Незримый подвиг

Дата публикации или обновления 15.12.2016
  • К оглавлению:Свято-Успенский Княгинин женский монастырь
  • Свято-Успенский Княгинин женский монастырь.
    6. Незримый подвиг.

    В январе 1918 года Княгинин монастырь был объявлен собственностью государства. В октябре того же года начались обыски и реквизиции, изъятие продуктов и келейного имущества настоятельницы и сестер монастыря. 1919 году власти превратили монастырское кладбище детскую площадку, а больницу, трапезную и келлию настоятельницы - в детский сад и приют.

    Некоторое время верующим удавалось сохранять собой Успенский храм и келлии, но в 1923 году монастырь был закрыт окончательно. Началось разрушение и осквернение древней обители. Монастырскую ограду снесли, сломали колокольню, Успенский храм передали музею, в Казанской церкви устроили городской архив. Более чем на семь десятилетий на святом месте воцарилась мерзость запустения. Но не оскудел монашеский дух в сестрах обители. Не стены и здания, а человеческие сердца стали вместилищем и хранилищем святого монашеского подвига.

    На первое время небольшая сестринская община прилепилась к Троицкой церкви, расположенной неподалеку от монастыря. Там сестры молились, пели на клиросе. Служил тогда в Троицком храме владыка Афанасий (Сахаров), который духовно окормлял общину. Особенно близка ему по духу была игумения Олимпиада. Ей владыка передал частицу мощей святого мученика Авраамия - Небесного покровителя Княгининой обители, которую изъял при попытке советских властей устроить в Успенском кафедральном соборе акт осквернения мощей. Мощи святых угодников Владимирских были вынуты из гробниц и без покровов выставлены напоказ в кафедральном Успенском соборе - безбожники хотели показать, что верующие поклоняются мертвым костям. Однако по вере народной это поругание обратилось в прославление угодников Божиих: владыка Афанасий дал начальный возглас, и был отслужен торжественный молебен Владимирским святым.

    Игумения Олимпиада и сестры обители разделяли взгляды владыки Афанасия на положение Церкви в богоборческом государстве, были верными последовательницами его в борьбе с обновленцами. В газетах того времени имя игумений Олимпиады упоминалось сразу после имени владыки Афанасия, потому и аресты ее были часты.

    Возраст и болезни усугубляли тяжесть пребывания тюрьмах. К тому же она заболела туберкулезом, этой изнуряющеи и отнимающей последние силы болезнью. Между арестами - жизнь в изгнании и скитаниях Много пришлось претерпеть матушке игумений: голод нужду, скитания по чужим углам. Наконец удалось устроиться на улице Володарского в полуподвальном помещении. С улицы виден был монастырский храм, до него - рукой подать, но как долог оказался путь к возрождению обители... Матушка была сильна духом и сохранила верность Православной Церкви и монашеству, укрепляя в этом духе близких к ней сестер.

    По смерти игумений сестры рассеялись, но не забылы своих монашеских обетов, напротив, служили примером подвига, вселяли в сердца людей веру в Бога и уважение к монашескому чину. В поселке Петушки образовалась небольшая монашеская общинка из сестер разных монастырей. Среди них была и монахиня Княгинина монастыря Маргарита (Зуева). Жители поселка сохранили много теплых и светлых воспоминаний о матушке Маргарите. Она была очень близка к владыке Афанасию, помогала ему посылками, посещала его в инвалидном доме и организовала его переезд из города Тутаева Ярославской области в поселок Петушки.

    Сохранились письма владыки к монахине Маргарите. В них отразилось и взаимопонимание подвижников Христовых, и взаимная благодарность, и истинное братство во Христе: По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13, 35). В личной своей жизни монахиня Маргарита являла пример истинно монашеского подвижничества. Она не имела ничего своего, жила в баньке. Местные жители рассказывают, что был у матушки и свой особый подвиг: часто ходила она на кладбище с тяжелыми сумками на плечах - в сумках были книги. Там она читала, отдыхала и снова читала. Она складывала в своей баньке печки: сложит одну, разберет и снова перекладывает - видимо, для того, чтобы избегать праздности.

    Если ей давали деньги, она торопилась раздавать их нуждающимся, которых вокруг нее было много. Была она постницей, молитвенницей, труженицей. По смерти матушки Маргариты обнаружилось, что все имущество ее составляли постригальные одежды, в которых ее и похоронили на кладбище в Петушках. На этом же кладбище покоится и инокиня Варвара, бывшая келейницей игумений Олимпиады. Жила она во Владимире, но похоронить себя завещала в Петушках.

    Свет веры этих сестер отразился и в том, что люди, их окружавшие, сохранили светлую память о них. Все, кто рассказывает о монахинях монастыря, отмечают необыкновенную доброту, которая всегда лучилась из их глаз. Многие из их окружения девушки впоследствии принимали монашество.

    Один только Господь ведает о том незримом подвиге, который сестры монастыря понесли по Его святой воле, лишившись земного пристанища, но сохранивших святую веру и верность Ему и Его Церкви. Верим, что Господь за эти подвиги и скорби не лишил их Небесного Царства Своего. Их святые молитвы помогают сейчас сестрам обители строить свою монашескую жизнь на фундаменте их святого подвига.

    Далее
    В начало

     
    Rambler's Top100