Исцеления по молитвам Никиты Столпника

Дата публикации или обновления 15.12.2016
  • К оглавлению: Никитский мужской монастырь
  • Переславский Никитский мужской монастырь.
    10. Чудотворные и благодатные исцеления по молитвам преподобного Никиты Столпника.

    Исцеление и благословение на подвиг Черниговского князя Михаила Всеволодовича, вероятно, величайшее чудо преподобного Никиты Столпника, но не единственное из сохранившихся в истории Церкви и в народной памяти.

    Безусловно, чудом является и вся жизнь святого, начиная от его страшного вразумления и духовного преображения и до страдальческой кончины праведника, засвидетельствованной чудом со святыми веригами.

    Около 1420-1425 годов святитель Московский, митрополит Фотий некоторое время проживал в Переславском Никитском монастыре. Еще будучи в Москве, он слышал о высокоподвижнической жизни преподобного Никиты и о чудесах, совершающихся у его гроба. Здесь же, у самого гроба преподобного Никиты, на месте его славных подвигов, Московский святитель подробнее ознакомился с жизнью подвижника и сам стал свидетелем чудес у его гроба. «Недобро такому угоднику Божию лежать в недрах земли, - говорил митрополит, - но подобает ему, яко светильнику, быть поставлену на свещнике, дабы светил он, яко в храмине, среди православного народа».

    О святителе Фотии, митрополите Московском, известно следующее. После смерти митрополита Киприана (ум. 1406) в Русской Церкви началось разделение, связанное с напряженными отношениями Москвы и Литвы. По просьбе великого Московского князя Василия Димитриевича (сына Димитрия Донского) из Греции прислали митрополитом строгого инока из Аммореи - Фотия. В молодые годы он подвизался в пустыне под руководством великого старца Акакия. В 1407 году он был поставлен митрополитом Киевским и всея Руси. Витовт, Литовский князь, сначала не хотел его принимать, но потом принял с условием, чтобы он жил непременно в Киеве. Фотий прожил в Киеве более полугода, но потом все-таки в 1410 году уехал в Москву. Новый первосвятитель был строгим пастырем и отличался хозяйственным характером. В Москве ожидал его тяжкий крест. Год случился голодный, засуха уничтожила урожай. Моры и пожары опустошали Русскую землю. Перед самым приездом святителя в Москву хан Едигей разорил город и многих увел в плен. После четырехлетнего отсутствия в Москве духовного пастыря митрополит Фотий нашел в своей митрополии много беспорядков и пустую казну. Митоополичий дом был опустошен, владения его расхищены сановными людьми, многое попало в казну великого князя.

    Дела были в полном расстройстве, а он не знал тогда ни слова по-русски. Фотий начал собирать расхищенное, обидел этим многих бояр и самого великого князя. Кроме того, и Витовт рассердился на него за отъезд из Киева. В 1411 году Фотий посетил Литву, но только еще более повредил себе, вооружив против себя многих людей, вероятно, такими же хозяйственными распоряжениями, какие он проводил в Москве. Но Господь был ему Помощник и Покровитель. Дела были приведены в порядок, казна постепенно наполнялась. Он восстанавливал храмы, помогал бедным, защищал свою Богом данную паству от притязаний Орды, не скупясь на посулы и приношения. Он вообще заботился о своей пастве как никто из его предшественников-чужеземцев. И при всех своих заботах и трудах оставался он молитвенником и аскетом. Под Владимиром, у озера Сенго, поставил он церковь и небольшой дом и часто удалялся туда для молитвы и безмолвия. Углубляясь в лесные дебри, с любовью вспоминал владыка о годах, проведенных в пустыне под началом любимого аввы. Господь сохранил Своего избранника от набега монголо-татар на Владимир - в это время он был в своей уединенной лесной пустыни. На следующий год после набега, 2/15 июля 1431 года, митрополит Фотий скончался, заранее извещенный Ангелом о приближающейся кончине. Главная заслуга митрополита Фотия в том, что ему удалось в тяжелейших условиях сохранить Русскую Церковь неразделенной.

    Икона преподобного Никиты Столпника
    Икона преподобного Никиты Столпника. 2-я половина XVI века. Собрание Переславского музея.

    Пребывая в Москве, святитель Фотий знакомился с историей и культурой своей новой родины, изучал ее язык. Несомненно, не могло его не удивить и не внушить высокого духовного чувства и то обстоятельство, что здесь, в далекой и казавшейся грекам дикой и малопросвещенной стране, нашелся инок, избравший самый трудный монашеский подвиг - столпничество. Сам высокий молитвенник и любитель безмолвия, владыка Фотий сделался ревностным почитателем преподобного Никиты. Святитель пожелал открыть мощи угодника Божия. Строгим постом и молитвой готовился он вместе с братией обители к осуществлению своего намерения. Со всех концов Переславской земли стекались сюда люди, чтобы участвовать в этот великом событии.

    Вначале все складывалось благополучно. Святитель повелел копать землю над гробом преподобного. Братия и прихожане принялись с радостью и благоговением за дело и вскоре обрели нетленные мощи святого Никиты, обернутые берестой. Один из вельмож, прибывший из Moсквы, взял малую часть бересты и в радости так воскликнул к преподобному Никите: «О преподобный страстотерпче Никите даждь мне от сего береста, которым многострадальное твое тело обвито, на благословление мне и дому моему. Ибо желаю иметь сие паче, нежели драгоценный бисер!» Но не было воли Божией на то, чтобы святые мощи почивали открыто. Не успели еще выразить свой восторг и Московский святитель, и братия, и весь присутствовавший люд, как внезапно разразилась страшная буря, которая разметала всех собравшихся у могилы и скрыла под землей святые останки. От этой бури многие получили телесные повреждения, а некоторые от великого страха лишились даже рассудка. Но по молитвам святителя Фотия ко Господу и преподобному Никите все они получили исцеление. «Стали копать землю и обрели многострадальное тело преподобного, берестом обверчено. Но не восхоте преподобный вверху земли быти. Один боярин восхотел взять часть береста в благословение себе, тогда сделалась буря великая и изринула всех копавших вон, и засыпалось то место, и сделалось ровно, как прежде», - так повествует о тех событиях один из рукописных списков Жития.

    Дивный в Своих неисповедимых путях Господь, повелевший земле сокрыть до времени от взора людского святые мощи Никиты Столпника, благоволил, однако же, продолжить прославление их силою чудотворений. Благочестивый составитель Жития преподобного Никиты частично из преданий иноков обители, частично из свидетельств непосредственных очевидцев чудотворений, бывших у гроба переславского чудотворца, собрал, насколько было возможно, эти чудотворения и записал их ради прославления преподобного Никиты и ради назидания благоговейных почитателей его. Первое полное рукописное Житие преподобного Никиты Столпника составлено, по всей вероятности, митрополитом Московским Афанасием, бывшим на освящении храмов в Никитском монастыре, устроенных царем Иоанном Васильевичем Грозным. Он был духовником царя, сопровождал его в походе на Казань в 1552 году. В 1564 году он был избран на место скончавшегося Московского митрополита Макария (ум. 1563). В 1566 году по болезни он ушел на покой в кремлевский Чудов монастырь. Митрополит Афанасий, выдающийся русский писатель-агиограф, родом переславец, в юности был иноком одного из переславских монастырей и как никто другой хорошо знал житие и чудотворения преподобного Никиты.

    Около 1515 года диакон одного из переславских храмов по имени Евстафий лишился рассудка. Мать диакона горько плакала о несчастье своего сына: «Лучше было бы мне быть безумной, чем моему сыну», - сетовала она. Уповая на помощь преподобного Никиты, вместе со своими родственниками не без труда, но с верой привела она больного сына ко гробу преподобного. Но больной оставался как бы нем и глух ко всем увещеваниям помолиться: ни словом, ни действием не выразил он молитвы, тупо смотрел на всех и на все и упорно хранил молчание. Тогда один из родственников больного возложил на него тяжелые железные вериги и кресты преподобного, и больной, к удивлению всех, не воспротивился этому. Простояв некоторое время у гроба преподобного без всяких слов и движений, он вдруг как бы пробудился от глубокого сна, стал пристально всматриваться в икону преподобного Никиты и прослезился. Затем в глубоком благоговении он пал перед гробом преподобного, целовал его вериги и кресты и долго изливал пламенную молитву, прося исцеления. Наконец, в веригах и крестах, диакон Евстафий отошел от гроба, сел на ступеньки храма и начал в кругу своих родственников и других очевидцев чуда прославлять Бога и Его угодника за свое исцеление от недуга. Родные Евстафия, видя его совершенно здоровым, сложили с него вериги и кресты, воздали хвалу Богу и преподобному Никите и с великой радостью возвратились в домы свои.

    Видя на себе столь явное знамение милости Божией по молитвам преподобного Никиты, диакон Евстафий со дня своего исцеления всецело посвятил себя делам благочестия и милосердия. Часто ходил Евстафий в Никитскую обитель и там подолгу со слезами молился у гроба преподобного Никиты. В благодарность же за исцеление диакон Евстафий с разрешения Московского митрополита Варлаама построил храм во имя преподобного Никиты Столпника на том месте, где некогда стоял преподобный и открыто исповедовал грехи свои всем, проходившим мимо него. А на месте, где был столп Никиты, поставил памятный крест. За благочестивую жизнь и ревностное служение Святой Церкви диакон Евстафий был рукоположен во пресвитера, а через некоторое время после сего он принял иноческий образ с именем Евфимий и скончался, будучи уже игуменом Борисо-Глебского монастыря.

    Около этого же времени, по сказанию благочестивого собирателя чудес, совершилось еще следующее. В доме некоего Ивана Зворыкина проживал в услужении Яков Оханов. Он был человеком грамотным, скромным и благочестивым и за свои добрые качества пользовался особым расположением и доверием хозяина. Через некоторое время Оханов возымел желание принять иноческий образ в монастыре преподобного Никиты. Зворыкин нимало не воспротивился такому похвальному желанию любимого слуги и даже походатайствовал за него перед игуменом монастыря. Игумен, узнав, что Оханов горазд книжному учению, с охотой принял его в число послушников, а через некоторое время постриг его в инока с наречением имени Иоаким и дал ему должность пономаря. Добросовестно исполняя эту должность, инок Иоаким продолжал прилежно заниматься чтением книг. Он не только многое читал, но и многое на пользу себе и другим списывал.

    Но со временем с Иоакимом случилось нечто неожиданное: вместо церковных книг он тайно стал читать и списывать книги чародейские и заниматься волхвованием. Суд Божий за гордыню, лицемерие и вероотступничество не замедлил явиться над преступным иноком. Однажды, за три дня до праздника преподобного Никиты, к мощам его привели бесноватого, по имени Иларион, ремеслом ведерника. «Зачем вы привели к сему гробу бесноватого?» - спросил инок Иоаким. «Ожидаем для беснующегося исцеления от преподобного Никиты», - ответили сопровождавшие Илариона. «Напрасное ожидание, - воскликнул инок, - пойдемте ко мне в келлию. У меня скорее больной получит исцеление, чем у сего гроба».

    Услышав такие речи от монаха, люди сильно удивились, в келлию к нему не пошли, а направились с больным ко гробу преподобного и пересказали, между прочим, слышанные от Иоакима речи игумену монастыря. Игумен немедленно позвал к себе Иоакима и строго начал допрашивать его о содержании речей его. «Напрасно, отче, люди говорят против меня, - оправдывался инок, - никогда ничего подобного я не говаривал. Лгут люди, не верь им, отче!»

    Выслушав Иоакима, игумен только преподал ему наставления, как подобает иноку проводить свое житие и какие речи надлежит ему вести со всеми приходящими в обитель. Но не наложил на преступного монаха никакого наказания и отпустил его с миром. Обрадованный такому исходу дела, Иоаким не принял к сердцу наставлений игумена и выгдел от него с мыслью не прекращать своих порочных занятий.

    Но, избегнув суда человеческого, Иоаким не избег Суда Божия. Случилось Иоакиму проходить около храма в то время, когда в нем у гроба преподобного Никиты возносились пламенные молитвы об исцелении бесноватого Илариона. Вдруг, без всякой видимой причины, Иоаким упал на землю, начал неистово вопить и судорожно биться. В таком состоянии он пробыл несколько часов и здесь же, у храма, весь израненый, к ужасу окружавших, не приходя в чувство, окончил свою греховную жизнь. Между тем, бесноватый Иларион, стоявший в это время у гроба преподобного Никиты, получил совершенное исцеление от своего недуга и всем сердцем прославлял Бога и Его угодника.

    К тому же времени относится и следующее чудотворение у гроба преподобного Никиты. Слуга одного вельможи, Иван Лопатин, внезапно почувствовал расслабление своих членов и лишился рассудка и дара слова. Сердобольная жена Лопатина употребляла все возможные средства для исцеления мужа, но все было напрасно. Наконец она решилась привести больного к мощам преподобного Никиты. Когда Ивана Лопатина подвели ко гробу святого, к великой своей скорби жена заметила на лице своего супруга ясные признаки приближавшейся смерти. Но это обстоятельство привело верующую женщину не к отчаянию и разочарованию, а к еще более усиленной и горячей молитве преподобному. Началась Божественная литургия. Во время пения Трисвятого больной сильно вздрогнул, но вновь сделался мертвенно недвижим. Запели Херувимскую песнь, и умиравший Лопатин, не могший доселе двинуть ни одним своим членом, вдруг благоговейно осенил себя крестным знамением, сам встал на ноги и, к изумлению предстоявших и к великой радости жены, поклонился Святым Дарам. Тут же возвратились Лопатину и рассудок, и дар речи. Исцеленный припал ко гробу преподобного и долго молился перед ним, а затем, облобызав вериги и кресты подвижника Божия, совершенно здоровым возвратился в свой дом.

    В период строительства монастыря царем Иоанном Васильевичем Грозным один из жителей Московской области, по имени Симеон, имел жену Евдокию, одержимую беснованием. Не имея успеха от лечения обычными средствами, он отправился вместе с женой в город Переславль, в обитель преподобного Никиты, зная об особом даре преподобного изгонять из страждущих бесов. Когда он предстал пред гробом преподобного Никиты, то здесь беснования больной настолько усилились, что не было возможности удержать ее даже нескольким сильным мужчинам. Видя это, игумен монастыря приказал надеть на больную женщину железные вериги преподобного. «Вы сжечь меня хотите! – закричала бесноватая грубым мужским голосом. – Отойдите от меня, отойдите! Вон идут песенники и свирельщики увеселять меня. Вон они меня манят, они боятся, чтобы я здесь не умерла», - продолжала больная женщина. «Молись, Евдокия, молись Спасу, Пречистой Матери и чудотворцу Никите! - уговаривал больную несчастный муж ее. - Нет здесь и не может быть ни песенников, ни свирельщиков. Это враг тебя смущает, Евдокия».

    В течение пяти дней пребывания в обители припадки беснования болящей нимало не уменьшились, но муж не терял надежды на помощь преподобного Никиты. И надежда его была не напрасна. На одном из вечерних богослужений больная вдруг стала горько плакать и трепетать от страха. «Гляди, кто это смотрит на меня так злобно? - обратилась Евдокия к мужу. - Вон он грозится на меня и велит мне уйти отсюда». Муж повел жену к столпу преподобного. «Ты не видишь, а он идет за мной, - снова заговорила больная, - слышишь, что он говорит мне: зачем, говорит, идешь сюда, не ходи, смеются, говорит, над тобой все люди».

    К повечерию Евдокия снова вошла с мужем в церковь и снова полились из глаз ее обильные слезы. «Боже, очисти меня, грешную! - взывала она. - О великий чудотворче Никито, помолись о мне, грешной, и избавь меня от сего лукаваго!» Окончив молитву, она пожелала снова побывать у столпа преподобного и простояла здесь в молитве и покаянных слезах до самого утра. При благовесте к утреннему богослужению она разбудила мужа, спавшего тут же, и вместе с ним вошла в церковь. Все богослужение с умилением и слезами простояла она у гроба преподобного, а потом опять возвратилась к столпу и здесь на этот раз крепко заснула. «Что ты спишь, страдалица? - спросил явившийся ей во сне преподобный Никита. - Встань и молись Спасу и Пречистой Его Матери, и болезнь тебя оставит». Евдокия тотчас проснулась и рассказала мужу о своем чудном сновидении и немедленно отправилась в церковь, где в то время совершалась уже Божественная литургия.

    После Литургии игумен дал больной просфору и воды из колодцев преподобного. Приняв то и другое, Евдокия почувствовала, что она пришла в сознание и стала совершенно здоровой. «О великий чудотворче Христов Никито, благодарю тя, угодниче Божий, за великую ко мне милость. Помолись о мне, грешной, Господу Богу, да простит Он великие мои согрешения», - молилась исцеленная женщина. Получив благословение от игумена и облобызав с умилением и слезами вериги и кресты преподобного Никиты, Евдокия с супругом своим, радостные, возвратились домой. В этом случае обращают на себя особое внимание глубокое раскаяние самой женщины, когда по молитвам преподобного Никиты к ней вернулся рассудок и, еще более того - истинная любовь и трогательная забота о жене своей ее мужа, который решительно «разобрал кровлю» мирских препятствий и с глубокой верой опустил болящую жену свою к самым стопам Спасителя.

    К этому же времени (конец XVI в.) относится и следующее достопамятное чудотворение у раки преподобного Никиты. Один из жителей города Переславля, по имени Павел Григорьевич Акофимов, лишился рассудка, бегал по городу и кричал, раздирал на себе одежды и произносил непотребные слова, не узнавал ни жены своей, ни детей, ни сродников. Безумцу часто вязали руки и ноги, но он разрывал путы, еще больше неистовствал и бросал камнями в жену и детей. Когда же благочестивая жена Акофимова предлагала безумцу помолиться, тогда муж начинал плевать на иконы и говорил мерзким голосом богохульные речи. Но родственникам удалось все-таки привести Павла к мощам преподобного Никиты и надеть на него вериги угодника. Безумец дико закричал и бросился вон из храма, но был удержан. После этого случая родственники часто водили больного к колодцам преподобного, поили водой из них, подолгу держали у столпа и многое иное делали для безумного.

    Икона преподобного Никиты Столпника
    Икона преподобного Никиты Столпника. XIX век. Собрание Государственного Исторического музея (ГИМ).

    Так прошло несколько дней. Наконец Акофимов стал узнавать и жену свою, и детей, стал прочитывать молитву Иисусову и благоговейно молиться у гроба преподобного Никиты. Однажды он тут же у гроба погрузился в крепкий продолжительный сон и пробудился совершенно здоровым. Он попросил отслужить благодарственный молебен Никите Столпнику, а затем, славя Бога и угодника Его преподобного Никиту, самостоятельно возвратился домой.

    Сохранилось письменное свидетельство конца XIX века о чудесном исцелении у гроба преподобного Никиты.

    «Я, нижеподписавшийся Переславский мещанин Иван Федорович Турков, считаю священною для себя обязанностью, по долгу совести своей, сообщить письменно об исцелении меня от тяжкой болезни заступлением нашего Переславского чудотворца, преподобного Никиты. Я, нижеподписавшийся Переславский мещанин Иван Федорович Турков, считаю священною для себя обязанностью, по долгу совести своей, сообщить письменно об исцелении меня от тяжкой болезни заступлением нашего Переславского чудотворца, преподобного Никиты Столпника. В 1884 году, в ноябре месяце, без всякой видимой для меня причины, сделался я крайне нездоров. Тяжкая болезнь мучила меня около двух лет так, что я не в состоянии был заниматься какой-либо работой. Неоднократно я обращался за помощью к местным врачам но они мне ничего не помогли. Между тем, немощь моя день ото дня усиливалась и развилась до того, что телесные силы мои совсем ослабели. Кроме сего, снедала меня и душевная скорбь, какой-то непонятный страх овладевал мною. Потерявши всякую надежду на помощь человеческую, я имел еще непоколебимое упование на помощь преподобного Никиты Столпника. К этому чудотворцу обращался я всегда с особым благоговением; когда был здоров, я часто ходил в Никитский монастырь помолиться преподобному. Больного, меня туда же стали привозить, где я и молил угодника Христова даровать мне исцеление. Однажды, бывши в храме Никитском за богослужением, я горячо взывал ко Господу Богу из глубины души: "Господи, здесь почивают мощи преподобного столпника и чудотворца Никиты. К нему обращаются многие недужные и по молитвам его получают исцеление, а я, грешный, погибаю. Угодник Христов, помоги и мне избавиться от лютой болезни!" И не напрасной была моя недостойная, но слезная молитва у всечестного гроба преподобного Никиты. Сильная в груди моей боль унялась, и облегчилась скорбь моя. Но я еще чувствовал страшное расслабление во всем моем теле. Не переставая молить преподобного об исцелении меня, сподобился я дивных видений: в тонком сне видел я угодника Христова Никиту Столпника, с трепетом слушал глаголы его, но не мог упомнить слов небожителя: только чувствовал, что явление преподобного облегчает болезнь мою. Через несколько времени опять мне привиделось, что я будто нахожусь в храме, где почивают мощи преподобного Никиты Столпника. Молящихся в храме не было никого, был только я один и стоял в церкви. Весь храм, а в особенности алтарь, сиял необычайным светом. Представилось мне, что от гробницы сам преподобный шествует ко мне в свете неизреченном, а над головой его парил Дух Божий в виде голубя, белизны необыкновенной. Земно поклонившись предстателю пред Богом, в чи¬ле других и за меня, немощного телом и душою, я с трепетом ожидал, не скажет ли чего мне целитель мой. "Ты здесь?" - изрек мне мой покровитель милостивый. "Здесь", - отвечал я со страхом и трепетною радостью. "Стой здесь, - говорил преподобный, - а я пойду помолюсь за тебя". И вот я увидел, что два сияющие мужа в алтаре, перед престолом Божиим молятся. В изумлении и утешении я проснулся. Никогда не забуду этого спасительного для меня видения. С этого самого времени я совершенно выздоровел, живу благополучно и работаю по-прежнему. Твердо верую, что исцелен я от тяжкой болезни единственно благодатию Божиею, молитвами преподобного столпника Никиты, Переславского чудотворца. Это обстоятельство было передано во всеобщее сведение на утешение верующих сердцем в действие Божией благодати, являемой в церкви Христовой за молитвы и ходатайства святых.

    Переславский мещанин Иван Федорович Турков».

    При гробе преподобного Никиты получали исцеления и простые люди, и царственные особы. Поэтому многие наши благочестивые цари и царицы, при посещении многоразличных святых мест на Руси, часто приходили и ко гробу преподобного Никиты и делали щедрые вклады в Никитский монастырь на помин своей души и своих близких.

    Особо обильной, неоднократной чудодейственной помощи при гробе преподобного Никиты удостоилась, как свидетельствует описатель Жития сего угодника, и семья царя и великого князя Иоанна Васильевича Грозного.

    Далее
    В начало

     
    Rambler's Top100