Местночтимый угодник старец Михаил

Дата публикации или обновления 15.12.2016
  • К оглавлению: Никитский мужской монастырь
  • Переславский Никитский мужской монастырь.
    16. Местночтимый угодник Божий блаженный старец Михаил.

    С храмом Живоначальной Троицы неразрывно связано еще одно замечательное и дорогое насельникам Никитской обители имя. Расположенный на расстоянии одного километра от монастыря, Троицкий храм был построен в 1855 году на средства прихожан и радовал глаз путников, проезжавших по дороге Москва - Ярославль. Возле храма, слева у алтарной апсиды, находится могилка местночтимого угодника Божия блаженного Миши-Самуила, скончавшегося 23 февраля/8 марта 1907 года. Отпевание Миши-Самуила совершал священник Ягреневского храма Рождества Богородицы отец Николай Смирнов, лично хорошо его знавший. Он же составил дошедшее до нашего времени краткое жизнеописание блаженного. Интересные сведения о Мише-Самуиле обнаружены в записях К. Пыряевой, духовной дочери преподобного Серафима Вырицкого (ум. 1949), которые она получила из рукописной тетради монахини Феодоровского монастыря Сусанны. В свою очередь, монахиня Сусанна эту тетрадь получила от отца Феофана - последнего священника Троицкой церкви.

    В 2007 году исполнилось 100 лет со дня кончины блаженного старца Михаила, жившего в Переславском уезде Владимирской губернии (ныне Переславский муниципальный округ Ярославской области). В течение века не угасает память о нем. Имя Миши-Самуила почитали, главным образом, в Переславском крае. Однако и в Сергиевом Посаде, и в Ярославле, и в Москве, и даже в Санкт-Петербурге многие знают о блаженном, хранят в памяти рассказы о нем своих бабушек и прабабушек и почитают его. На его могилку приходят, просят его молитвенной помощи в болезнях и житейских невзгодах. Как при жизни, так и после кончины Миша-Самуил является скорым помощником всех, с верою к нему обращающихся. Очевидно, что не без молитвенной помощи блаженного старца удалось вызволить из разрухи и сам Троицкий храм.

    Храм во имя Живоначальной Троицы был закрыт, как мы уже знаем, в 1939 году и в нем разместили кузницу и другие производства. Но в 1942-1943 годах отрезвленная страшной войной власть вновь дает разрешение открыть храм. Однако через год вновь его закрывает. 59 лет он был в поругании, без крестов, «нищ и наг» (Откр. 3, 17). Словно повторял 59-летний земной путь Миши-Самуила, когда тот, как неприкаянный, гонимый и ненавидимый многими, «нищ и наг» бродил по улицам Переславля и проселочным дорогам.

    В 80-е годы здание храма было сдано в аренду местному механическому заводу. В зимней части храма была устроена смотровая яма для ремонта автомобилей. Для удобства въезда внутрь помещения в южной стене храма был сделан пролом шириной около четырех метров. В последние годы в алтаре размещалась мастерская по производству сетки «рабицы». Видимо, рабочих, вынужденных трудиться в этом помещении, что-то смущало: в восточной части алтарного свода на потолке была выцарапана надпись: «Господи, прости меня».

    Блаженный Мишенька, Христа ради юродивый
    Блаженный Мишенька, Христа ради юродивый. Фото начала XX века.

    Храм был возвращен Церкви лишь в 1999 году. Завод, завладевший зданием храма, долго не хотел отдавать его, хотя было решение суда в пользу Церкви. Администрация завода не соглашалась подчиниться решению суда даже тогда, когда сам завод уже находился в состоянии банкротства. Наконец весной 1999 года, за две недели до праздника Святой Троицы, удалось окончательно решить вопрос о передаче храма настоящим и законным хозяевам. Эти две недели прошли в напряженном труде: внутреннее помещение храма и территория вокруг него расчищалась от производственного мусора, стены алтаря отмывались от многолетнего слоя мазута, а своды и потолки - от копоти. Была засыпана смотровая яма, наскоро устроен временный иконостас. В последние перед праздником дни работы начинались с рассветом, а завершались далеко за полночь. Дружно работали монахи, священники, послушники, трудники. И 30 мая, на праздник Святой Живоначальной Троицы, в храме, воздвигнутом в Ее честь и возрожденном насельниками Никитской обители, была отслужена, после долгого периода лихолетья, первая Божественная литургия. А в скором времени был восстановлен и придел во имя преподобного Никиты Столпника.

    В последние годы были подготовлены материалы для канонизации в лике святых Русской Православной Церкви местночтимого угодника Божия блаженного старца Михаила. Представляем благочестивым читателям краткий пересказ книги «Миша-Самуил», изданной в 1908 году в Санкт-Петербурге иереем Николаем Смирновым, с некоторыми добавлениями из других дошедших до нашего времени источников и воспоминаний старожилов.

    Блаженный Миша родился в 1848 году, в семье крестьянина, в селе Ям, расположенном в двух километрах к юго-востоку от Переславля-Залесского. Его полное имя - Михаил Васильевич Лазарев.

    С детства Миша отличался от своих сверстников углубленностью во внутренний духовный мир, избегая их шумных игр и затей. Уже с раннего детства фактически принял он на себя подвиг юродства. Жители села считали его глупым, безумным. Но более внимательно они стали приглядываться к Мише, когда он символически и прикровенно начал предсказывать грядущие события. Рассказывали, что еще восьмилетним мальчиком он в своем селе и окрестностях предсказал эпидемию. Посреди села он выкопал две могилки, заполнил их еще незрелыми яблоками и, засыпав землей, поставил на них крестики. Когда товарищи и мужики стали его за это бранить, он отвечал им: «Не любо - поплачешь». Через неделю он начал возить землю лаптями на сельское кладбище. Когда окружающие стали бранить и даже бить его, то он только и говорил: «Не любо - поплачешь». И что же? В этом селе вскоре случился мор, унесший в могилу множество молодых людей и детей. Односельчане этот случай поняли по-своему, расценив его как колдовство, и сельская община стала требовать от родителей Миши вывезти его из села.

    Когда Мише исполнилось 12 лет, родители повезли его в Переславль на ярмарку. На обратном пути они не взяли его с собою, сказав, что пора ему самому содержать себя. После этой поездки отрока больше не пускали в дом, ночевал он на сеновале в сарае, за столом родительским он больше не сидел, ему отказали даже в куске насущного хлеба. Отец брал ременный кнут и, как бродячего пса, выталкивал его за ворота... Прожив зимние холода под чужими крышами, весной Миша уходил в город. Сначала на несколько дней, потом на месяц, потом навсегда оставляет недобрый для него родительский кров, родное село, обитая чаще всего на городских кладбищах, часто ночуя под открытым небом, потому что в городе его преследовала уличная детвора. Так отрок Михаил в нищенской одежде, без средств к существованию практически остается один. Теперь он бродит по улицам Переславля.

    Беспризорного мальчика приютил в своей келлии иеромонах Никольского, тогда еще мужского, монастыря Самуил, известный в Переславле своей высокой духовной жизнью. Он же и стал духовным наставником Миши. Перед своей кончиной иеромонах Самуил передал Мише чудотворную икону Божией Матери «Взыскание погибших», а также подарил свою скуфейку. От него же Миша получил благословение на подвиг юродства и на второе имя «Самуил», которое закрепилось за ним в народе после смерти иеромонаха Самуила (в схиме Николая). По преданию, иеромонах Самуил предсказал Мише: «Погоди, ты еще будешь, как пророк, своим глаголом жечь сердца людские».

    Миша-Самуил был высокого роста, с типичными русскими чертами лица: с русыми пышными, вьющимися волосами, окладистой бородой, тонким носом с горбинкой. Темносерые глаза его, необыкновенно живые и добрые, в храме иногда озарялись неземным светом. Зимой и летом он носил одну и ту же одежду. Под старое изношенное полупальто он всегда надевал передник (фартук), сшитый им самим из серого тонкого полотна, с двумя большими карманами. В одном он носил четки, иногда - дневное пропитание. В другой карман он опускал монеты, которые ему подавали. На рукавах у него были красные повязки, как бы поручи. На ногах он носил опорки от сапог (сапоги с отрезанными голенищами) . В левой руке Миша обычно держал скуфейку, которую ему подарил иеромонах Самуил. В скуфейку он собирал подаяние.

    Не заботился Миша о том, во что ему одеться и что поесть - добрые люди подавали ему и пищу, и одежду, и давали приют. Но чаще других он посещал Троицкую слободку, где любил останавливаться в доме братьев Никиты и Семена Вуколовых. Никита жил с семьей в доме, а убогий безбрачный Семен занимал пристройку к дому. Семья у них была богомольная, и Мишенька их любил и уважал, хотя жили они очень бедно. Бывало, мать Никиты приглашала его поесть, а он отказывался и говорил: «Сыт, сыт, сыт». Обычно он останавливался у Семена, но спал зимой и летом на крыльце. Ему говорят: «Мишенька, иди на голубец в дом», а он отвечает: «А мне тепло, тепло». Иногда к Мише приходила его сестра и звала его домой, в село Ям: «Мишенька, Мишенька, пойдем домой», а он говорит: «А мне здесь хорошо, хорошо».

    Жители Переславля обращались к Мише-Самуилу за советом в несчастных и затруднительных обстоятельствах жизни. Однажды у одного купца украли породистых лошадей. Купец от горя был готов покончить с собой. Его привели к Мише, и блаженный еще до разговора, едва завидев несчастного, утешил его советом: «Поезжай домой - найдется». И действительно, возле дома купца встретили родные и обрадовали известием, что коней к дому привели воры-цыгане, задержанные полицией.

    Говорили, что перед смертью кого-либо Мишу часто видели плачущим у ворот того дома, в котором должен быть покойник. Иногда же он заходил в дом и просил у хозяев белую рубаху, что тоже считалось предвестником скорой смерти кого-либо из домочадцев. Одной крестьянке случилось повстречаться с Мишей в городе. Миша посмотрел на нее, заплакал и сказал: «Дай копеечку - помяну». Женщина подала милостыню и спросила, кого же он хочет помянуть. «Поди домой», - был ответ. Дома крестьянка нашла неожиданно для всех умершего восьмилетнего сына.

    Другой случай. Попросившись однажды ночевать в дом известного переславского жителя, Миша лег на диван со словами: «Устал, отдохнуть надо», скрестил на груди руки, но полежав не более минуты, со слезами встал и ушел. В то время в семействе были все здоровы, но через два дня скоропостижно скончалась жена хозяина дома.

    Предсказывал Миша и пожары: «Хорош дом, да не долго жить в нем», - сказал он однажды хозяевам нового дома. Через неделю дом сгорел до основания. В другой раз он принялся лить воду напротив некоторых деревенских домов. Случившийся вскоре пожар уничтожил двенадцать изб - именно тех, перед которыми Миша лил воду.

    Миша-Самуил имел дар читать мысли людей, поэтому он знал, что на сердце у человека, который к нему обращается, и мог различать людей злых и добрых. Современники Миши рассказывали: «Он у неискренних людей никогда есть не будет, а у простых и добрых немного поест». Одна женщина про себя подумала о Мише-Самуиле: «Надоел. Часто приходит». Потом приглашает Мишу, а он говорит: «Надоел, надоел!» Однажды Мишеньке принесли починенные у сапожника его башмаки, а он говорит: «Грязно, грязно!» - значит, с матерной бранью сделано было.

    Перед смертью Мишу-Самуила спрашивали: «Где тебя положить? У городского Владимирского собора?» А он отвечает: «Жарко, жарко!» После революции собор закрыли, а в нем разместили городскую хлебопекарню.

    За несколько лет до революционных событий слепая монахиня Феодоровского монастыря Анисия говорила своей племяннице, монахине того же монастыря Сусанне: «Мы скоро разогнаны будем по чужим дворам, как овцы без пастыря, потому что надвигается тяжелое время разрухи. Свергнут Царя, а управлять Россией будут серые мужики и бабы. Ежели доживем до тех страшных ураганов, то наш причал будет у Никитского мужского монастыря. Так предсказывал мне блаженный Миша-Самуил». Так потом все и случилось. Когда закрыли Феодоровский монастырь и его насельниц без всяких средств к существованию выгнали на улицу, монахини Анисия и Сусанна жили в доме, рядом с Никитским монастырем.

    Все деньги, которые Мише жертвовали его почитатели, он приносил в дар Богу с молитвой за добрых даятелей или же раздавал таким же нищим, каким был сам. Чаще всего он клал деньги в кружку у Князь-Андреевского храма, в часовню преподобного Даниила и в Никитскую часовню.

    Купец, извозчик, мирный гражданин - все считали за честь и удачу услужить Мише, ибо после этого дела каждого поправлялись и счастье сопутствовало долгое время.

    В феврале месяце 1907 года, в возрасте 59 лет, Миша заболевает, и по его просьбе его отвозят в дом Семена Вуколова. Весть о его болезни быстро распространилась по городу, тем более, что ранее он никогда не болел, несмотря на то, что и лето и зиму ходил в короткой курточке поверх грубого холщового рубища, наподобие монашеского подрясника.

    Каждый день из города и его окрестностей стали стекаться в убогий дом Вуколова почитатели Миши, чтобы получить от него предсмертное благословение, услышать последнее слово утешения или хоть чем-нибудь послужить ему.

    В последние дни его жизни за разболевшимся Мишей ухаживали монахини Никольского (в то время уже женского) монастыря. Они ежедневно сменялись у его постели, а две из них буквально не отходили от его предсмертного ложа. Слезная народная молитва неслась к Богу с прошением о здравии болящего Михаила. После соборования на какое-то время ему стало как будто бы лучше, но через несколько дней, 23 февраля/8 марта, будучи напутствован Святых Тайн, в три часа пополудни Миша тихо скончался.

    Едва ли не весь город спешил в слободку отдать последний долг усопшему своему любимцу. Почти непрерывно служились панихиды. День погребения был назначен в мясопустное воскресенье 25 февраля.

    Икона блаженного Михаила, Христа ради юродивого
    Икона блаженного Михаила, Христа ради юродивого. Конец XX века.

    С раннего утра народ стал стекаться в Троицкую слободку в огромном количестве. На вынос тела, кроме местного причта, приехали священники ближайших и даже отдаленных приходов. Пел хор монахинь Никольского монастыря. Несшие гроб покойного часто менялись. Многие считали за счастье хотя бы прикоснуться к нему. Отпевание окончилось только в первом часу дня, после чего народ давал блаженному последнее целование. Тело усопшего было погребено с южной стороны от алтаря Троицкого храма села Троицкая слобода, как завещал Миша-Самуил. На его могиле первые 40 дней ежедневно служились панихиды. А в скором времени на могиле блаженного был установлен большой металлический крест с крупным рельефным распятием и красивая металлическая ограда, изготовленные на Переславском медноделательном заводе А.П. Захряпина.

    Приводим ниже несколько выдержек из речи последнего настоятеля храма Рождества Богородица села Ягренева отца Николая Смирнова, сказанной им в день похорон блаженного Миши-Самуила: «Простой убогий нищий, подобно Самому Спасителю, не имевший "где главу подклонити" (Мф. 8, 20), не искавший никаких благ земных, за которыми так гонится современный мир наш, бессребреник, употреблявший последние свои подаяния на благоукрашения храмов Божиих, на подобных себе бедняков, принявший на себя тяжелый подвиг юродства во Христе и самою жизнию своею всех и каждого из нас учащий: "ищите прежде Царства Божия и правды Его" (Мф. 6, 33), - вот кто лежит в сем новом гробе.

    Да, братие и сестры, невольно сегодня припоминаются слова преподобного старца Серафима, Саровского чудотворца. Он говорил, что учить других словом - это так же легко, как бросать камешки с высоты вниз, а учить своею жизнью так же трудно, как нести тяжелую ношу на высокую гору. В самом деле: много ли из нас найдется подражателей сему усопшему рабу, который, покинув отца и мать свою, не имевший даже в самое холодное время года теплой одежды, а также и пищи, - ради Царства Христова странствовал, не имея себе покоя ни днем ни ночью? Кого из нас, слабых и немощных, не удивляет такое богатство евангельских добродетелей, которыми вооружен был усопший сей муж? Он был и плачущим, и кротким, и алчущим, и жаждущим правды, и чистым сердцем. Да, есть чему поучиться у гроба любимого нами сего старца Божия. Это был вечный путник, от юности до самой смерти сохранивший свое отрочество, строгий девственник, обличитель греховного жития, не бывший отцом по плоти, но своим личным примером и строгою жизнью приобретший много чад духовных, осветивший себе и другим путь к Царству Христа».

    С 1999 года в возрожденном храме во имя Живоначальной Троицы служат панихиды по блаженному старцу Михаилу. 7-8 марта (23 февраля по старому стилю) в день памяти Миши-Самуила служится сугубая панихида. Приходят почтить память его и жители Переславля, и района, приезжают люди и из других мест России.

    Далее
    В начало

     
    Rambler's Top100