чистосердечно исповедался во всех своих грехах. «Спаси, отче, погибающую душу!» - умолял Никита игумена и просил пострижения. Но настоятель был строг и опытен, хорошо знал он дела человека, лежащего у его ног, и после некоторого молчания заметил ему: «В Святом Евангелии написано, что вино новое в мехи ветхие не вливают, иначе мехи разорвутся и вино погибнет (см.: Мф. 9,17). Так и ты, сын мой, живя по своей воле, презирая своего духовного отца, можешь ли понести искус послушания у меня?» Никита решительно дал согласие. «Если так, - продолжал игумен, - то поди и встань у врат нашей обители, плачь там о грехах своих и у всех входящих в обитель и исходящих из нее проси прощения. В этом я увижу послушание твое и тогда подам тебе ангельский образ». «Все исполню, святый отче», - встав на ноги, с глубоким смирением сказал Никита и пошел исполнять повеленное.

    А на утренней заре, после короткого ночного отдыха, он вышел из монастырских ворот и ушел на болотистый берег озера. Далее Житие повествует: «И узрев одесную страну монастыря место удолно и в нем воду малу и окрест ее древеса и тростие и над нею паряще мшица и комар и паук множество», Никита скинул с себя одежду и отдался на съедение комарам и мошкам, со всех сторон тучами налетевших на него.

    На третий день игумен послал узнать о нем. Посланные братья долго не могли разыскать Никиту и уже было решили, что не выдержал он испытания и вернулся домой. Но, обратив внимание на необычный бурый столб комаров в низине, решили выяснить причину этого странного явления и обнаружили окровавленного Никиту. Из последних сил шептал он покаянную молитву мытаря: «Боже, милостив буди мне грешному! Боже, очисти мя грешнаго!»

    Изумленный силой покаяния вчерашнего лютого грешника, игумей только и сказал: «Что ты делаешь над собой, сын мой?». «Отче, спаси погибающую душу!» - простонал в ответ Никита.

    Игумен повелел принести власяницу, одеть в нее изнемогавшего от боли Никиту и привести его в обитель, где вскоре после сего и удостоил его ангельского образа. Надо заметить, что игумен совершил смелый и решительный поступок ради спасения единой человеческой души. Пострижение княжеских слуг без воли князя могло повлечь за собой большие неприятности для монастыря, не говоря уже об участи самого игумена. Очевидно, решительность Никиты и глубина его покаяния потрясли сознание не только горожан, но и стали известны начальству, которое посчитало за благо не препятствовать исправлению грешника.

    Поселившись в тесной келлии, Никита пребывал в строгом посте, молитве и бдении. Так окончилась жизнь Никиты - задиры и буяна, немилосердного и корыстолюбивого притеснителя горожан, и началось житие преподобного Никиты, Столпника Переславского.

    Однако и эти подвиги монашества показались ему недостаточными по его грехам. «Ради плоти я грешил, плотью и пострадать должен», - так решил про себя Никита. С благословения игумена он возложил на себя тяжелые кованые вериги - железные грубые цепи с тремя большими крестами, а голову покрыл тяжелой каменной шапкой. (Эта шапка долгое время оставалась в обители, и ее вместе с веригами носили на себе богомольцы и болящие. Но в 1735 г. она была затребована для описания в Московскую Синодальную Канцелярию, где и исчезла. Описание шапки, правда, сохранилось: «Каменная шапка, называвшаяся Никитскою, явилась камня белого, четырёхугольная и на ней сверху резьба простова мастерства гранено, а по сторонам крестовая в клетках, а по сторонам залощено».)

    Образ преподобного Никиты Столпника
    Образ преподобного Никиты Столпника. Роспись на стене Святых врат Никитского монастыря. Конец XX века.

    Преподобному Никите, как и другим подвижникам - воинам Христовым, пришлось вести нелегкую, изнурительную борьбу с «духами злобы поднебесными» (Еф. 6, 12) и преодолевать бесовские искушения и наваждения. То обуревали его помыслы и страстные желания прежней вольготной жизни, то угрызали сомнения, то мучили ночные кошмары, устрашали змеи, пауки и прочая нечисть, заползавшая в его келлию. Побеждая эти искушения, преподобный пришел к мысли, что для победы духа над плотью ему необходимы еще более суровые подвиги. После дневных трудов и молитвенных бдений он стал по ночам в веригах и каменной шапке выходить из обители и копать колодцы. «Ископа два кладезя, един близ Лавры святых мученик Бориса и Глеба, а другой близ потока Студеного. От них же человецы почерпающе с верою вкушающи, здравие приемлют», - так свидетельствует о том Житие преподобного. Первый колодец не сохранился. Борисо-Глебский монастырь (в Житии он назван Лаврой и в документах времен Иоанна Грозного также именуется Лаврой) был упразднен Екатериной II, а его храмы и строения взорваны в 30-х годах XX столетия. Сейчас на этом месте городское кладбище. Второй «кладезь», около километра на север от Никитской обители, у так называемого «Студеного (по-другому - Слудного) потока» существует и пользуется большой известностью у богомольцев и горожан благодаря его целебным свойствам.

    Но и этого показалось преподобному Никите недостаточно, и ой принял на себя еще более суровый подвиг, не виданный доселе ни в обители, ни вообще на Русской земле.

    Он выкопал себе глубокую яму - столп, в которой можно было только стоять, а из ямы прокопал подземный ход в храм великомученика Никиты, так что его столпничество было одновременно и затвором. Считав себя недостойным и по земле ходить, святой заживо похоронил свою плоть в земляной могиле. В этом столпе, горя любовью к Богу, днеи и ночью молился преподобный Никита о грехах своих и людских, довольствуясь несколькими глотками воды и единой просфорой в сутки, иногда же лишая себя и этой скудной пищи. Тяжелые вериги и каменная шапка гнули изможденную постом и бдением плоть его к земле, но очищенный покаянием дух его свободно устремлялся к Небу в смиренной покаянной молитве и славословии Богу, не давшему погибнуть непотребному грешнику. Один вид столпа и вериг святого наводил ужас на демонов, не смевших даже взглянуть на это место добровольных страданий великого угодника Божия.

    Вериги преподобного Никиты Столпника
    Вериги преподобного Никиты Столпника. Никитский монастырь.

    Подвижничество на столпе, как необыкновенно тяжкое, мало находило подражателей даже на Востоке. При суровом климате нашего отечества столпничество было еще реже. «И вошед на столп для умерщвления в своей плоти земных пожеланий и страстей, и для возношения духа к Богу, подвизался никем не зримый», - так повествует об этом Житие преподобного.

    Господь принял подвиги преподобного Никиты как жертву благоуханную и чистую и благоволил прославить его еще в земной жизни даром исцеления и прозрения. Слава о великом подвижнике быстро распространилась по всему городу и за его пределы. И потекла к нему людская река. К нему шли люди всякого звания: богатые и бедные, здоровые и больные, славные и безвестные, молодые и убеленные сединами. Как никто другой понимал преподобный Никита истинную ценность любой человеческой души, независимо от ее земного состояния, ибо всякая - она дороже всех сокровищ мира. И не зависимый ни от чего земного, с каждым мог преподобный говорить о главном - о спасении души, и никто не отходил от столпа его неутешенным.

    Молва о благодатных дарах святого Никиты вскоре достигла и далекого Чернигова, где с ранних детских лет тяжко страдал расслаблением всех членов князь Михаил Всеволодович (ум. 1245): «случи же ся ему Божиим попущением недугом тяжким одержиму быти, яко и вся составы тела его разслабиша». Тяжелобольной князь пожертвовал церквам немало своих богатств, но и эти благочестивые жертвы не помогли ему исцелиться от недуга. Однако, твердый в вере, отрок не унывал. Узнав о чудесах, которые совершались при столпе преподобного Никиты, князь немедленно собрался в путь вместе с ближним своим боярином - старшим товарищем и советником Феодором (с которым вместе впоследствии примет он мученическую кончину за веру Христову в Золотой Орде).

    Вера князя Михаила в возможность исцеления по молитвам святого угодника Божия Никиты была велика, но она подверглась нелегкому испытанию. За несколько поприщ (поприще - около километра) от монастыря князь остановился передохнуть и приказал раскинуть шатры В это время к нему подошел один инок, который назвался монахом Никитского монастыря. На вопрос князя о преподобном Никите инок дал ответ, обескураживший князя: «Напрасно ты, княже, предпринял такой трудный путь. Не сможет Никита исцелить твоей болезни. Он не более как льстец, только обольщает и обманывает народ». Через некоторое время явился и другой инок и поверг князя в еще большую печаль, возведя на преподобного клевету. Князь засобирался было обратно, но боярин Феодор, догадавшись, что явление этих лжеиноков было происком лукавых духов, настоял на том, чтобы продолжить путь. И третий инок встретился им - уже недалеко от обители. Он сказал, что почил блаженный Никита, и указал князю на лопату, которую держал в руках и которой якобы только что засыпал могилу почившего. И снова боярин Феодор настоял на том, чтобы продолжить путь, не поддаваясь малодушию и наветам лукавых. В виду обители князь Михаил приказал раскинуть шатры, а боярин Феодор отправился в монастырь.

    По прибытии в обитель благоразумный боярин обрел преподобного Никиту на его столпе, в каменной шапке, в железных веригах, в непрестанном молитвенном труде, в постоянном бодрствовании и еще более укрепился в вере в то, что святой подвижник силен исцелить его князя. С глубоким смирением подошел он к преподобному Никите под благословение и поведал святому о болезни князя, о долгом и трудном пути и об искушениях, которые постигли их в последние дни. Внимательно выслушав боярина, преподобный Никита дал ему некоторые наставления и вручил свой посох для передачи больному князю: опираясь на этот посох, князь сам должен прийти к Столпнику. Боярин Феодор возвратился в шатер и вручил Михаилу Всеволодовичу посох преподобного.

    Как только благоверный князь Михаил взял посох в руки, тотчас же почувствовал себя здоровым настолько, что сам без посторонней помощи пришел к столпу преподобного Никиты, чтобы принять его благословение. Рассказал он святому Никите и о демонском искушении. Преподобный Никита повелел демону, искушавшему князя в иноческих образах, предстать пред всеми в зримом образе и так стоять перед всеми у его столпа в течение трех часов, после чего святой приказал ему больше не вредить людям, и демон снова стал невидимым. «Преподобный же повеле тому бесу у стены столпа прилежну быти три часа. Бес поведа ему свои прелести и клялся святому не творить пакости человеком», - так сказано об этом в Житии. Выслушав князя, преподобный Никита преподал ему наставления в благочестии и с миром отпустил его обратно во град Чернигов.

    Признательный Михаил Всеволодович, воздав благодарение Господу, подавшему угоднику Своему, преподобному Никите, благодать исцеления недугов, прозорливости и власть изгонять бесов, наградил обитель многими дарами. А на том месте, где получил посох преподобного, повелел воздвигнуть крест в память о чуде своего исцеления. Вот как повествует об этом событии Степенная книга: «Князь же Михаил повеле поставити честный крест на том месте, на нем же прощен бысть от тяжькаго недуга. И восприим благословение, вдав монастырю довольная, и отиде во свояси, хвалу Богу воздая и его молебьнику и чюдотворцу Никите. Честный же той крест и до ныне стоит, надписание лету цело имея». Это было 16/29 мая 1186 года, за восемь дней до мученической кончины преподобного Никиты Столпника. Позже на том месте поставили деревянную часовню, а в 1702 году ее заменили каменной. Эта часовня стоит и по сей день на краю Борисоглебского старого городского кладбища, свидетельствуя о великом чуде преподобного Никиты.

    Весть об исцелении князя Михаила быстро разошлась по городу, а следом за ней и весть о богатых дарах князя монастырю. Узнали о том и родственники преподобного Никиты и поспешили в обитель, чтобы от тех даров выпросить и себе хоть что-нибудь. Долго беседовал с ними преподобный о суетности и тщетности собирания мирского богатства, о великом вреде его для человеческих душ, о несказанной красоте Царства Божия и гневе Божием на нераскаянных сребролюбцев - все оказалось тщетным. Они, не получив ничего из предполагаемых даров княжеских и ни во что оценив духовные дары - наставления преподобного, ожесточились сердцем. Легко проник в них лукавый враг, и помрачился разум и, и ослепли глаза – прельстились они блеском железных вериг святого: если так они сияют на весеннем солнышке, то уж наверняка не из грубого железа сделаны, а из драгоценного серебра, которым князь и почтил праведника.

    В ночь на 24 мая/6 июня 1186 года злоумышленники тайно проникли в монастырь и приблизились к столпу, который имел некоторое дощатое ограждение и навес, защищавший преподобного от дождя летом и снега зимой. Вероятно, преподобный Никита догадался о намерениях ночных гостей, принявшихся ожесточенно разламывать деревянное ограждение. Но не поднял он тревоги, не попытался остановить и образумить преступников, ибо все уже было сказано, и смиренно предал он в их жадные руки свое истомленное многими подвигами бренное тело, предавая себя тем самым в волю Божию. Как хищные звери, бросились грабители на святого и сильным ударом по голове убили его. Так через преступные человеческие руки отомстил враг угоднику Божию за свое посрамление от него и бессилие, исчерпав все возможные средства искусить святого. Так, промыслом Божиим, получили мы еще одного Небесного покровителя Никитской обители, города Переславля и всей земли Русской.

    Не без труда сняли лиходеи с убитого старца кресты и вериги, завернули их в припасенную рогожу и незамеченными выбрались из обители. Никем не преследуемые, они пустились в ужасе бежать прочь от монастыря, не разбирая дороги и потеряв счет времени, и опомнились только тогда, когда достигли берегов Волги. Здесь они решили осмотреть свою добычу. Осознав наконец, что вместо вожделенного серебра они тяжким преступлением добыли железо, безумцы бросили добытое в реку.

    На утренней заре монастырский звонарь, по обыкновению, направился к преподобному Никите за благословением, но, увидев его лежащим без признаков жизни, окровавленного, а столп преподобного разломанным, со всех ног бросился он к игумену. Прибежали братья вместе сигуменом. С пением и плачем подняли они останки подвижника и со свечами и светильниками в руках понесли в храм. Все жители города, оставив дела, поспешили ко гробу святого Никиты. Единственным утешением во всеобщем горе было то, что при гробе преподобного многие страждущие получили исцеление: то было залогом Небесного предстательства преподобного за всех, с верой и любовью приходящих почтить его память. Погребли святого Никиту близ алтаря храма великомученика Никиты.

    Икона преподобного Никиты Столпника в житии
    Икона преподобного Никиты Столпника в житии. XVII век. Собрание Переславского музея.

    В те годы на берегу Волги, около Ярославля, существовал Петропавловский мужской монастырь. В нем подвизался благочестивый старец Симеон. В то утро случилось ему после исполнения утреннего правила выйти на берег реки. Увидел он нечто необычное и странное: примерно на середине реки, чуть выше обители, гребень высокой волны был как бы озарен светом. Старец, оградив себя крестным знамением, возвратился в келлию и сотворил там молитву, а потом снова вышел на берег.

    Чудное явление не только не исчезло, но стало будто даже ярче, по-прежнему оставаясь на том же месте. Старец поведал о виденном на реке своему архимандриту. Но, заметив в нем недоверие, ведомый волей Божией, пошел на берег с некоторыми из горожан. Когда они приплыли на середину реки, то увидели чудо: в воде, подобно сухому дереву, плавали железные вериги и кресты. С молитвенным пением они были принесены в Петропавловскую обитель. К радости и изумлению братии и паломников, перенесение вериг сопровождалось многими исцелениями больных, с молитвой и верой прикасавшихся к святыне.

    Слух об обретении вериг из Ярославля быстро распространился по окрестностям, а затем достиг и Переславля. Радости никитских иноков не было предела. Спешно снарядили в путь нескольких из братии, которые перенесли святыню в Никитский монастырь и положили у гроба преподобного Никиты.

    Почитание преподобного Никиты Столпника в Переславле-Залесском началось сразу же после его страдальческой кончины. Сказания о его прижизненных чудесах и чудесах, происходивших у его гроба, очень быстро распространились и по другим княжествам русским и передавались из поколения в поколение.

    Память его совершается 24 мая/6 июня (в день мученической кончины), 23 июня/6 июля и 23 мая/5 июня (дни празднования Соборов Владимирских и Ростово-Ярославских святых).

    Далее
    В начало

     
    Rambler's Top100